«Путин хотел поглотить Беларусь – сейчас он этим занимается». Григорий Явлинский о протестах в Минске и Хабаровске, отравлении Навального и новой России

4 сентября, 23:20 Михаил Фишман
20 149

Россия проходит очередной рубежный поворот в своей истории. Покушение на Навального и голосование по поправкам к Конституции — то, как оно прошло и что в итоге было вписано в основной закон — безусловно связаны между собой и говорят о том, что началась новая жизнь. Конечно, эта жизнь и эти новые правила игры требуют осознания и осмысления. Такую попытку предпринял известный демократический политик, основатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский. Его вышедший на этой неделе программный текст озаглавлен так: «Второе Июля. Политическая ситуация в России после 1 июля, задачи демократического движения и перспективы развития партии». В этой статье Явлинский рассуждает и о причинах провала демократических перемен, стартовавших в России 30 лет назад, о том, как возник и укрепился режим Владимира Путина, и о том, что надо делать теперь демократическим политикам. Михаил Фишман поговорил с Григорием Явлинским.

Здравствуйте, Григорий Алексеевич.

Здравствуйте.

Прежде чем мы перейдем к обсуждению вашего программного текста, я не могу просто, у нас действительно происходят большие события в стране, и мне интересно знать, что вы по этому поводу думаете. Главная новость последних двух недель это, безусловно, отравление Алексея Навального, особенно на фоне заявлений мировых лидеров, Ангелы Меркель на этой неделе, о том, что это, очевидно, безусловно, боевой нервно-паралитический газ «Новичок».

Прежде всего я хочу еще раз, в который раз, пожелать Алексею Навальному выздоровления скорейшего, чтобы он сохранил все, что в нем есть, сохранил свой потенциал, сохранил свое здоровье, вернулся в страну и работал не хуже, чем раньше, а может даже и лучше. Я очень желаю ему и его близким сил, и чтобы он выздоравливал. А еще я думаю, что ответственность за происходящее несет лично Владимир Путин, как политическую ответственность, потому что Навальный был его жестким оппонентом, и все, что происходит с политическим оппонентом, является ответственностью, прямой политической ответственностью президента, главы государства, главы исполнительной власти. Как и в случае с Борисом Немцовым, так и в случае с Алексеем Навальным, всю политическую ответственность несет лично президент, потому что они были жесткими, и есть Навальный, критиками президента. Вот что я думаю. Еще я думаю, что вот эта разноголосица, которую мы сегодня можем наблюдать между тем, что говорят в России и тем, что говорят в Германии, говорит о том, что необходимо создать международную следственную группу. Именно вот так я бы выразился, международную следственную группу, в которую вошли бы не политики и не политизированные персоны, а исключительно следователи профессиональные, эдакие Шерлоки Холмсы, из разных стран, под эгидой ОБСЕ или под эгидой ООН, туда могут войти и российские следователи. И им должна быть предоставлена полная открытая возможность провести следствие, сколько понадобится времени, столько и проводить это следствие, и выяснить полностью все обстоятельства этого события.

Я так понимаю, что в Совете Европы есть такие инструменты, я не уверен точно, но насколько я понимаю, есть. И есть следователь, который, соответственно, пытался добиться доступа к документам по уголовному делу Немцова, Владимир Кара-Мурза про это много говорил, но это все ничем не кончилось, и этот следователь, назначенный ПАСЕ, как я понимаю, он так и не смог…

Ну, не знаю там насчет ПАСЕ, а вот сейчас я говорю о…

Но вы не этот механизм имеете в виду?

Нет, я имею в виду совсем другое. Кроме того, есть разница, к сожалению, или даже я не знаю, как это комментировать, но есть существенная разница. Какое-то следствие в связи с Немцовым было, и был суд.

Да, исполнители сидят.

Исполнители, все или не все, частично, убедительного расследования не было, и нет до сих пор результатов убедительного расследования. Кроме того, остался вообще в стороне вопрос о заказчике, этого вообще вопроса нет.

Абсолютно.

Но хотя бы было расследование, его вели. Сейчас речь-то идет о следующем шаге, о том, что вообще ничего не было, как сегодня писали средства массовой информации, от солнца, или от алкоголя…

Да-да, не позавтракал. Генеральная прокуратура пока молчит.

Да, не позавтракал, но это же вообще становится абсурдом. Но вопрос этот очень принципиальный, он по многим статьям принципиальный. И, во-первых, потому, что это жизнь человека, и потому, что этот человек — оппонент, жесткий оппонент власти, и потому, что у него были сотни врагов, которые могли в виде мести с ним так поступить, и потому, что это отравляющее военное боевое вещество, и безграничное количество всего другого, что тут можно сказать. Категорически необходимо, чтобы было проведено следствие, которому поверит весь мир. А для этого что нужно сделать? Это уже совсем, вот эти отравляющие военные боевые вещества, это уже вопрос распространения, производства, хранения и использования химического оружия, это уже вопрос, вообще выходящий за рамки всего. Тем более, что была история в Великобритании, тем более, что сегодня или вчера сообщили, что исчезли куда-то анализы болгарского…

Из финской лаборатории, да.

Болгарского предпринимателя, который торговал оружием с Украиной, с которым случилось примерно то же что-то похожее, и исчезли они не откуда-нибудь, а аж из финской лаборатории. То есть вокруг этого наворачивается такая история, что я бы считал чрезвычайно важным создание под эгидой, еще раз говорю, ООН, которая сегодня делала заявление на эту тему.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю