«Мне сказали — забудь навсегда про своих детей, они вырастут без тебя». Юлия Юзик — о причинах задержания в Иране, жестокости в тюрьме и чудесном освобождении

11 октября, 21:32 Михаил Фишман
24 051

Российская журналистка и писательница Юлия Юзик вернулась на родину после того, как неделю провела под арестом в Тегеране. 29 сентября сентября Юзик прилетела в Тегеран, у нее сразу забрали паспорт, а 2 октября ее задержали прямо в отеле, где она остановилась, просто выломав дверь в номер. Сначала официальные власти Ирана заявляли, что Юзик подозревается в шпионаже на Израиль, потом объясняли инцидент некими проблемами с визой. Поднялся шум, подключился российский МИД, журналисты, коллеги Юзик пикетировали иранское посольство в Москве. В четверг Юзик освободили, и она вернулась в Москву. Журналист Юлия Юзик рассказала о том, что произошло. 

Мы, наверное, на ты, потому что мы коллеги, мы вместе работали еще в журнале Newsweek, русский Newsweek, но это, правда, было очень давно, сколько, лет пятнадцать, наверное, прошло.

Юлия Юзик: Пятнадцать лет.

Во-первых, я тебя поздравляю с освобождением.

Спасибо большое.

Во-вторых, расскажи, может быть, ты просто расскажешь, что произошло. Как тебе, вот действительно выломали дверь, что это было?

Сама история началась не с этой двери. Дверь не выламывали, мне постучали в дверь где-то без пятнадцати, без двадцати девять вечера, когда я приехала туда, то есть я успела только зайти в номер.

Двадцать девятого?

Нет-нет, это второго. Арест, который произошел, он произошел в тот день. Мне постучали в дверь, у меня была на цепочке дверь. Я стала ее приоткрывать, спросить кто, я увидела, что это стоит служащий отеля, в форме отеля. И он сказал: «Мадам, к вам есть вопрос, откройте, пожалуйста, дверь». Я стала открывать дверь, и я не знаю, как, каким образом, что произошло, почему слетела эта цепочка. Я была в состоянии шока, я даже сначала, в первые секунды, не понимала, кто, я подумала, что может быть, какие-то люди, которые там были в соседнем номере, что-то из другой сферы. И тут же я увидела человека, который присутствовал день назад на допросе в Корпусе стражей, который вел допрос, увидела женщину в черном и в белой маске, это традиционная форма женщин, у Корпуса стражей есть специальное такое подразделение обученных женщин, они полностью в черном, они присутствуют при разных ситуациях, в тюрьмах, при задержаниях, потому что по исламским законам мужчина не может трогать чужую женщину, и когда касается женщины, в этом участвуют женщины.

В общем, ты сразу в этот момент поняла?

Когда я их увидела, увидела этого человека, эту женщину, у меня было просто состояние шока, но я не понимала, что нужно, почему они пришли за мной в таком виде, вломились в мой номер, человек семь. Я была практически раздета, просто в длинной рубашке, я приняла душ, у меня была только длинная рубашка. Я стала кричать: «Why? Why? Почему? Что происходит?». Они ничего мне не стали объяснять, просто переворачивали мой номер, переворачивали матрасы, мои вещи, вытряхнули сумку, эта женщина, что-то искали они. Я в состоянии была шока и полного непонимания, что происходит. И когда я спросила: «Что вы делаете?», он сказал: «Вы арестованы» и показал какую-то маленькую бумажку, сказал, что это ордер на арест. Я сказала: «Какое обвинение?». Он сказал: «Сейчас мы доставим вас в тюрьму, завтра утром будет суд, и вы узнаете причину, по которой вас арестовывают». И в состоянии полного неведения меня повезли, как опасного преступника века, огромная группа захвата, вывели через черный ход.

В наручниках?

Нет, не в наручниках, женщина меня держала, вывели, все мои вещи вынесли. И кортеж, можешь себе представить, то есть это не просто так, это кортеж машин с включенными мигалками, мне одевают какой-то черный мешок на голову, я просто чуть не умерла со страху. И я даже когда ехала в этой машине, я не понимала вообще суть их претензий, что они от меня хотят. И в таком же неведении я пробыла до следующего утра в этой тюрьме, это был секретный объект, это была не обычная тюрьма, где содержатся какие-то правонарушители. У меня сняли отпечатки пальцев, меня полностью переодели в эту всю черную такую же одежду, я стала как одна из этих женщин. И до утра я находилась просто в таком состоянии непонимания, только на следующий день меня привезли в суд.

Это одиночная камера, да, была?

Одиночная камера, я была в одиночной камере. Это, как я поняла, тюрьма с особым статусом, там люди содержатся…

Где-то в Тегеране?

Да, в Тегеране.

И на следующее утро повезли в суд.

На следующее утро повезли в суд.

И что было в суде?

Суд был один из самых шоковых для меня этапов. Меня привез в суд охранник, мы пришли в зал суда, и там сидел один судья. И они говорили на фарси. Мне дали бумагу и сказали ее подписать. Я спросила, что это, по-английски. Судья не говорил по-английски. Нет ни переводчика, ни адвоката, никого нет. Я сказала, что мне нужен переводчик, I need translator.

А возможно попросить переводчика, адвоката, связаться с посольством?

Да, я сказала, что я ничего не буду, эти бумаги, я показала «Нет!» «I need translator».

А до этого такой возможности просто не было, да? Некому было сказать об этом, хотя бы о том, что я требую связаться с посольством?

Нет, они не говорили, только один человек говорил по-английски, из тех, кто меня доставлял. Меня увезли опять в тюрьму, и опять привезли в двенадцать часов.

Ты ничего не подписала, и тебя увезли обратно?

Да. И в двенадцать часов меня привезли опять, пришла переводчица, которая присутствовала на допросе в Корпусе стражей, и приехал этот человек из Корпуса стражей. Он смотрел на меня, и я понимала, что дело плохо, потому что он очень был доволен, усмехался, смеялся. Я сказала переводчице: «Переведите, что мне вменяют? За что?». И она берет эту бумажку и зачитывает, что вам предъявлено обвинение в сфере безопасности, вы обвиняетесь в сотрудничестве с израильскими спецслужбами, и работа на государство Израиль. И состояние абсолютного шока. Я спрашиваю: «Почему? Как? Какие у вас доказательства? Как будет проходить суд?». Они сказали: «Ваша вина уже доказана, наши доказательства собраны, и мы не будем озвучивать их перед вами. Ваша задача сейчас подписать, что вы согласны». Можешь себе представить? Я стала писать по всем пунктам, в состоянии транса просто, что у меня нет родственников в Израиле, у меня нет израильского гражданства.

По-английски?

По-русски, через переводчицу, потому что она была, что у меня ничего нет, и я не работаю на спецслужбы Израиля. Они смеялись сидели, и сказали, что судья принял решение, что временный арест до субботы, а в субботу моя судьба будет решена. Такая история.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа