«В Кремле давно знают имя заказчика».

Геннадий Гудков об убийстве Немцова
И так далее с Михаилом Фишманом
20 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Соратники Немцова по оппозиции: Михаил Касьянов, Владимир Рыжков, Геннадий Гудков и Андрей Нечаев написали письмо Владимиру Путину с просьбой обеспечить объективность расследования и допустить их то ли к контролю над ним, то ли хотя бы к мониторингу. Один из авторов этого обращения Геннадий Гудков в студии Дождя.

Фишман: Геннадий Владимирович, давайте про это обращение. Что это такое?

Гудков: Это попытка, скажем, дать власти шанс очень хороший провести расследование так, чтобы поверило все общество. Не только традиционная аудитория Первого канала и НТВ, которые поверят во все, что угодно, в том числе, что Бориса Немцова устранили инопланетяне или наиболее вероятная версия по заказу Вашингтона через СБУ Украины. Или еще что-то наподобие. А чтобы действительно мыслящая и думающая часть общества поверила этому следствию.

Фишман: Это каким образом технически?

Гудков: Технически есть два момента. Вот вы знаете, что Дмитрий Гудков обратился к Думе с предложением инициировать парламентское расследование.  Такого убийства резонансного еще в России не было. Это абсолютно экстраординарный случай. И я думаю, что по этому поводу может быть образована комиссия парламентского расследования. Напоминаю специально для телезрителей: во всем мире парламентское расследование является высшей формой следствия, обладающей полномочиями больше любого Следственного комитета. Поэтому пусть парламент расследует, если парламент захочет это делать.

 А мы предложили такую группу мониторинга. Есть те лидеры оппозиции, которые, скажем, не сделали заявления, обвиняющего федеральную власть. И часть оппозиции, которая прямо обвинила в убийстве Немцова Кремль, и называли фамилии чуть ли не первых лиц государства, мы этого не сделали. Мы считаем, что надо дать возможность следствию разобраться. Но разобраться не с тем, как карты лягут, какая конъюнктура возникнет, а разобраться с заказчиками убийства, с организаторами. И привлечь к ответу и исполнителей, и организаторов, и заказчиков.

Сначала была идея сделать более узкую группу, которая была бы ознакомлена с материалами следствия по подписку о неразглашении. Но Михаил Касьянов сказал, что мы не хотим связывать себя различными подписками о неразглашении, не зная, что они нам расскажут и покажут. И поэтому мы предлагаем, чтобы президент, просим президента поручить Следственному комитету образовать с нами контактную группу. Мы, нижеподписавшиеся, в нее входим. Предлагаем такую контактную группу, которая была бы в режиме онлайн, в регулярных контактах со следствием, с руководством следствия, это понимать, как  следствие идет.  Потому что у нас сейчас, как говорится, и обвиняемый, и те, кто их расследует, путаются в показаниях. То это убийство по найму, то это убийство не по найму.

Фишман: Я так понимаю, что были разные точки зрения, вот например Илья Яшин, близкий соратник Немцова возражал против такого обращения…

Гудков: Были разные точки зрения, и была  точка зрения, что ни о чем не надо договариваться. Но мы считаем, мы думаем, мы надеемся, что власть все-таки федеральная не заказывала Немцова. Есть такая версия, а кто-то перестарался.

Фишман: Если об этому уже говорить, то сколько я ни продолжаю разговаривать с разными людьми, и не только я, а то, что я читаю и вижу, и на прошлой неделе наш эфир и публикации в газете, то все это выводит Владимира Путина за рамки и федеральной власти и ведет все-таки непосредственно в Чечню.

Гудков: Я и не говорил о Владимире Путине, ведь там, за Владимиром Путиным, есть еще и другие лица,  рангом пониже, кто знает. Давайте так, почему-то никого в Государственную Думу на правительственный час не вызвали. Вы подумайте, что произошло. Не берем Бориса Немцова. На охраняемой и особо статусной территории, рядом с резиденцией главы государства действуют вооруженные банды, которые творят бесчинства, убийства, а предположим, что у них был бы в машине не пистолет Макарова или там два, а гранатомет, «Муха» какая-нибудь, и саданули бы они из этой «Мухи» не по Борису Немцову, а по резиденции президента РФ. У меня вопрос: у нас что, такая хреновая безопасность первого лица? Значит, у нас можно устроить покушение на президента легко? Какие-то там два милиционера бывших или не бывших, пару водителей КАМАЗов и грузчик-экспедитор продовольственного магазина …

Фишман: А президент не гуляет по мосту пешком …

Гудков: Неважно. Он зато сидит в своей резиденции, и все знают примерно, где он сидит. Можно узнать поточнее. Выходило, что в Думу сегодня и на ковер должны были вызвать кого: директора ФСО, директора ФСБ, министра внутренних дел и сказать: «Ребята, вы чего, у нас вообще уже нет ни от чего безопасности? Мы вообще уже теперь ничем не защищены? Что у вас там происходит?». У меня вопрос, в том числе, к телезрителям: а почему никого еще не вызвали?

Фишман: Мне кажется, это риторический вопрос…

Гудков: Не риторический. Почему Государственная Дума отсиживается в засаде, почему она не пригласила на правительственный час… не знаю, просто, что у нас происходит с Москвой. Что у нас с Красной Площадью, может быть, у нас уже по Красной Площади нельзя гулять? Может быть, там злые террористы будут таскать минометы с платформами? А если на мусоросборщике была бы платформа миномета, что бы делали они?

Фишман: У нас так часто игнорируют то, что происходит…

Гудков: Раз они спокойны, никого не вызывали, очень нехороший возникает вопрос: а чего это вы, ребята, так успокоились-то? Ну хорошо, скажем так, цинично, не представителя власти грохнули, а грохнули представителя оппозиции, а если бы убили какого-нибудь видного деятеля государства?

Фишман: Ну, может, привыкли ждать указаний. Укажут проголосовать проголосуют.

Гудков: У вас в 150 метрах действует вооруженная банда.

Фишман: У меня вот какой вопрос, гипотетический: вот мы наблюдаем за тем, как идет расследование, мы читаем в прессе, мы как-то стараемся следить и видим эти две альтернативные или туманные или пока полутуманные версии. Одна из них ведет к Кадырову, одна…

Гудков: Никакого тумана нет…

Фишман: Вот, одна из них, которая выглядит более, ведет к Кадырову и его окружению непосредственно.

Гудков: Да. Абсолютно никакого тумана. Абсолютно прозрачная версия.  Вот скажите мне, как человек здравомыслящий, как журналист: вы верите, что за свой страх и совесть, за свои деньги два штатных бойца батальона находятся здесь, в Москве, и занимаются не работой государства, а … Может, это быть без ведома начальства?

Фишман: Вы в это не верите. То есть вы тоже…

Гудков: Я похож на идиота? Ну, может быть, но мне кажется, что нет.

Фишман: Вы считаете, что следы этого преступления ведут непосредственно в Грозный.

Гудков: Они ведут однозначно к политической власти в Грозный. Я не хочу сказать, что это лично Кадыров, но то, что там причастны к этому высокопоставленные деятели республики, у меня никаких сомнений в этом нет, абсолютно. 5 млн. просто так не платят. Я имею в виду табличный гонорар за исполнение убийства. И вообще, вся организация, вся дерзость говорит о том, что вполне возможно, и я не исключаю, что возможно участие определенных людей федеральных структур. Потому что эти задержанные не похожи на самоубийц, на живые бомбы. Ведь совершить убийство видного политика на Красной площади это, в принципе, равно самоубийству. У нас смертная казнь отменена, а была бы смертная казнь их бы расстреляли. То есть это просто пойти на расстрел.

Фишман: Есть ли сегодня, как вы считаете, политический ресурс для того, чтобы такого рода версия, если это правда, дошла бы до суда и там нашла свое подтверждение? Владимир Путин может обеспечить это?

Гудков: Я думаю, что он может обеспечить, но это понятно, что если это действительно так, то там будут большие жертвы, я имею в виду в истеблишменте и в должностных лицах, но у власти не очень большой выбор. Потому что я глубоко убежден, и скажу об этом в эфире, что в Кремле знают имя заказчика, а, может быть, имена заказчиков. И они знают это давно. А вот скажите мне, пожалуйста, если вы знаете имя заказчика и покрываете его, большая разница между заказчиком и организатором убийства и тем, кто знает…

Фишман: Очень сложный вопрос. Я там в эфире уже задавал.

Гудков: Поэтому у власти не очень хорошая ситуация. Им нужно либо кем-то жертвовать, и это не должны быть пешки, это не могут быть рядовые исполнители и даже какие-то майоры какого-то батальона, понятно, следы идут выше и невозможно какому-то майору действовать на свой страх и риск, подставляя руководство республики. Если там Рамзан Кадыров заявляет о том, что мы дома родственников террористов будем сжигать, что могут сделать с родственниками те, кто подставил…

Поэтому абсолютно однозначно, туда следы,  а вот дальше вопрос к федеральным структурам: «Ребят, а вы знали или нет? Ваша наружка рапорта писала или нет?». Наружное наблюдение идет, они пишут рапорт. Они видят, что кто-то еще и ведет, они тоже это отрицают  в рапорте. Начальство должно им сказать: «Ребята, вы установили этих людей?». Это оперативная группа чеченской полиции, у них своя задача, они работают на … С другой стороны, успокойтесь, вы их не замечаете, они вас. Мы делаем свое дело, они свое. Но однозначно, что если два-три месяца ведется подготовка к преступлению против Немцова, эти спецслужбы обязательно должны пересечься. Если там работают не чайники, не думаю, что это так, лучшие силы брошены, в том числе, наружное наблюдение, они должны были выявить эту подготовку, наблюдение и тут же доложить начальству. У них задача не вмешиваться, но доложить. Скажите, пожалуйста, наружное наблюдение, ФСБ России знало о наблюдении за Немцовым.

Фишман: Будем надеяться, что мы получим ответ на этот вопрос.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.