Донецк — Дамаск — Стамбул. Как Россия увязнет в Сирии.

Колонка Орхана Джемаля
И так далее с Михаилом Фишманом
25 декабря 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

2015 год начинался под канонаду на Донбассе — да такую, что дебальцевский котел января-февраля стал крупнейшей битвой всей украинской войны. Канонада тоже произошла неслучайно — Владимир Путин сознательно шел на обострение и поднимал ставки. Назначенный на 15 января саммит в Астане сорван: тут уж не до саммитов, война идет. Зато через месяц про саммит в Минске будут говорить, что он чуть ли не прошел под диктовку Путина. 

Но если так и было, и Путин тогда выигрывал и на дипломатическом фронте, и на военном, то вот вам пример того, что называют пирровой победой. Потому что скоро концепция поменялась: выяснилось, что санкции столь сильно бьют по российской экономике, что и уже введенные терпеть трудно, новые и вовсе будут убийственны, и, следовательно, продвижение невозможно.

Так возник новый план: выйти из Украины, но при этом заново поднять ставки. Сирия стала полигоном борьбы за новый антитеррористический альянс с Западом, борьбы, в которой главное было — не выглядеть проигравшим. И после терактов в Париже и над Синем можно сказать, что отчасти этот план даже воплощен в жизнь.

Проблема в том, что в любую войну проще ввязаться, чем из нее выйти, и именно на войне обычно порхают те самые черные лебеди, те самые внезапные обстоятельства, которые только глубже затягивают вас в воронку. Не зная броду— не лезь в воду, как говорилось в фильме «Брат-2». Владимир Путин не собирался ссориться с Реджепом Эрдоганом. Он говорит, что он не знал, что в этом районе Сирии живут туркоманы, которых турки считают своими соплеменниками.

Орхан Джемаль — о том соре, из которого вырастает российская военная политика. 

 

В этом году мы вроде бы завершили воевать на Украине и тотчас влезли в еще одну войну, на этот раз в Сирии. Да еще и подготовили новый военный задел, видимо, для следующего года ― в Турции. Впрочем, официальная российская точка зрения прямо противоположна. Мы-то как раз ничего не сделали, а турки прикидывались нашими друзьями, а потом взяли да и сбили наш бомбардировщик!

История выглядела следующим образом. Россия вступила в сирийскую гражданскую войну в конце сентября. К этому времени Турция увязла в этой войне, что называется, по уши. Россия заявила о поддержке сирийского президента Башара Асада и желании жестко разобраться с Исламским государством / ИГИЛ (так называемое «Исламское государство» или ИГ) признана в России террористической организацией и запрещена на территории РФ /. Турция, напротив, была против Асада, хотя и ИГ не особенно жаловала. Россия начала усердно бомбить позиции Исламского государства, как утверждали наши генералы. Другие генералы, и турецкие в том числе, считали, что русские бомбят вовсе не боевиков, а иные партизанские отряды, которые как раз и борются с Исламским государством.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.