Эффект бабочки: почему Россия так и не пережила дефолт 1998

Колонка Михаила Фишмана
17 августа, 22:38 Михаил Фишман
8 283

Дефолта, конечно, нет, но впору говорить о кризисе — рубль в течение двух недель теряет около 10%, нулевой экономический рост, и Кремль вдруг объявляет, что идет за оброком к большим компаниям. «Делиться надо», — заявил помощник президента по экономике Андрей Белоусов и составил план финансовых изъятий у конкретных капитанов большого бизнеса. А то из чего финансировать «майский указ» президента? И действительно — нефтяники же отдают часть прибыли государству. А химики и металлурги — они, что, сахарные?

Фото: Зотин Игорь/Фотохроника ТАСС

Ровно 20 лет назад 17 августа 1998 года российское правительство объявило дефолт по выплатам ГКО и так под эхо падающего рубля вдруг закончились 90-е. Тогда экономический кризис мгновенно стал политическим. Это было последнее и главное поражение Ельцина, как будто дефолт объявило не правительство Кириенко, — да и что могло успеть за четыре месяца, — а весь ельцинский курс с 1991 года. Дефолт позволил сделать легкий и напрашивающийся вывод: все последнее десятилетие было большой ошибкой.

Так ровно 20 лет назад началась постельцинская Россия — несмотря на то, что сам Ельцин после дефолта еще больше года сидел в Кремле. После дефолта на смену реформаторам, либералам, западникам и самому Ельцину пришли люди в погонах. Сначала те, что постарше: «Я вижу вас главой государства», — говорил Ельцин Евгению Примакову осенью 1998 года. А затем те, что помоложе — чтобы остаться с нами уже навечно. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю