Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Игры товарища Си: зачем главе Китая Олимпиада перед транзитом власти

4 февраля, 22:08 Михаил Фишман
10 232
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Танки едут на запад, Путин едет на восток. Он уже в Пекине и режиссеры трансляции открытия зимней Олимпиады зафиксировали его в полном одиночестве и с закрытыми глазами, пока мимо совершала свой круг почета сборная Украины. Еще перед этим Путин встретился с Си Цзиньпином — они не виделись три года, и это второй выезд Путина за границу с начала эпидемии после встречи с Байденом в Женеве. Си Цзиньпин вообще не выезжал из Китая — это его первая встреча с лидером другого государства за последние два года. Как говорится, встретились два одиночества. Наверное, не хочется Си Цзиньпину отвечать на неудобные вопросы про Ухань, летучих мышей и биологические лаборатории. 

Москва делает на Пекин очень большую ставку — других потенциальных союзников в борьбе с НАТО и Западом не просматривается. Конечно, Путин хотел бы вовлечь товарища Си в конфликт вокруг Украины на своей стороне. И принятая по итогам переговоров совместная декларация вроде бы свидетельствует, что ему это удалось. В ней много общих слов о том, что демократия — это не привилегия отдельных государств — это кивок в сторону недавних тяжелейших переговоров китайцев с американцами, когда Блинкену за столом переговоров читали об этом целые лекции. Но в совместном заявлении есть и более конкретная отсылка к кризису вокруг Украины: 

Китайская сторона относится с пониманием и поддерживает выдвинутые Российской Федерацией предложения по формированию долгосрочных, юридически обязательных гарантий безопасности в Европе. 

Однако китаист, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев считает, что не все так просто. «Китайская поддержка закончится на том моменте, где начнется пересечение границы», — отметил эксперт и добавил, что Китай хочет заручиться российской поддержкой только в вопросе совместной критики Запада. 

Поддержать Россию можно и по-другому — помочь ей удержаться на плаву в случае объявления Западом «адских» санкций. Конечно, в Москве смотрят на Пекин и как на источник финансовой стабильности в случае отключения России от SWIFT, и как на рынок для нефти и газа, и как на поставщика техники в страну. Но тот же Александр Габуев и тут осторожно оценивает возможности Китая помочь России. Юань — не свободно конвертируемая валюта, и непонятно, в какой степени китайская техника жизнеспособна без американских технологий, подчеркнул он.

Если Путин вздремнул на трибуне во время шествия украинцев, то товарищу Си было не до сна. Олимпиада в Пекине — главное публичное мероприятие перед XX-м съездом китайской компартии, где Си Цзиньпин, вероятно, будет переизбран на новый срок, и это будет прецедент в ротации власти в Китае — в этот момент она превратится в несменяемую. Многие лидеры Запада бойкотируют церемонию открытия из-за нарушения прав человека в Китае, но многие другие лидеры приехали, и для китайского лидера это все равно важнейший смотр сил. 

24-е зимние Олимпийские игры — праздник спорта для атлетов и зрителей и способ показать достижения коммунистического режима для руководства Китая. 

«Мы уверены, Китай подарит миру современные, безопасные и роскошные Игры», — так, незадолго до открытия зимних Олимпийских игр в Пекине говорил председатель КНР Си Цзиньпин. Соревнования проходят в том же месте, что и 14 лет назад. В 2008 году Пекин принимал летние Игры. Тогда Олимпиада стала триумфом для КНР. Китайские спортсмены впервые завоевали больше всего медалей. А сама столица была заполнена иностранными туристами, но в этом году все иначе.

Право на проведение Игр Китай получил еще в 2015 году. Тогда Пекин конкурировал с Алматы, а ныне опальный экс-премьер Казахстана Карим Масимов представлял крупнейший город страны. Сейчас участникам соревнований придется напрячь воображение, чтобы понять, что они находятся в Пекине. Из-за политики нулевой терпимости к коронавирусу атлеты будут жить за закрытым карантинным контуром. Иностранным болельщикам въезд в страну полностью запрещен. А местным — нужно получить разрешение от уполномоченных органов. И им не стоит лишний раз попадаться на глаза спортсменам, что передвигаются по городу исключительно на автобусах. 

Уязвимы и сами атлеты. Перед отъездом олимпийские комитеты США и Британии рекомендовали брать с собой телефоны, которые после Игр не жалко уничтожить. Власти КНР согласились приоткрыть цифровой занавес — участникам Игр разрешили доступ к WhatsApp, Twitter и сервисам Google. Но едва ли даже временно доступные социальные сети смогут привлечь много внимания к соревнованиям за рубежом. 

«В нынешних условиях Игры — это вещь в себе. Китайское центральное телевидение будет демонстрировать Олимпийские игры, но это будет рассчитано на внутреннюю аудиторию, потому что сторонних наблюдателей не будет», — считает китаист Леонид Ковачич.

Си Цзиньпину не удалось собрать большое количество иностранных лидеров на церемонии открытия. Среди приехавших — главы Узбекистана, Туркменистана, Аргентины, Польши и Сербии. А вот американские, британские и австралийские чиновники демонстративно отказались от участия в Олимпиаде. Этот демарш уже называют дипломатическим бойкотом. Но, пожалуй, главным зарубежным гостем стал Владимир Путин. Он уже успел провести переговоры с Си Цзиньпином. Грандиозного внешнеполитического праздника не получилось. А сейчас Си Цзиньпину он особенно нужен. В ноябре пройдет ХХ съезд Компартии Китая. Но никакого духа оттепели на нем не будет. Как ожидают наблюдатели, Си Цзиньпин готовится отказаться от политической модели, которая работала со времен Дэн Сяопина. Ковачич считает, что транзита не будет, потому что никаких признаков того, что готовится преемник, нет.

А вот внутри страны генсек надежно прикрыл тылы. О политической оппозиции в КНР давно не слышно, даже на внутрипартийном уровне. За последние несколько лет едва ли не главным противником официальной власти стал крупный IT-бизнес. Несговорчивые главы компаний неожиданно пропадали, как, например, руководитель Alibaba, Джек Ма. Это уже отразилось на росте экономики. Еще до пандемии темп рост ВВП начал снижаться. А после кратковременного отскока показатель ушел ниже пятипроцентной отметки. Си Цзиньпину придется объяснить жителям, что экономика больше не будет расти с заоблачными темпами в 10-12% в год. Пандемия — не помеха для слома политической традиции. Председателю КНР не нужны риски, особенно во время транзита, поэтому не стоит ожидать, что жесткие коронавирусные ограничения отменят в Китае до конца года. 

Фото на превью: Ashley Landis / AP

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде