Дрю Салливан о расследовании века: «Может, это и по-русски, но это незаконно».

И о том, как Ролдугин мог бы скупить все виолончели на свете
И так далее с Михаилом Фишманом
22:46, 8 апреля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

«Насквозь лживый вброс американских спецслужб», — не буквально так, но с таким смыслом сразу прокомментировал ситуацию пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, чья супруга, согласно утечкам, тоже регистрировала офшор на Виргинских островах через «Моссад Фонсеку». Вначале Песков говорит это ложь, и если верить ему, то, значит, выложенные в интернет сканы документов — это просто подделка. 

Это важный момент, потому что следующей стадией после отрицания было уже принятие. «Офшоры — легальное явление, это экономическая реальность. Но Путин то тут при чем? Здесь как раз и непрофессионализм, и ложь, о которой мы говорим», — более позднее заявление пресс-секретаря президента.

То есть Кремль, ни в лице Пескова, ни в лице Владимира Путина уже не оспаривает факты регистрации офшоров и транзакций. Просто Путин говорит, что в этом ничего незаконного нет: «Вашего покорного слуги там нет. Нашли кого-то из моих знакомых и друзей, я сейчас о них тоже скажу, чего-то там поковыряли и слепили».

Затем мы узнали от Путина, что музыкант Сергей Ролдугин — действительно миноритарий в одной из компаний, какой-то бизнес у него есть, и он ввозит в Россию музыкальные инструменты, чтобы подарить их государственным инстанциям. Только никак не успел пока оформить.

Но суть дела, с точки зрения Путина, это никак не меняет: информационный продукт, как он это называет, производится американцами для того, чтобы настроить общество против власти, чтобы эту власть снести.

Михаил Фишман спросил у Дрю Салливана, сооснователя Центра по исследованию коррупции и организованной преступности, так это или нет. 

Кто был главной целью вашего расследования? Здесь, в России, мы постоянно слышим от властей, что именно они были мишенью этой, как они говорят, «атаки». Это так?

Не сомневаюсь, что они так подумали. Мы собрали очень много информации. И, конечно, в России не привыкли к такому объему фактов. Я понимаю, почему они могли подумать о конспирологической подоплеке: что это направлено лично против них. Уверен, президент Исландии тоже думает, что это лично против него. И китайский лидер думает, что он мишень. И так далее. В реальности же это было глобальное дело, в котором участвовали более сотни изданий. Преданы гласности истории, в которые вовлечены страны Латинской Америки, Ближнего Востока, и они уже повлекли за собой проблемы для местных правительств. Я думаю, дело в том, что Россия живет в своеобразной замкнутой камере, где циркулирует только своя собственная информация. Поэтому там не заметили, что расследования затронули весь мир. Мы, безусловно, специально в Россию не целились. Факты говорят сами за себя. Если вы читаете об этих расследованиях, вы видите, что информация подана честно и осторожно: рассказывается только о том, что действительно произошло. Про Россию большинство редакционных решений были приняты «Новой газетой» и «Ведомостями». А не нашим Центром. Это наши партнеры, но я не могу диктовать российскому репортеру, как делать репортажи в России. Они выбрали сюжеты и решили, что важно.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.