Пойдем выйдем! Почему дебатов не будет, но Путин оскорблений не забывает

Президент США Джо Байден признал президента России Владимира Путина «убийцей». Путин уже успел ответить и вызвать Байдена на дебаты. Что будет с российско-американскими отношениями дальше и почему дебаты вряд ли состоятся? Об этом в колонке Михаила Фишмана.

«Кто как обзывается, тот так и называется», — сначала Владимир Путин так ответил Джо Байдену, когда тот на прямой вопрос — считает ли он Путина убийцей, ответил — да, именно так он и думает. Потом Путин то ли вызвал Байдена на дебаты, то ли просто сказал ему «пойдем выйдем» — в зависимости от того, какой смысл вы вкладываете в само слово «дискуссия». Путин предлагает дискуссию в прямом эфире — он говорит всерьез и верит, что победит Байден.

Что это будет за разговор? Какой формат? Что-то похожее на дебаты, которые предлагал Алексею Навальному Виктор Золотов, или на какое-нибудь ток-шоу на центральном телевидении — из тех, где под занавес из студии обязательно выгоняют эксперта из Украины или Польши с обещанием в следующий раз набить морду. Или на итоговую пресс-конференцию, в этом формате Путину равных нет — полный зал, лес рук, а Байдена можно будет застать врасплох плакатами «Беременным без очереди», «Куда течет Волга», «Как побеждать без Сталинграда», «Спросите Сахалин» и так далее — пусть Байден думает, что ответить. Где дебатировать — в Clubhouse? На «Первом канале»? Телемост СССР-США? Как пройдут первые в истории дебаты с участием Владимира Путина, после того как он, отдохнувший, вернется из тайги?

Я бы не откладывал в долгий ящик. Я на выходных хочу съездить в тайгу, немножко отдохнуть. А так можно было бы или завтра, или, скажем, в понедельник. Пожалуйста, мы готовы в любое удобное для американской стороны время. Я вот прямо сейчас, после нашего разговора, дам соответствующее поручение Министерству иностранных дел.

Мне кажется, я вижу эту картину: белоснежные, слепящие глаз сугробы. Холодно. Но уже пробивает себе дорогу весна, уже слышна первая капель под ярким мартовским солнцем, уже просыпается царь тайги — благородный столетний сибирский кедр, уже в таежном воздухе чувствуется аромат пробуждающейся природы. И, вдыхая запах тайги, мягко, как будто чтобы не потревожить обитателей леса, шагает Владимир Путин, и только снег едва скрипит под его ногами. Он, как всегда, в простой одежде лесника. Он в хорошей спортивной форме — недавно поймал рукой покатившийся с его кремлевского стола карандаш. Он спокоен. И одновременно сосредоточен. Он размышляет о своей предстоящей дискуссии с президентом Соединенных Штатов, и в его душе нет злости и обиды, потому что все его мысли, прежде всего, о России. А просыпающаяся тайга как будто дает ему силы, наполняет мудростью и терпением. 

Действительно, МИД уже готовит разговор, скоро, наверное, Байдену пришлют ссылку в зуме, но увы, похоже, что никакого разговора не будет. Ха-ха, следующий вопрос, — примерно так ответила пресс-секретарь Белого Дома Джен Псаки, когда ее спросили, откликнется Байден на предложение Путина или нет. А сам Байден потом просто проигнорировал аналогичный вопрос. Но вернемся непосредственно к тому, что сказал Байден. Вообще-то известно: он может выйти и ляпнуть что-нибудь, с ним такое не раз случалось. Вот что про него пишет в своей книге Майкл Макфол, который с ним долго работал, когда тот был вице-президентом при Обаме:

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа