«Есть двор при Путине, а есть власть, контролирующая страну. Это ФСБ». Михаил Фишман — об итогах «московского дела»

6 сентября, 22:24 Михаил Фишман
2 930

Четверо фигурантов «московского дела» отпустили на свободу после того, как с них сняли обвинения в «массовых беспорядках» во время московских акций. Пятерым дали сроки от двух до пяти лет колонии общего режима. Студента ВШЭ Егора Жукова оставили под арестом — теперь его обвиняют в призывах к экстремизму в интернете. Михаил Фишман — о приговорах, которые вынес суд на этой неделе. 

Еще неделю назад это была данность: отправили в СИЗО по политике, по массовым беспорядкам — как минимум на пару лет прощаешься со свободой. Суды штамповали продления арестов одно за другим, и так же проштамповали бы приговоры. Но бульдог силовой машины вдруг разжал зубы: невиданное дело — четверо фигурантов вышли на свободу, а Егор Жуков — под домашний арест. Давно понятно: студент Жуков — ключевой фигурант дела о «массовых беспорядках», лицо и символ протеста. Это за него бил челом в Кремле ректор Вышки Кузьминов? Это за него подписались 160 тысяч человек в петиции «Новой газеты». Лозунг «Cвободу Егору Жукову» стал универсальным. Действие рождает противодействие, а противодействие — новое действие: и вот уже в его роликах на ютьюбе, а заодно в курсовых работах, роются следователи, чтобы найти хоть что-нибудь, что ему можно было бы «пришить». Теперь Жуков — фигурант нового дела о призывах к экстремизму. 

Это очень четкая картина. По одну линию фронта — люди. Не элиты, не башни Кремля, не прозападные госолигархи в окружении Путина и не системные либералы в правительстве. Это в далеком 2011 году говорили про раскол элит между путинскими и медведевскими. Сегодня ничего подобного нет. Это просто люди — студенты, преподаватели, журналисты, обыватели и их родственники, знакомые и друзья. 


А по другую линию фронта — ФСБ. Это и есть сила, которая руководит страной. Это абсолютно очевидно из всех фактов и обстоятельств, окружающих Московское дело. ФСБ — это и есть та сила, которая направляет по московским улицам и газонам полки ОМОНа. Это и есть та сила, которая ввела по сути чрезвычайное положение в столице и шлет судьям чистовики приговоров за участие в митингах и за броски бумажных стаканчиков. Это и есть та сила, которая стоит за 212 статьей и уголовным делом о «массовых беспорядках». Хотя первым само выражение «массовые беспорядки» произнес мэр Москвы Сергей Собянин.

Так почему развалилась 212-ая статья? Развалилась — это, конечно, громко сказано: само уголовное дело не закрыто, и двое обвиняемых по-прежнему сидят в СИЗО. Но уже примерно понятно, как именно это произошло. Всю первую половину августа силовики шли в атаку: обвиняемых одного за другим сажали в СИЗО, у тех, кого развозили автозаками по полицейским участкам, отнимали телефоны и выбивали показания, а Дума готовилась разоблачать Госдеп. Но затем происходят сразу несколько важных событий.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа