«Вторая служба ФСБ следит, потом подключает химиков»: расследователь Христо Грозев об отравлении Быкова и новых (пока неизвестных) покушениях

11 июня, 23:10 Михаил Фишман
6 055

Издания Belingcat и The Insider выпустили новое расследование, в котором журналисты пришли к выводу, что к отравлению писателя Дмитрия Быкова и Алексея Навального могут быть причастны одни и те же люди. Быков был отравлен в 2019 году. Быков едва не погиб 16 апреля, когда он летел из Екатеринбурга в Уфу. Симптомы были похожи на симптомы Навального — еще на взлете рвота, обильный пот, потом отключение, полубред, оба ничего не помнят с тех пор, как легли на пол в салоне самолета. А затем — кома, как и у Навального — Быков провел в коме несколько дней. Михаил Фишман обсудил эту тему с Христо Грозевым, журналистом Bellingcat.  

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

 

Христо, добрый вечер!

Добрый вечер, Михаил!

Итак, новое расследование. Мы его ждали, не буду скрывать, собственно, на этом закончили наш последний разговор, как я помню, что мы ждем следующую серию. Мы понимали на самом деле, что это будет Дмитрий Быков, уже его фамилия звучала, но это все равно производит сногсшибательное впечатление и смириться, сжиться с этим фактом довольно трудно, у меня пока еще не очень получилось.

Дежурный уже вопрос: что можно утверждать как факт? Можно ли утверждать, считать доказанным факт покушения на Дмитрия Быкова?

Еще раз: доказано для кого? Для Кремля точно не доказано. Для суда в нормальной стране это было бы достаточно, потому что нельзя найти невинное или статистическое, случайное объяснение тому, той серии фактов, которые мы видим. А именно: люди, которые отчасти выходят из Второй службы, которая занимается реально слежкой за политиками и борьбой с экстремизмом, с другой стороны, люди, которые выходят из НИИ-2, то есть из криминалистического института, и которые имеют специализацию именно в химоружии, которые, как мы видим, общаются с военными специалистами по производству «Новичка» за часы, за дни до их поездки, следили за Быковым на протяжении года и потом были рядом с его отелем, тогда, когда через два дня он реально впал в кому, которая полностью совпадает по симптоматике и по остальным, по биохимии, может быть, не так точно, но по симптоматике с отравлением органофосфатным веществом.

Поэтому здесь каждый суд, я всегда это говорю, посмотрел бы, эта версия подтверждена опосредованными, не прямыми доказательствами, потому что мы не видим, как они реально входят в комнату и наносят яд на одежду Быкова, но все остальное, включая факт того, что люди с такой специализацией ездили за ним и что у них были имена-прикрытия, когда они летели… Надо просто посмотреть, есть ли альтернативное невинное объяснение. Статистически нельзя никак никому доказать, что это может быть случайность. Мы пытались считать, насколько статистически возможно, чтобы это было случайностью…

Вы даже просчитывали статистические варианты?

Просчитывали, мы говорим там о двух-трех миллионах к одному.

То есть вы в компьютер загружали некие данные?

Да, да. Правда, у него получилось только два с чем-то миллиона к одному шанс, что это, скорее всего…

У кого?

У Быкова, да. А у тех, у кого было большее количество таких совпадающих перелетов, как у Навального, там идет речь уже о миллиардах к одному. Но даже в два с половиной миллиона раз более вероятно, что это была специальная операция против него, и это будет достаточным доказательством для любого суда.

Диагноз. Сам Быков рассказывал потом, что ему не смогли поставить диагноз врачи. В случае с Навальным, тем более теперь, когда Мария Певчих показала новые документы, которых мы не видели раньше, как мы понимаем, не могли не прийти к выводу, к пониманию, что произошло с Навальным. С Владимиром Кара-Мурзой, как мы с вами обсуждали это на прошлой нашей встрече, это не так было очевидно, и у врачей не было, по крайней мере, могло не быть такой картины перед глазами, как в Омске. А в этом случае?

В этом случае есть первый ошибочный диагноз, про который сами врачи сказали, что он ошибочный, потому что вначале считали, что это был инфаркт. Дальше они считали, что это было просто какое-то проявление преддиабетического синдрома. Реальный диагноз, который мы читали, с которым его выписали из больницы, из института Бурденко, там написано реально «отравление неизвестным веществом, возможно, на бактериологической основе, но это не доказано». И дальше там они говорят о сопутствующем заболевании, которое у него то ли было, то ли не было, это диабет, но мы считаем, что это был, возможно, теоретически какой-то преддиабетический синдром, но не было диабета. По-любому диабет не может, даже когда он существует, в этом случае он не может довести до таких симптомов.

Поэтому мы видим, что сами врачи не знали тогда, чем он отравлен, но факт отравления вписан в диагнозе. Правда, здесь есть один факт, который отличает его диагноз от, скажем, Навального, что спустя примерно пять-шесть дней после отравления у него в крови не было такой высокой степени этих метаболитов, которые показывают точно, что это «Новичок», да, которые вчера мы увидели в новом нецензурированном документе, который Мария Певчих показала. Конечно, за четыре-пять дней, в зависимости от дозы, от дозировки, вполне было возможно, особенно для более корпулентного человека, что это просто исчезло.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде