Друзья Путина: подчинит ли Кремль Евросоюз.

Спор журналистов из Франции и Германии и депутата Госдумы
И так далее с Михаилом Фишманом
23:41, 25 ноября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Михаил Фишман
Теги:
Франция

Комментарии

Скрыть

Еще две недели назад Владимир Путин был изгоем, и все лидеры Запада стояли против него стеной. А теперь не только Америка потенциальный союзник, но и на европейском фронте — сплошные радости. В Германии Ангела Меркель — главный оплот антипутинской коалиции — еще держится, хотя и ей непросто. Наплыв беженцев, антиамериканские настроения, российская пропаганда, которая этим пользуется — рейтинг Меркель на самом низком уровне с 2011 года. 

Зато во французской политической реальности, похоже, Владимир Путин теперь может кататься как сыр в масле. Куда ни посмотри — везде свои. Мари Ле Пен — прямой союзник, можно даже сказать, клиент. Она прямо признавала, что принимала финансирование из России. И бороться на президентских выборах с огромной вероятностью она будет с Франсуа Фийоном, который сам себя называет другом Путина и активно лоббирует отмену санкций. Вкратце, его позиция примерно такая: вы что с ума сошли, говорить с Россией с позиций силы? 

Кто станет выгодным для России президентом, и как поменяются отношения России и Европы, Михаил Фишман спросил у члена комитета Государственной Думы по международным делам Алексея Журавлева, журналиста из Берлина Бориса Райтшустера и журналиста русской службы RFI из Парижа Сергея Дмитриева.

Фишман: Для начала задам первый вопрос Алексею Журавлеву. Давайте сосредоточимся на Франции, потому что она на этой неделе у нас активно обсуждалась. Идут дебаты, идут праймериз между «правыми» кандидатами. Кто-то из них встретится с Марин Ле Пен, с которой, я так понимаю, вы знакомы лично.

Как вы считаете, кто для России был бы более выгодным президентом Франции ― Ле Пен или, допустим, Франсуа Фийон?

Журавлев: Я думаю, что это все-таки выбор французского народа.

Фишман: Это понятно.

Журавлев: С каким президентом нам придется работать, с таким и придется. Но если говорить о той риторике, которую кандидаты на сегодняшний день осуществляют, то понятно, что Марин Ле Пен больше национально ориентирована, непосредственно за французские интересы, она проповедует политику изоляционизма и, соответственно, она более понятна в этом отношении, на мой взгляд.

Другой кандидат, Франсуа Фийон, все-таки более европейский, я бы сказал, в большей степени консерватор, но тем не менее он с понятными взглядами, говорит о том, что с Россией и Путиным надо разговаривать, как минимум. Да, мы сложные собеседники, но тем не менее он понимает, что без России европейский мир выстроить очень сложно. Это не МИД Голландии, который в своих культурных программах говорит, что границы Европы ― по Россию, Россия с Европой граничит и в нее не входит. Во Франции такого нет.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.