Главные вопросы про «омикрон». Штамм более заразен? Обходит вакцину? Что после него?

3 декабря 2021 Михаил Фишман
4 834
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Новый штамм коронавируса «омикрон», который пришел на смену «дельте», официально обнаружили уже в 23 странах. Об этом 1 декабря сообщил генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус. Пока что о штамме известно крайне мало — все заболевшие жители ЮАР переносят его довольно легко и без тяжелых симптомов. В основном они испытывают утомляемость и даже не теряют обоняние. Но, в то же время, эксперты заявляют, что «омикрон» может стать самым эффективно распространяющимся и патогенным из всех предыдущих штаммов COVID-19. Поговорили о том, что уже известно о новом штамме коронавируса с Константином Севериновым, доктором биологических наук, профессором Сколтеха и Ратгерского университета. 

Официальный уровень коллективного иммунитета 53,7%. Это 36,7% от всего населения. Реальные показатели наверняка еще ниже. Это очень мало, в Европе с вакцинацией хуже только в Беларуси, Украине и Румынии. При этом темпы вакцинации в стране остаются низкими — пройдут месяцы, прежде чем будет требуемый иммунитет. А с учетом необходимости ревакцинации и появления новых штаммов, эта тележка не въедет в горку, видимо, вообще никогда. На этом фоне Кремль и «Единая Россия» продолжают свой перезапуск кампании по продвижению вакцины в народ. Закон о QR-кодах все-таки будет принят. Первое чтение намечено на 20-е числа декабря, второе — на январь. Соответственно, именно в январе станет понятно, как этот закон будет выглядеть. Уже звучат свежие предложения — например, изменить название QR-кодов, допустим, в иммунные паспорта — так будет проще. Но, боюсь, на такой хромой козе, бунтующий из-за QR-кодов народ, не объедешь — могут сообразить, что что-то тут не так. И, наверное, поэтому «Единая Россия» пошла в обход — подготовила методическое пособие для депутатов по продвижению в массы вакцинации и QR-кодов. В ней есть такие соображения. При Сталине антиваксеров бы вообще расстреливали. При Хрущеве бы сослали в ссылку как агентов империализма — почему? Где тут логика? При Брежневе посадили бы в психушку и отключили интернет решением ЦК — что это за бред?

При Горбачеве объявили бы антиваксеров интересным феноменом, лечили бы народ с помощью Кашпировского и целебного заряжания банок с водой перед телевизором.

При Ельцине продавали бы «за большие деньги вакцины из гуманитарной помощи, а статистике запретили бы озвучивать цифры, умерших от болезни».

Вот это просто свинство и другого слова у меня нет: власть, которая методично фальсифицирует статистику по эпидемии, переводит стрелки на предшественника, который не делал никогда ничего подобного. Но в целом мысль верная, хотя не очень логичная: скажите спасибо Путину, мог бы и полоснуть, потому лучше привейтесь. Не звучит. Не правда ли. Или другой пример. На распространенный тезис о том, что принуждать человека к QR-кодам все равно, что вешать на него желтую звезду, предлагается длинный ответ, смысл которого в том, что мол, обладателей СНИЛС и ИНН не сжигали в концлагерях. Это хотя бы можно цитировать — потому что остальные примеры и приводить нельзя — они звучат слишком оскорбительно не только для невакцинированных, но и для вакцинированных людей, вообще для всех. В общем, заставь дурака бороться с ковидом — станет только хуже, это очевидно. Вот что получается, когда вакцинацию продвигают те, кто в целом, похоже, не очень-то ей доверят сам. Комментирует политолог Константин Калачев:

Мне кажется совершенно нормальным, что партия стремится обеспечить своих депутатов методическими материалами, экспертной поддержкой, но сами эти материалы ниже всякой критики. Это разговор на уровне мы вам про Ивана, вы нам про болвана. В огороде бузина — в Киеве хунта. Мне представляется, что эта попытка перейти на народный язык, как раз отказ от рациональных аргументов, может дать обратный эффект, и это заметно под публикациями об этой методичке, в разных СМИ есть комментарии, если посмотрите их — большинство негативные.

ВОЗ говорит — запретами на въезд и передвижение от «омикрона» не спасешься, и жизнь показывает, что она права: «омикрон» уже везде, несмотря на резкое ужесточение пересечения границ. ВОЗ говорит — единственное эффективное средство это вакцинация. «Омикрон» уже в Южной Америке, в Северной, в Азии, в Африке. Ну, и в Европе тоже. Российский Минздрав говорит, что в России пока «омикрона» нет, но ясно, что это вопрос времени — без нового штамма мы не останемся. Пока о тяжелых последствиях от «омикрона» сведений нет, наоборот, южно-африканские врачи, которые с ним столкнулись первыми, говорят, что симптомы мягкие, с такими можно и дома сидеть. Как я понял, опасения вызывает генетический профиль «омикрона» — в нем очень много мутаций предыдущих вариантов, а значит, возможны более тяжелые последствия для иммунной системы. Так это или нет? Спросили у Константина Северинова.

Первый вопрос про этот омикрон, потому что действительно противоречивая какая-то картина. С одной стороны, поступают сведения, что вроде ничего страшного, с другой стороны, паника, она, очевидно, есть.

Так, вопрос в чем?

Вопрос, как на самом деле и что мы про него понимаем.

Это ведь очень новое явление, поэтому понимаем мы про него очень мало. Будущее покажет. Можно утверждать, по-видимому, почти с полной уверенностью, что в условиях Южной Африки он способен вытеснять дельту, а дельта ― это штамм, который глобально доминирует уже с поздней весны. Будет ли этот штамм способным вытеснять дельту в других местах, например, в Северной Америке или в Европе, мы пока что просто не знаем, но выясним это, наверно, в ближайшее время.

В ближайшие несколько недель, да, я правильно понимаю? Просто по мере того, как он будет захватывать новые территории.

Это не будет так быстро, но в течение месяца, безусловно. Вы чуть-чуть сказали неверно, дело в том, что в этом штамме действительно много мутаций относительно исходного уханьского варианта, но эти мутации не есть некая комбинация тех мутаций, которые были при существующих вариантах, они скорее новые мутации. Это означает, что этот новый вариант омикрон возник, немножко как чертик из табакерки выпрыгнул, то есть можно было себе представить, что новым штаммом…

Ведь штаммы всегда будут возникать новые, это некая бесконечная история, потому что нельзя остановить эволюцию, в данном случае эволюцию вируса. И так как дельта глобально доминирует уже на протяжении почти полугода во всем мире, можно было себе представить, что следующий вариант будет супердельтой, он будет иметь все мутации, которые есть у дельты, плюс еще что-нибудь, чтобы стать более приспособленным и вытеснить своего родителя. Но это не так, и омикрон является новым вирусом, промежуточные варианты которого неизвестны.

Но представьте себе, что омикрон содержит в себе пятьдесят с чем-то мутаций относительно уханьского штамма, и можно было представить, что прямо в классической дарвиновской эволюции был вирус с одной мутацией, потом с двумя, с тремя, с четырьмя, с пятью, с шестью, с сорока девятью и с пятьюдесятью и мы бы видели все эти промежуточные варианты, были бы пациенты, которые были бы ими инфицированы. Но такого мы не видим, и отсутствие этих промежуточных стадий означает, что омикрон, по-видимому, возник в ходе долгого ковида во время инфекции человека, даже одного, может быть, который долгое время не мог излечиться от заболевания, но тем не менее не умирал. В этих условиях внутри тела этого человека происходило накопление мутаций, которые делали вирус более приспособленным, а потом он просто вышел наружу.

Так, но вопрос в том, что это означает на практике. Очевидный вопрос, который возникает: является ли он более заразным, является ли он более тяжелым по течению болезни? Что еще нам важно про него знать? Почему мы паникуем?

Еще важно знать, способен ли он более эффективно преодолевать иммунитет, выработанный на обычные вакцины. В сущности, это все те три параметра, которые нам необходимы. Мы на примере того, что происходит в течение нескольких последних недель в Южной Африке, можем утверждать, что он, по-видимому, или более заразен, или в каком-то смысле более приспособлен и может заражать людей более эффективно, чем дельта. Это мы знаем.

Может ли он уходить из-под действия иммунного ответа, вызванного обычными вакцинами, теми вакцинами, которые есть и которые действуют, ― ученые получат на это ответ буквально в течение нескольких недель. Это простые опыты, когда сыворотка крови вакцинированных людей используется для нейтрализации вируса, или исходного вируса, или вот этого нового варианта, и будет понятно, есть нейтрализация или нет. В этом смысле мы будем знать, что происходит.

А что касается тяжелого течения болезни, то на этот счет мы если что-то и узнаем, то в течение многих месяцев, уже во второй половине, наверно, 2022 года. Мы до сих пор не знаем, вызывает ли дельта более тяжелое течение заболевания. Дело в том, что вирусная эволюция не направлена на то, чтобы нам досадить.

На то, чтобы развиваться и существовать, я понимаю.

Она направлена на то, чтобы быть более приспособленными, чем другие вирусы. И само по себе тяжелое течение болезни само по себе не есть некая самоцель такой эволюции.

Тогда что является причиной этой мировой паники? Почему все закрывают границы, почему мы боимся, почему это происходит? Есть ли рациональные основания?

Мы же с вами умные приматы, мы учимся на прецедентах. У нас есть прецедент, а именно штамм дельта. Штамм дельта впервые был детектирован как некое единственное, единичное явление еще в октябре 2020 года, а в марте 2021 года была очень-очень большая, чудовищная вспышка в Индии, которая была вызвана дельтой как раз. Он какое-то время развивался, увеличивал свою частоту, но все это происходило, так сказать, вне зоны эпидемиологического мониторинга. Потом он вдруг появился, после того, как он был в Индии, он попал в Европу, в Англию, в частности. В нашем о