Смерть «красногорского стрелка»: что это было; настоящий Путин на «Валдае»

И, конечно, Сирия — что дальше. Итоги недели
23 октября 2015 Михаил Фишман
25 591 7
Часть 1 (18:58)
Часть 2 (35:15)
Часть 3 (17:49)

Все самые важные темы недели в программе «И так далее» с Михаилом Фишманом. 

Красногорский убийца найден мертвым: как погиб Амиран Георгадзе?

Уйдет ли Асад: состоится ли политический процесс в Сирии?

Новое сдерживание: Майкл Макфол о том, как поступать с Россией.

Валдай в Сочи: может ли Путин убедить Запад хоть в чем-нибудь?

Визитка аль-Багдади: почему исламистов теперь ищут в каждом подъезде?

Фишман: Итак, мы начинаем с самой острой темы. Новость буквально последних двух часов. «Красногорский стрелок», убийца Амиран Георгадзе мертв. Его тело обнаружено в одном из частных домов, который, судя по всему, ему и принадлежал, около или прямо в деревне Тимошкино того же самого Красногорского района Московской области. По предварительной информации, он застрелился в тот же день, что и совершил свои убийства. Это официальная информация от МВД. Конечно, сейчас будет много версий. МВД и властям сейчас не очень верят. Одна из устойчивых версий будет заключаться в том, что Георгадзе был убит, затем было сымитировано самоубийство, чтобы замести следы. Собственно, эта версия уже звучит. Может быть, он и убит, но хочу сказать только одну вещь: с моей точки зрения, государство должно быть крайне заинтересовано в том, чтобы довести это дело до суда, иначе оно само становится участником этого распада, разложения, самосуда. Убийство четырех человек, конечно, это ужасное преступление и ужасная трагедия, но это конкретное убийство ужасно и плохо еще и тем, что демонстрирует отсутствие, если угодно, правил и полную беспомощность государства, разрушение того, что, собственно, называют легальным насилием. Сейчас у нас на связи, если я правильно понимаю, наш корреспондент Георгий Александров. Георгий, привет! Слышишь ли ты меня?

Александров: Да, привет, привет, слышу тебя. Я сейчас нахожусь на подступах к деревне. Точнее надо сказать, это не деревня, а респектабельный коттеджный поселок Тимошкино, который находится в Красногорском районе Подмосковья, неподалеку от Новой Риги. Прямо перед въездом в поселок сейчас выставлен кордон, состоящий из охраны и полиции. Никого, кроме жителей этого поселка, туда не пропускают. Какое-то время я уже здесь нахожусь, услышал некоторое количество новостей. Выяснилось, что труп Георгадзе был обнаружен примерно в половину шестого. Это был не дом, принадлежащий убийце, а дом какого-то частника, который приехал на выходные отдыхать, увидел, что у него в доме разбито стекло, вызвал полицию. Приехавшая по вызову полиция уже обнаружила труп Георгадзе с простреленной головой, по существующим версиям, якобы он выстрелил себе снизу в шею, в подбородок. 

Фишман: А хозяин этого коттеджа просто поехал на дачу в пятницу вечером?

Александров: В пятницу вечером, да, на выходные поехал.

Фишман: Известно ли что-то о связи между этими людьми или это совершенно посторонний человек?

Александров: Говорят, что это посторонний человек. Поскольку подойти близко к месту происшествия невозможно, можно только слушать, что рассказывают сотрудники правоохранительных органов. Они говорят, что, видимо, по их гипотезе Георгадзе приехал сюда в поисках Рассказова, главы Красногорского района, на которого он охотился. Не найдя его и застрелив постороннего человека на скутере, он как бы залез в чужой дом и там покончил жизнь самоубийством. Рядом с ним было несколько различных стволов: по-моему, ПМ, ТТ, еще, видимо, либо автомат, либо Сайга. Вроде бы его тело лежало на диване. Насколько это может быть инсценировкой либо это действительно произошло, можно будет судить позже, после экспертиз.

Фишман: Еще с кем-то тебе удалось там поговорить, на месте?

Александров: Только с сотрудникам охраны и правоохранительных органов. Больше никакой информации они не выдают, видимо, просто сами не знают. Это дорогой поселок, здесь живут очень респектабельные люди, собственно, кроме главы района, какие-то артисты, политики, возможно, депутаты.

Фишман: Никто из них не встретился? Какой-то реакции от соседей нет?

Александров: Нет, к сожалению, никто из них не разговаривает. Их молча пропускают за шлагбаум, который у меня за спиной, а всех остальных, в том числе и меня, не пускают ни при каких условиях.

Фишман: Спасибо большое. Георгий Александров, наш корреспондент, с места событий ― из коттеджного поселка Тимошкино в Красногорском районе Подмосковья. А пока давайте вспомним о версиях того, почему Георгадзе убил четырех человек, о том, что говорят нам источники Дождя по этому поводу.

Хотя никто из официальных участников расследования не согласился рассказать под запись о разрабатываемых версиях, в приватных разговорах нам изложили основные гипотезы. Главным мотивом убийства чиновников, с которыми Георгадзе еще незадолго до произошедшего поддерживал дружеские отношения, считается отказ вернуть переданные им ранее 20 миллионов долларов. По крайней мере, свидетельница убийства рассказывает, что бизнесмен открыл огонь, не получив ответа на вопрос «Куда вы дели деньги?». Вероятно, речь идет о крупных строительных проектах, которые Георгадзе вел совместно с красногорской администрацией. Возможно, эта громадная сумма была отступными, который застройщик требовал за свою долю отжатого у него бизнеса.

Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин даже предполагал, что в планы преступника не входило убийство. «По всей видимости, у Георгадзе был первоначальный план по захвату чиновника в заложники, может быть, у него в плане были даже какие-то истязания», ― заявлял Маркин, ссылаясь на то, что в брошенной убийцей машине были найдены наручники и скотч. При этом представитель Следственного комитета назвал Георгадзе «продвинутым гангстером» и предположил, что тот стрелял не из одного, а из двух пистолетов, предварительно избив своих жертв.

По другим данным, причиной раздора стал земельный участок, выделенный предпринимателю под застройку в Красногорском районе. Якобы впоследствии это решение было признано незаконным, и дорогостоящую территорию не удалось вывести из сельхозоборота. Пресса писала, что правоохранительные органы сейчас проводят проверки схем, по которым принадлежавшие Георгадзе компании получали земельные участки и разрешительную документацию на возведение зданий. Один из наших собеседников предположил, что источником, финансировавшим масштабные проекты Георгадзе, были криминальные авторитеты. Так, не были секретом давние отношения, связывавшие Георгадзе с убитым в январе 2014 года вором в законе Давидом Мелкадзе (Дато Потийским). Не получив обещанных прибылей, авторитеты преступного мира потребовали вложенные миллионы долларов назад, пригрозив дельцу расправой над ним и его близкими. Загнанный в угол бизнесмен попытался раздобыть при помощи оружия доказательства своей невиновности. Косвенно эту версию подтверждает то, что избиение и убийство чиновников Георгадзе заставил снимать на камеру мобильного телефона своего водителя, который позже явился в полицию и был задержан по подозрению в пособничестве в убийстве.

Другой высокопоставленный источник в МВД рассказал нам, что, по его мнению, убийства произошли почти спонтанно и стали результатом решения арбитражного суда о введении в принадлежавшей Георгадзе фирме «Поречье» внешнего управления. Это произошло буквально за два часа до того, как в районной администрации раздались выстрелы. Лишившись своей компании, горячий кавказский делец поехал разбираться с обидчиками.

Фишман: У меня в эфире по телефону Евгений Харламов, бывший начальник криминальной полиции города Москвы. Евгений, вы меня слышите?

Харламов: Да, слышу.

Фишман: Добрый вечер. Смотрите, у нас история как-то обретает некоторый финал. Вот эта серия убийств, потом, как мы только что поняли, Георгадзе входит в совершенно посторонний коттедж, там кончает с собой, и только через несколько дней ― сколько там у нас прошло? ― это обнаруживается. Как бы вы оценили эту ситуацию? Чего мы еще не знаем, с вашей точки зрения, о том, что произошло?

Харламов: Честно говоря, все, что мы сейчас видим и слышим, скорее всего, похоже на правду. Мое предположение: видимо, Георгадзе, получив такую негативную информацию о том, что его фирму признали банкротом, пришел в администрацию Красногорска. Там ему, видимо, тоже отказали в возврате денежных средств, следствие сейчас устанавливает, так это было или нет. Когда он, видимо, не совладал со своими эмоциями, амбициями и расстрелял людей, опять-таки если верить СМИ, то потом остыл, понял, что натворил. Реально понимая, что выхода нет ― здесь либо пожизненное лишение свободы, скорее всего, за четыре трупа, либо такой исход, он, видимо, решил не доставлять никому дальнейших проблем, ни своим близким (это мое предположение), решил сам уйти в мир иной.

Фишман: Если я правильно понимаю, вполне звучит версия о том, что убийства не были запланированы изначально, поскольку у него с собой был скотч, наручники и так далее. Возможно, это некоторый эмоциональный всплеск, соответственно, не были продуманы пути отхода, так, что ли, получается?

Харламов: Вы знаете, я вообще склонен думать так, что скотч, наручники и так далее ― это не обязательно относительно этого случая. Может быть, у них принято возить с собой эти вещи. Мы же не знаем вообще о его потусторонней деятельности, это еще никто не разбирал. Сейчас органы следствия рассматривают причастность Георгадзе к остальным убийствам, которые были в прошлом и позапрошлом годах. Поэтому, может быть, эти атрибуты просто лежали у него в машине для совершения какого-то другого преступления, как можно предположить. Сама структура совершенного им преступления, вообще как он это сделал ― хаотично, вы знаете, внезапно… Мне кажется, он изначально не собирался убивать. Мне почему-то кажется, что когда он получил этот отказ, причем, если честно, в наглой форме, внезапность подбила его к такому страшному преступлению, как убийство четырех человек.

Фишман: А вот эта практическая ситуация, когда он оказывается в этом коттедже, он как-то туда попал! Он должен был как-то туда приехать или пешком, что ли, идти? После этого его тело лежит там сколько-то времени. Самоубийство, разбитые окна, шум и так далее… И это могло быть совершенно незамечено? Как мы понимаем, человек просто вернулся на дачу в пятницу вечером и вдруг увидел.

Харламов: Я думаю, что, во-первых, ему это расположение знакомо. Деревня, коттеджный поселок, как сейчас выясняют. Ему прекрасно знакомо, как туда зайти, выйти. Он приходит туда посередине недели, людей там мало, все приезжают в основном на выходные. Он разбил стекло, это не так громко, зашел туда, видимо, может быть, подушку прислонил, чтобы было беззвучно, может быть, у него глушитель был. Мы не знаем. Знаете, что, честно говоря, в этой ситуации обидно? Мы не узнали и теперь уже не узнаем мотива, почему он сделал? Ведь на самом деле чиновники в большинстве своем злоупотребляют публичной властью ради извлечения частной выгоды, и ни для кого не секрет, что просто так прийти, выяснять отношения, требовать 20 миллионов долларов ни я, ни вы не пойдем, да, в какую-то там администрацию? Значит, что-то там реально было. К сожалению, мы не узнаем, потому что Георгадзе сейчас нет.

Фишман: И в этом смысле это дело закончилось, из него не будет извлечен никакой опыт.

Харламов: К сожалению. Потому что я надеялся, честно говоря, что он сам придет и расскажет, что произошло. Да, он совершил убийство, если верить СМИ, он понесет за это наказание, но и те, кто допустил это, спровоцировали, может быть, даже, какая-то коррупция, взятки, чтобы тоже понесли наказание. Получается, сейчас мы не узнаем, что реально произошло.

Фишман: Как вы оцените работу полиции и вообще следственных органов?

Харламов: Нашли ― и слава богу, что человек в таком состоянии, как Георгадзе, не совершил очередного страшного убийства. В данной ситуации, когда человек не у себя дома скрылся, а, например, в доме соседа, здесь предположить было, конечно, тяжело. Все думали, что он на попутках куда-то будет скрываться, обычно так делают. Он, видимо, как загнанный волк, абы куда. У соседа спрятался. Слава богу, что соседа там не было, а то, может быть, еще и пятый труп бы был.

Фишман: Да, это, кстати, хорошее замечание. Спасибо большое. Евгений Харламов, бывший начальник криминальной полиции Москвы. Мы обсуждаем, собственно, найденный труп Амирана Георгадзе. В чем ведь ужас? Я начал уже об этом говорить, да и Евгений Харламов говорил тоже, что обидно, что так закончилось, потому что мы не узнаем много того, что имело бы смысл узнать. Ведь ужас красногорских убийств в том, что это экономический сюжет. Экономика сжимается, пирог сокращается, схлопывается. Доступ к госзаказам, эти версии тоже обрываются. Как говорится, кинуть давнего партнера становится более-менее нормой. Особенно там, где бизнес-среда и политическая среда сильно криминализованы. У нас в России это не новость. Напомню вам про Кущевку, да и Псковская область звучит в последнее время активно. И вот, пожалуйста: Подмосковье. У меня в эфире по скайпу Екатерина Винокурова, корреспондент издания «Znak.com”. Катя, привет!

Винокурова: Привет.

Фишман: Очень рад тебя здесь видеть в эфире, в скайпе. У меня вот какой вопрос: насколько вот этот сюжет (отложим в сторону сами убийства) этих разборок, дележа денег, доступа к ресурсам, связи чиновников с бизнесом, очевидно полукриминальным ― насколько это обыкновенная история в Подмосковье сегодня?

Винокурова: Слушай, на самом деле так получилось, что у меня есть хороший друг, политолог, который выходец из Красногорска. И он мне сказал по этому поводу следующее: в Красногорске идет полная связка бизнеса, власти и так далее. При этом так как идет активная застройка Подмосковья, то девелоперский бизнес сам по себе очень коррупционный и криминальный. Вот такая история. Он искренне изумился даже некоторому сочувствию к униженному и оскорбленному бизнесмену, которое проявляли некоторые комментаторы, потому что он говорит: «Этого человека все боялись на самом-то деле».

Фишман: Амиран Георгадзе имеется в виду?

Винокурова: Да. Что это не бедный-несчастный персонаж «Левиафана»…

Фишман: Сейчас, конечно, активно звучит слово «Левиафан», «подмосковный «Левиафан»».

Винокурова: Да. Так он говорит: поймите, герой «Левиафана» ― бедный и несчастный, у него государство отняло последнее, а Георгадзе не был бедным несчастным ларечником, и это надо понимать.

Фишман: Но очевидно, что с точки зрения Георгадзе произошла некая большая несправедливость, да?

Винокурова: Да.

Фишман: Да, действительно. И с Робином Гудом сравнивают, но это обычная история. Когда были так называемые партизаны на Дальнем Востоке, та же была история. Поскольку ты занимаешься политикой, региональной политикой, вопрос: все, его больше нет, он труп, дело будет закрыто, закончено, можно в этом смысле спрятать концы в воду. Насколько будут сделаны выводы на политическом уровне из этой истории, в частности для руководства Московской области?

Винокурова: Ты знаешь, я здесь припомню немножко другую историю, которая случилась в апреле. Тоже, кстати, про бандитов, власть и Московскую область. Я имею в виду совершенно скандальные выборы в Балашихе, помнишь, на которых какие-то бандиты приехали на участок и избили одного из наблюдателей так, что ему пришлось делать операцию по удалению селезенки. Я не знаю, какие выводы будут сделаны из красногорской истории, но я знаю, какие выводы были сделаны из балашихинской истории. Глава подмосковного Избиркома Вильданов фактически встал на сторону бандитов, избивших наблюдателя, заявив, что это наблюдатели все провоцировали, а за этим стоял кровавый Госдеп. Руководство Московской области никак в ситуацию не вмешалось, не прокомментировало, никак не пыталось защитить пострадавшую сторону. Потом, уже в сентябре, глава подмосковного Избиркома, все тот же Вильданов, объявил, что они будут проводить семинары по противодействию на госдумовских выборах независимым наблюдателям. Какие выводы могут сделать люди, которые так мыслят?

Фишман: Какую историю мы ни возьмем, собственно, вывод один: ни шагу назад, да?

Винокурова: Да. Наверно, потом решат, что Георгадзе брал деньги у Обамы, что кровавый Госдеп теперь наступает вот так.

Фишман: Посмотрим, но, очевидно, да, что-то такое стоит и ожидать. Спасибо большое! Екатерина Винокурова, корреспондент издания «Znak.com». Вот такая вот история. У нас получается, что в «Левиафане», как сказала Катя, был бедный человек, а тут у нас история тоже про «Левиафан», но только он получается нуворишский. Мы прервемся на небольшую рекламу и сразу вернемся назад, будем обсуждать Сирию. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю