Депутат Мосгордумы о сносе ларьков.

«В судебном процессе не устанавливается справедливость и истина»
И так далее с Михаилом Фишманом
01:28, 13 февраля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Михаил Фишман

Комментарии

Скрыть

Одно из самых заметных событий недели — снос «самостроя» в Москве. Надо сказать, мэрия ведет себя последовательно: сокращает уличная торговлю настойчиво и давно. Так что ночная атака на временные городские объекты, предпринятая властями города, сама по себе не удивляет скорее, удивляет широкая общественная реакция, возмущение, это что нам вдруг тут войну устроили, и уже постфактум само то, как эта спецоперация была проведена. Ночью, штурмом, экскаваторами, с ОМОНом, не обращая внимания на мебель, вещи, деньги и даже людей, которые оставались внутри этих павильонов. О правовой стороне сноса ларьков Дождь поговорил с депутатом Московской городской думы, председателем комиссии по законодательству Александром Семенниковым.

Фишман: Кстати, я сразу скажу, что я далек от мысли (а такое мнение звучит), что преследовались лоббистские интересы, что мэрия хочет разогнать одних, чтобы передать другим. На самом деле я верю, что Сергей Собянин таким образом заботится о порядке, я совершенно отдаю ему должное в этом смысле. Вопрос, конечно, заключается в методах. И этот вопрос я адресую Александру Семенникову, депутату Московской городской думы, председателю комиссии по законодательству. Здравствуйте, Александр, спасибо большое, что пришли.

Семенников: Добрый вечер.

Фишман: Вы в данном случае представитель Москвы, если угодно, депутат.

Семенников: Да, безусловно, я разделяю позицию мэрии.

Фишман: И вы разделяете позицию мэрии. Тогда, пожалуйста, возразите на то, что уже прозвучало, в том числе и от меня, и от нашего эксперта Сергея Бадамшина. Каким образом, почему без суда и следствия в одну ночь происходит такое?

Семенников: С чего начать? С юридических аспектов, эстетических или с Сергея Капкова?

Фишман: Мне более-менее все равно.

Семенников: Давайте начнем с Сергея Капкова.

Фишман: Давайте начнем вот с чего: почему вы (я обращаюсь к вам как к московской власти) это делали ночью?

Семенников: Я объясню на примере парка Горького, который стал мемом, а Сергей Капков ― во многом иконой тех преобразований, которые проходили в Москве и поддерживались всеми слоями, в том числе и креативной составляющей нашего общества. Когда парк начинал работать в этом формате, из парка были безжалостно убраны ларьки. Люди после указа Ельцина о свободной торговле продавали колбасу, водку, хлеб и так далее. Это спасло страну, но потом изменились времена, и формат уличной торговли стал другим. Появились ларьки.

Фишман: Потом появились конструкции побольше, и так далее. Допустим, Капков тогда действовал не правосудно, возможно. Я не знаю, были суды или нет.

Семенников: Были. Всё было.

Фишман: Каким образом это оправдывает то, что происходит теперь?

Семенников: Когда мы говорим о правовом конфликте, всегда есть два взгляда на проблему. Закон, который вы упомянули, ст. 222, ч. 4 ГК, который вступил в силу с 1 сентября 2015 года, говорит о другом: сегодня во внесудебном порядке административным способом власти города (не только Москвы, но и любого субъекта Российской Федерации) могут ликвидировать самострой.

Фишман: Я понимаю, что там написано.

Семенников: Спор только по одному моменту. Раньше это решали суды.

Фишман: А сегодня законом определено, что можно без суда?

Семенников: Да.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.