«Их не планировали отпустить после допроса». Ходорковский отвечает Пригожину и СК и делится своей версией убийства журналистов в ЦАР

18 января, 22:03 Михаил Фишман
16 847

Телефонные биллинги легли в основу расследования центра «Досье», и это расследование всерьез указывает на то, что следы убийства Джемаля, Расторгуева и Радченко ведут к Евгению Пригожину и его людям. Шофер Бьенвеню Дувокама, который отвез журналистов на смерть, а сам выжил и сразу пропал, оказался агентом местной жандармерии. А загадочный фиксер Мартин из ООН, который был под подозрением с самого начала, оказался выдуманным. 11 января, после публикации расследования «Досье», Следственный комитет делает заявление: Дувокама с жандармами не связан, ездить в темноте по Африке опасно, журналистов ограбили, шофер воспользовался моментом и сбежал. Обсудили новые подробности в расследовании убийства журналистов в ЦАР с Михаилом Ходорковским.

Михаил Борисович, здравствуйте.

Приветствую вас.

Не так часто Евгений Пригожин комментирует и вообще выступает, и вот он выступил наконец по поводу и этого расследования, в том числе, вспомнил и вас. Вам что-то есть что сказать по этому поводу?

Я спокойно отношусь к таким немножко эмоциональным заявлениям Пригожина, поскольку достаточно серьезные подозрения существуют в отношении него самого и его структуры. Я пока не готов говорить, что это более, чем подозрения, более, чем версия, но во всяком случае, если бы Следственный комитет хотел выполнять функции независимого расследовательского правоохранительного агентства, то он должен был бы всех этих людей действительно допросить, по крайней мере, и выяснить, по крайней мере, алиби господина Катофио, как и говорил об этом Максим Шевченко.

Соответственно, как вы прокомментируете то самое заявление Следственного комитета? Естественно, вы с ним знакомы.

Меня действительно очень удивило, что после того, как мы передали материалы журналистам, РИА ФАН на это отреагировало в 3.30 по Лондону, и это, соответственно, 6.30 по Москве, то в 13.30 уже было заявление Следственного комитета. Это для нашей бюрократии абсолютно несвойственно. Именно поэтому я и высказался, что, в общем, поведение Следственного комитета меня не успокаивает.

Насколько я понимаю, вы показываете не все документы, не все свидетельства, которые у вас есть? У вас есть что-то, что вы не показываете. Кроме того, вы говорите, что это юридически, не знаю, неправомочная фактология, то есть этими фактами нельзя, с этим нельзя идти в суд. Вы не можете пояснить, что вы имеете в виду?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю