«Как и Сердюков, он был чужаком, которого все не любили».

За что на самом деле арестовали экс-главу ФСИН
И так далее с Михаилом Фишманом
3 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Михаил Фишман
Теги:
ФСИН

Комментарии

Скрыть

Это конечно очень злая ирония судьбы: в буквальном смысле стать жертвой построенной тобой системы, сесть в тюрьму, которую ты возводил собственными руками. Это именно то, что случилось с Александром Реймером, бывшим главой Федеральной системы исполнения наказаний, которого выманили из Израиля, арестовали и до суда посадили в СИЗО. Правда, как говорят, поселили там с телевизором и удобствами. 

Фишман: Так получается, что Реймер проходит по вашей части, по вашему профессиональному профилю сразу в двух ипостасях: как арестовывавший и как арестованный. Так что вам и карты в руки. Вам понятно, что произошло?

Смирнов: Ну да, его арестовали.

Фишман: Я знаю. Тем не менее?

Смирнов: На самом деле, причина именно конкретно кому он перешел дорогу и что случилось с ним — понять сложно. Начнем с того, что он человек для ФСИН, для этой системы, в принципе, был не свой. Он же бывший милиционер и работал там совсем недавно.

Фишман: Глава Саратовского…

Смирнов: Самарского. Оренбург, потом Самара. Его можно назвать, не знаю насколько это уместно…

Фишман: Глава УВД из провинции.

Смирнов: Абсолютно верно. Долго работал в провинциальном УВД, и с точки зрения поста, который он занял, он был человеком, похожим на Сердюкова: вот он пришел, и все его не очень любили в своем ведомстве. Расставил на все посты своих людей, которых с собой таскал сначала из Оренбурга в Самару, потом из Самары в Москву всех перевез.

Фишман: Чужак.

Смирнов: Чужак абсолютный. Поэтому когда говорят, что ему очень нравятся, и все условия во ФСИН будут очень хорошие, я далеко не уверен, что к нему рядовые сотрудники хорошо относятся. Это не так. С точки зрения самого дела. Я думаю, что по статье, по которой заведено дело против Реймера, я, может быть, конечно, лишний скажу процент, но процентов 80 чиновников крупных можно привлечь, так или иначе.

Фишман: На каких примерно основаниях? Хотя, там довольно сильно…цифры, которые приводятся, там в десятки раз — они производят впечатление.

Смирнов: Это, безусловно, так.

Фишман: Мы привыкли к другим пропорциям отката.

Смирнов: Я, кстати, думаю, если посмотреть откаты того времени — скорую помощь, вот эти приборы, посмотреть все цены, томографы. Приличные цены. И, конечно, я не думаю, что дело исключительно в конкретном преступлении. Вероятно, что он с кем-то вступил в противоречие. Он уехал, он ожидал, что против него возбудят дело. Я думаю, конечно, речь идет о том, что он с кем-то что-то явно не поделил, с кем-то поссорился, кому-то не отдал какую-то часть, как у нас часто бывает, каких-то прибыльных бизнесов или чего-то еще. И мне, правда, кажется, что это продолжение той же истории с последними очень жесткими арестами в стране.

Фишман: Эта борьба с коррупцией. В этом смысле любопытно, что он действительно чужак, что у него нет покровителей внутри системы, внутри истеблишмента, и в этом смысле очень проходит параллель с увольнением Мездрича, у которого не было в Москве на федеральном уровне покровителей. Тот же Большой театр отбился в свое время от похожих, а он не смог. В этом смысле параллели прослеживаются. Но скажите мне, то, что делал Реймер, мы связываем его имя с Медведевым, с оттепелью — ему удалось каким-то образом гуманизировать систему, что-то сделать. Это вообще сработало, хоть что-нибудь?

Смирнов:  Ну, вообще все говорят, что, например, питание стало получше. Какие-то определенные улучшения были. ОНК, как бы то ни было, но стало…

Фишман: Это все при Медведеве началось?

Смирнов: В основном, да. Тут очень, правда, проводятся параллели с Сердюковым, при котором были похожие изменения в армии. Есть какие-то изменения. Но с точки зрения Реймера и его системы, я, скорее, думаю, что он был исполнителем пожеланий более высоких кругов. А это не были его инициативы.

Фишман: А сейчас эти реформы, хотя бы некоторые продвижения в гуманную сторону, они сворачиваются или они продолжаются?

Смирнов: А вот тут трудно сказать. Это та сфера, где сворачивание реформ, сворачивание и возвращение к чему-то старому, оно не нужно инструментально власти. Все же понимают, что ситуацию надо улучшать, что XXI веку не соответствует состояние колонии, состояние, в котором находятся заключенные. Мы не вышли из ЕСПЧ до сих пор, приходится выполнять эти условия. Просто ФСИН — это та сфера, даже можно посмотреть последние аресты, на самом деле арест Реймера — это один из арестов высокопоставленных чиновников ФСИН. Было много арестов в последнее время людей, связанных с системой ФСИН. В Перми очень большая перетряска — там сняли главу. Сегодня стало известно об аресте замначальника колонии в Нижнем Новгороде. То есть это та сфера, где людей очевидно трогают и пытаются изменять с точки зрения того, что там должны быть какие-то остановлены изменения и все возвращено — я не думаю. Это как раз та сфера, которая политики напрямую не касается. И гуманизация, как мне кажется…

Фишман: Идет.

Смирнов: Ну, что значит идет? Она, мне кажется, несколько остановилась. Но они сворачивать ее не будут, нет особого смысла.

Фишман: Ну а нам остается ждать прямой линии президента с нацией, где, наверняка, прозвучит эта фамилия в том или ином виде. Как видите, такая у нас борьба с коррупцией.  

Фото: ТАСС

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.