Два типа казаков: либо едут на Донбасс, либо бьют Навального.

Максим Шевченко об «армии Ткачева» на Кубани
И так далее с Михаилом Фишманом
22:50, 20 мая
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Во вторник, 17 мая, в аэропорту Анапы толпа людей в казачьей форме накинулась на Алексея Навального и сотрудников фонда по борьбе с коррупцией, в числе которых был ведущий Дождя Артем Торчинский. Сначала их облили молоком, а потом в итоге избили. Так казаки понимают патриотизм и веру в свое отечество. Это историческая традиция, а не просто они погулять пошли. 

Фишман: Думаете, это сам Ткачев придумал? Конечно же, нет. Разумеется, не его эта великая мысль — великая мысль возрождения России. Судите сами, само по себе насилие — это, конечно, некрасиво. Более того, считается, что это вообще, в целом, несколько даже преступно. Значит, если продолжать эту мысль, насилие нужно во что-нибудь одеть, нарядить, тогда это уже будет не просто шпана, а полноценная часть общества, берущая начало в этом далеком, богатом и мудром прошлом. Например, можно дать нагайку и кепку. Можно дать костюм солдата Великой Отечественной войны с полосатой ленточкой, разумеется, теперь так делают. Можно вообще представиться ветеранами, ветеранам у нас закон не писан, ветеран следит за тем, чтобы не нарушалось нечто большее, чем закон — это такое знаменитое есть у нас выражение. Можно кожаную куртку дать. Вот он — беспечный ездок по-русски. А можно, и это тоже форма, разумеется, можно надеть шапочку и отрастить бороду. В этом есть логика.

В принципе, в цивилизованном государстве наличие формы — это некий квалифицирующий признак легитимного насилия. Подразумевается и предполагается, что это должна быть или полицейская, или военная форма, но, в крайнем случае, некое удостоверение, которое вы можете предъявить, тогда у вас появляется право на это самое легитимное насилие. Само по себе это сложность, но вдруг выяснилось, что форму необязательно получать на службе, необязательно для этого делать какую-то карьеру и обращаться в государственные инстанции, можно ее просто купить в магазин, или пошить самому, но это же клондайк, эльдорадо, как говорил Глеб Жеглов.

Путин: Смотрите на постсоветское пространство: полно формы, которая похожа на форму... Пойдите в магазин у нас, и вы купите там любую форму.

Фишман: А у меня в гостях по скайпу Максим Шевченко, добрый вечер.

Шевченко: Добрый вечер.

Фишман: Максим, вернусь к казакам и к этой истории в Анапе. Про нее говорят, что это выход на некий новый уровень, когда так публично, спокойно, наглядно избивают активистов, и тут у нас отличились казаки. Кто они?

Шевченко: Во-первых, я могу сказать, что эта шпана никакого отношения, на мой взгляд, к казачеству не имеет. Это опричники, которых бывший губернатор Ткачев создавал под видом, как он тогда высказался на совещании с какими-то работниками МВД, я помню, это было несколько лет назад, мы писали об этом подробно, типа для того, чтобы создать завесу выходцам с Кавказа. Под предлогом этого он создал боевые отряды, которые он сам и финансировал из губернаторского фонда, он тогда об этом публично объявил. То есть фактически это просто такие какие-то карательные отряды крупнейшего министра латифундиста, который есть в нашей стране.

Фишман: А чем они занимаются, когда...? Навальный не все свое время проводит на Кубани.

Шевченко: Есть на Кубани еще такой порядок, и якобы патрулируют там какие-то города на черноморском побережье Кавказа, города, перенасыщенные структурами полиции, ФСБ, ФСО, потому что там находятся президентские дачи, там находятся дачи разных членов правительства и разного рода, естественно, режимные объекты, тоже связанные с этим. Поэтому мне, честно говоря, вообще непонятно, какое отношение эти военизированные подразделения имеют к казачеству. Я знаю атамана Владимира Громова, который при губернаторе Кондратенко был атаманом кубанского войска — это профессор Краснодарского университета, историк, сам коренной казак, он может доказать, что он казак. По своей родословной  это интеллигентный, умный, тонкий человек, который, как и другие представители коренного кубанского казачества, никогда не проявлял себя, как и другие кубанские казаки, таким быдлом, понимаете? Никогда толпой не нападали на людей с рюкзаками за спиной.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.