Дзядко: "Медведев не по-пацански слился"

Дзядко3
30 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Братья Дзядко обсудили, почему Дмитрий Медведев решил не идти на второй срок.

Филипп Дзядко: Скоро зима. Скоро зима, а вместе с ней возвращается Путин. Я проснулся в той же стране.

Тихон Дзядко: Я тебе хочу сказать, милый друг, что в этой же стране ты будешь просыпаться, судя по всему, не один, не два, не три года, такое счастье к нам приходит лет на 6 минимум, а все благодаря этому потрясающему съезду, который прошел в субботу.

Филипп Дзядко: 24 сентября.

Тихон Дзядко: Что, прости?

Филипп Дзядко: 24 сентября.

Тихон Дзядко: Ты следил за этим, Тимош?

Тимофей Дзядко: За чем?

Тихон Дзядко: За съездом.

Тимофей Дзядко: Нет.

Тихон Дзядко: Я хочу, чтобы вот эти буквы и эти слова запомнили все. Мне кажется, такие люди в скором времени должны появиться на каждом проспекте нашего замечательного города.

Филипп Дзядко: Не менее 5 раз: Путин! Путин!

Тимофей Дзядко: Подожди, мы все-таки договаривались, что все-таки четыре.

Тихон Дзядко: Что четыре?

Тимофей Дзядко: Ну как, уже было два. И еще два.

Тихон Дзядко: Что было два и еще два?

Тимофей Дзядко: Путина.

Филипп Дзядко: Срок.

Тихон Дзядко: Я вам хочу сказать, не знаю как вы, но для меня эта история с этим потрясающим съездом в Лужниках доказал в очередной раз то, что мы с вами обсуждали все время в программе. Обсуждали между собой, и лишнее доказательство того, что Дмитрий Анатольевич Медведев потрясающим образом предал всех, предал, вас. Нет, вас в меньшей степени. В большей степени 52 миллиона граждан, которые за него голосовали.

Филипп Дзядко: Никто за него не голосовал.

Тимофей Дзядко: Откуда ты взял эти 52 миллиона?

Филипп Дзядко: Так же как последние 10 лет, все выборы в России, эти выборы были недействительны, потому что все нарисовано. Обвинять Медведева сейчас очень легко и просто. Давить несчастного человека, который не смог сделать то, что он мог сделать.

Тихон Дзядко: Почему несчастный?

Тимофей Дзядко: Чем он несчастен? Четыре года он порулил страной.

Филипп Дзядко: Дорогие друзья, очень просто сейчас все проблемы навешивать на Медведева.

Тимофей Дзядко: Секундочку, никто никаких проблем на него не навешивает.

Тихон Дзядко: Все проблемы на себя навешал сам, взял ответственность, человек, который взял ответственность, заявив определенную программу. Свобода лучше несвободы, модернизация. Путин - это модернизация. Если ты объявляешь модернизацию, значит то, что было перед этим, требовало этой модернизации. Теперь он сказал вот так: ребят, слушайте, а сейчас я решаю, что нужно нам от этого отказаться и давайте Владимир Владимирович здесь будет.

Тимофей Дзядко: «Я даже не буду объяснять почему», аплодисменты, в общем, все об этом сказали.

Тихон Дзядко: Ты обратил внимание на эту фразу. «Я даже не буду объяснять почему, я вот так решил»? Это он говорит 52 миллионам человек! Внутри сколько, 600 там человек было или тысяча?

Тимофей Дзядко: Я не смотрел.

Тихон Дзядко: Тысяча, две, три.

Филипп Дзядко: Дальше. Вопрос такой, вас больше всего в этой истории возмущает поведение Медведева или что-то другое?

Тимофей Дзядко: Меня возмущает в этой истории, что как обычно за нас все решили, причем не только за нас, в данном случае, а решил один человек. Нам говорили, что вот, мы сядем, поговорим. Но на съезде «Единой России» никто из депутатов, из делегатов, из членов высшего президиума не знали, что будет за фамилия.

Филипп Дзядко: Вы заметили, что при каждом упоминании фамилии Путина становится все холоднее и холоднее.

Тихон Дзядко: Это жизнь, привыкай к этому.

Филипп Дзядко: Я уже подготовился.

Тихон Дзядко: Что больше всего разочаровало. Во-первых, разочарования нет, потому что не было и очарования. Не знаю, может быть, у вас оно было?

Тимофей Дзядко: Нет, почему. У многих людей была иллюзия, которая держалась четыре года.

Тихон Дзядко: У тебя была?

Тимофей Дзядко: У меня нет.

Тихон Дзядко: У тебя было?

Филипп Дзядко: У меня было ощущение, что что-то потихоньку меняется.

Тимофей Дзядко: На какой-то момент иллюзия появилась. Например, вот эта история с «Правым делом», это самая настоящая иллюзия.

Тихон Дзядко: Иллюзия чего?

Тимофей Дзядко: Политики, какой-то состязательности.

Филипп Дзядко: Согласен, да. На два дня, ты сам говорил, на два дня в России появилась политика.

Тихон Дзядко: На два дня была политика.

Филипп Дзядко: Минуточку. Вот, что я понял про Медведева - Медведев несчастный использованный человек.

Тихон Дзядко: Позвольте, ему 15 лет? Ему 5 лет? Ему 7 лет?

Тимофей Дзядко: Какая разница сколько ему лет?

Тихон Дзядко: Его никто не заставлял.

Филипп Дзядко: Какая разница, сколько ему лет?

Тихон Дзядко: Циничное, наплевательское отношение ко всем политикам.

Филипп Дзядко: Не может нормальный мужик по собственному желанию так жалко выглядеть перед всей страной.

Тихон Дзядко: Именно. В том-то и дело.

Тимофей Дзядко: Подожди, он раб, ты хочешь сказать? Он такой раб, которого посадили на 4 года, секундочку подержать кресло, вот этот самый стул?

Филипп Дзядко: Он раб.

Тимофей Дзядко: Ему сказали: «посиди здесь 4 года, я не могу мне нужно сделать передышку, Конституция, все дела».

Филипп Дзядко: Раб на галерах 2. Ну да.

Тихон Дзядко: Раб на галерах.

Филипп Дзядко: Где ты?

Тихон Дзядко: Я здесь, рядом с тобой. Ты можешь говорить, что он раб, но это же понятно, что это не так. Этот человек тебе продемонстрировал через два дня после съезда, что он не раб, он мужик как раз.

Филипп Дзядко: Про Кудрина?

Тихон Дзядко: Тут совершенно другое.

Филипп Дзядко: Про Кудрина речь?

Тимофей Дзядко: Про Кудрина совершено другая история. Сначала они решили, и он сам сдал пост, пост принял, пост сдал, а потом уже была история с Кудриным. Это, мне кажется, важно соблюдать хронологию. Сначала он с улыбкой на лице признался, что его отправляют в отставку, и что он больше никому не нужен как президент, а будет там, в лучшем случае, исполнять роль премьера. Потом переосмыслил, услышал, что оказывается, люди из клана позволяют над ним смеяться, тогда да, он начал говорить, пытаться показать, что он сильный.

Тихон Дзядко: Самое интересное, что на его месте мог оказаться любой другой. Его также поддержали бы на эти четыре года, он был бы президентом. Был бы президент кто угодно, зверь, шимпанзе, мартышка, инопланетяне, не важно.

Тимофей Дзядко: Я уверен, что многие хотели бы быть на этом месте, и были бы рады 4 года…

Тихон Дзядко: И они могли бы брать 4 года, но потом испытать вот это унижение. Чем ты можешь мне объяснить, Филипп, почему жалко человека? Почему человек столько всего наобещал, сколько людей ему поверили и потом он так чудовищно, не по-пацански, слил абсолютно перед этими хлопающими жополизами?

Филипп Дзядко: Я считаю вот что. Что Медведев - не главное действующее лицо всей этой истории. Отчасти это его слабость. Обвинять сейчас Медведева во всех бедах нашей страны, по крайней мере, бессмысленное занятие. В том числе это еще и просто низко. Все, это павший.

Тихон Дзядко: Что низко? Что низко? Павший перед кем? Павший ты, павший Тимоша и павший я? Кот, кто павший в этой истории?

Филипп Дзядко: Это очевидно.

Тимофей Дзядко: Секундочку, я договорю. Он до 5 мая президент Российской Федерации, как он всем нам напомнил.

Тихон Дзядко: До 7 мая.

Филипп Дзядко: Мы видим, какой это президент. Обсуждать здесь больше нечего. Интересней другое, что теперь, то есть, интересно теперь, что будет с Кудриным, и почему он так поступил с Кудриным?

Тихон Дзядко: Не интересно. Мне, вот не интересно, что будет с Кудриным.

Тимофей Дзядко: Устроится куда-нибудь за рубежом в серьезный институт.

Тихон Дзядко: Кудрин утроится в министерство какое-нибудь другое. Сейчас его убрали на время. Нет такого человека, все. Нет такого политика - а, и нет такого человека – б. Нет человека после выступления на съезде «Единой России».

Филипп Дзядко: Надо подождать.

Тимофей Дзядко: На самом деле, а был ли политик Медведев?

Тихон Дзядко: Нет.

Филипп Дзядко: Перестаньте, да перестаньте. Еще есть время, вот это вечное, все, хватит, надоело.

Тихон Дзядко: То есть, ты считаешь, что неожиданно он скажет: «Ребята, это все была разводка, на самом деле я остаюсь»?

Филипп Дзядко: Вот это и есть главный итог вот этой всей отвратительной истории 24 сентября. Потому что ты никогда не знаешь, что они себе придумают. Поставят себе, выдумают кандидатов Пиписькина и будет у него кандидат Пиписькин президентом.

Тихон Дзядко: Ради бога…

Тимофей Дзядко: Очень последовательно они подставили Медведева.

Филипп Дзядко: А послезавтра Медведев скажет: «Воля Путина». И будет так. Меня больше всего в этом бесит не Медведев, даже не Путин, а вся вместе, вся вот эта организованная политическая система, как таковая. Где я и ты?

Тихон Дзядко: Я бы это назвал организованной политической преступностью. Мне кажется, для этого…

Тимофей Дзядко: ОПП.

Тихон Дзядко: А?

Тимофей Дзядко: ОПП. Вот ОПП такой.

Филипп Дзядко: Хорошо, согласен. Вот все вместе, все то, что при этом создает еще наша любая тема, это климат в государстве, вот это и есть главный и самый печальный невеселый результат…

Тимофей Дзядко: Понимаешь, климат климатом, но, тем не менее, ты хочешь сказать, что у него не было шанс поступить иначе, так?

Филипп Дзядко: Я не хочу больше про это говорить, я все сказал. Дело не в этом.

Тимофей Дзядко: Нет, ты защищаешь Медведева, говоришь, что он не виноват, он ни при чем.

Филипп Дзядко: Я не знаю, понимаешь. В том то и проблема, что я не знаю, как на самом деле.

Тихон Дзядко: Ты хочешь сказать, что Медведев на протяжении 4 лет терял шанс с каждым днем, с каждой минутой, с каждой секундой, он терял малейшую возможность, чтобы его воспринимали как политика. После 24 сентября он в одночасье, после всего, сколько там, 15-минутного, 10-минутного выступления он потерял шанс, чтобы его воспринимали как мужчину и как человека.

Филипп Дзядко: Я не спорю с этим. Нет. Нет, с этим я тоже спорю. Я говорю про другое, что говорить об этом сейчас, это не так интересно. Потому что это очевидно после 24 числа.

Тимофей Дзядко: О чем ты предлагаешь сейчас говорить?

Филипп Дзядко: После 24 числа президент Медведев перестал иметь политический вес, скажем так, аккуратно. Притом, что он принимает довольно серьезные политические решения, уволить ключевого министра, не уволив при этом всех, кого надо уволить - Нургалиева, Левитина всю шайку…

Тимофей Дзядко: Левитина.

Тихон Дзядко: Да всех, мы обсуждали это неоднократно. Ты мне перечисли, кого не надо уволить.

Филипп Дзядко: Я бы Кудрина уволил в последнюю очередь. Тем более не на фоне кризиса.

Тихон Дзядко: Это прекрасно поступать подобным безответственным образом человеку, который берет на себя ответственность как президент Российской Федерации. Ведет себя настолько безответственно на фоне 3 месячной потрясающей девальвации рубля. А в последние дни девальвация какая-то шокирующая. Каждый день он падал на 50 копеек.

Филипп Дзядко: Хорошо. А как вам жизнь? Вы посчитали, сколько вам будет лет, когда Путин перестанет быть президентом?

Тимофей Дзядко: Я не знаю, когда Путин перестанет быть президентом, он пока еще не начал, так что…

Филипп Дзядко: У Рубинштейна вышла колонка с названием «Пожизненное». Мне кажется, что похоже на правду, по крайней мере, пожизненное для Путина.

Тихон Дзядко: Все эти годы будет, наверное, всем очень классно. Политическая жизнь будет …

Тимофей Дзядко: Стабильность? Нет. Один мой знакомый правильно заметил: «Что вы паритесь? 12 лет будет президентом Медведев, будет застой, можно заниматься делом. Не пытаться обсуждать какую-то эфемерную политику, в которой ты можешь что-то решить. Ты просто будешь спокойно себе жить и не отвлекаться на всякую чепуху».

Тихон Дзядко: Я думаю, что, слушай, весьма вероятно, что …

Филипп Дзядко: Тебя все время будут отвлекать не на чепуху.

Тихон Дзядко: Такая же эфемерная чушь будет продолжаться. Нет, вы не считаете, что будут игры в политике, и так далее?

Филипп Дзядко: Конечно, будут. Нет, я даже думаю, что очень может быть, некоторое подобие либерализации в ближайшее время, будет. Потому что сейчас многие про это говорят. Потому что грядет, грядет в той или иной степени серьезный кризис. Экономический, политический, какой угодно. И да, все окружающее в некотором смысле, это кадырочно. И это надо повторить не менее 5 раз как и все вот это ранее. И «Путин», не менее пяти раз.

Тимофей Дзядко: По-моему, ничего кадырочного, совершенно, все очень критично.

Филипп Дзядко: Кадырочно или критично?

Тихон Дзядко: Все довольно однозначно, мне кажется. Те слова, которые были вначале сказаны о том, что наступает политическая зима, политическая осень, политический мороз, назови это как угодно, это тоже факт.

Филипп Дзядко: Достаточно холодно, надо признаться.

Тихон Дзядко: Естественно, дождь хотя бы закончился. Но оттого, все те слабые надежды, игры, Прохоровы, фигохоровы, все что угодно, все, забудьте. Возможно, потом появится новый Прохоров. Но проблема в эстетике, мне кажется.

Тимофей Дзядко: В эстетике? Стилистике, я бы сказал.

Тихон Дзядко: Проблема в эстетике и в физиологии даже. Потому что по большому счету, если, смотри, в эфире на «Эхе» это обсуждалось. У меня в гостях была Вероника Куцылло, зам. главного редактора журнала «Коммерсант-Власть» и Виталий Лейбин, главный редактор «Русского репортера». По большому счету, ничего не изменилось, да? Был президент Медведев? Не было. Был премьер Путин? Не было. Потому что президент так и не стал президентом – Медведев, - а Путин так и не уходил. Они сменили корочки. Один переехал в Белый дом, другой переехал в Кремль. Но речь здесь, для меня, про эстетику, что есть человек, который в свойственной ему манере игры желваками, свойственной манере отбрасывания солдафонских шуточек, вот этот человек представляет мою страну и тебя в частности, тебя на международной арене в ближайшие 6, 12, 18, 158 лет, неизвестно. Но, так или иначе, хоть какое-то количество времени точно представляет.

Филипп Дзядко: Здесь важно, как на это все будем реагировать, условные мы с вами, и кто нам дорог. Определенно.

Тихон Дзядко: Ты вот так вот реагируешь?

Тимофей Дзядко: У меня есть определенно…

Тихон Дзядко: Ты его уже собираешь?

Тимофей Дзядко: Да. Открывается?

Тихон Дзядко: Попробуй. Ты, надеюсь, не отсюда прямо уедешь?

Тимофей Дзядко: Как знать.

Тихон Дзядко: Если будешь прыгать вниз, будет тяжело.

Филипп Дзядко: Открывается он очень просто. Там ничего нет.

Филипп Дзядко: Собираем.

Тихон Дзядко: Я могу предложить немножко бумажки здесь. Будешь писать политический манифест.

Тимофей Дзядко: Шапку.

Филипп Дзядко: Слушайте, это все смешно. Больше всего, если честно, меня бесят эти разговоры про эмиграцию, которую ведут люди, сидя в «Бонтемпи», «Жан-Жаке».

Тихон Дзядко: А ты не ведешь такие разговоры?

Филипп Дзядко: На телеканале «Дождь»?

Тимофей Дзядко: Мы не в Бонтемпи, мне кажется.

Тихон Дзядко: А ты у себя в Facebook что написал?

Филипп Дзядко: Я написал только то, что я проснулся в той же самой стране, что чистая правда. Разговор про эмиграцию.

Тимофей Дзядко: А до этого ты не в той стране просыпался?

Филипп Дзядко: Послушай, мы обратимся к моим сочинениям чуть позже. Твой хвост становится все длиннее, а ты собираешься в эмиграцию. Кому ты там такой нужен? Я считаю, что говорить про эмиграцию на полном серьезе имеют право только люди, которых по-настоящему прижимают. Вроде Павла Ходорковского, или вроде Алексея Козлова. Что такое эмиграция в старом советском смысле слова? Когда люди ходили…

Тихон Дзядко: Вынужденная вещь некая.

Филипп Дзядко: Да. Когда тебя выдавливали из страны. Каждый вечер прощание с человеком, который уезжал в Америку, Израиль, куда бы то ни было, все говорят, было похоже, скорее, на похороны, нежели на веселую вечеринку. А, «увидимся, я к тебе на выходные заеду в Париж» - это не эмиграция.

Тимофей Дзядко: Я не говорил, что будет весело.

Тихон Дзядко: Нет, это разговор. Ты, на протяжении долгого времени, когда мы встречались по четвергам в нашей уютной студии на «Красном октябре», ты говорил о том, что «когда мы еще были в тепле»…

Филипп Дзядко: Было время.

Тимофей Дзядко: Вертолет за нами прилетит?

Тихон Дзядко: В лучшем случае вертолет.

Филипп Дзядко: Ты говорил о климате.

Тихон Дзядко: И мы об этом. Климат климатом…

Филипп Дзядко: Климат становится все хуже.

Тихон Дзядко: Сейчас климат совершенно иной будет. Поэтому ты просто сделаешь выбор.

Филипп Дзядко: Мне ждать 12 лет. Правильно?

Тихон Дзядко: Мне переживать, почему мне нужно?

Филипп Дзядко: Пусть они уезжают?

Тимофей Дзядко: Мне кажется, они не планируют.

Тихон Дзядко: Где-то здесь рядом Кремль должен быть, по моим расчетам. Вон там вот Кремль. Крикни, пусть они уезжают.

Филипп Дзядко: Валите. Да-да, ты, справа, левее.

Тихон Дзядко: А знаешь, почему они не уезжают, ни с права, ни слева? Потому что есть огромное количество людей, которые так потрясающе удачно вписались в эту конструкцию. Ты же видел эти лица на съезде «Единой России»? Потрясающий актер Машков, который…

Филипп Дзядко: Пять раз.

Тихон Дзядко: Аплодируя пять раз, пятнадцать и говорил о том, как он любит Россию, но когда он говорил о России, он говорил, естественно, «это моя страна». Он говорил про некую корпорацию Россию под названием «Россия», ЗАО «Россия». Назови, как хочешь.

Тимофей Дзядко: Я не понял, чем тебе жалко Машкова? Машков, Медведев, кто еще в твоем списке бедных?

Филипп Дзядко: Жалко их.

Тихон Дзядко: Машкова мне жалко только за сосули, понимаешь. Это единственное за что мне его жалко.

Филипп Дзядко: Сосули?

Тихон Дзядко: Да. Машкова жалко за сосули. Понимаешь, хотя в принципе, сосулечную кампанию он отрабатывает по полной, и не только он. Список-то длинный.

Тимофей Дзядко: Жалко.

Филипп Дзядко: Жалко, потому что не может человек… С человеком должно что-то случиться, чтобы он такое говорил, так говорил и так изменился. Что с ним происходит? Как бы это, изменение психики?

Тихон Дзядко: А ты знаешь, каким он был раньше? Ты знаешь, какой раньше была Надежда Бабкина, которая Путину: «Нравится, хороший мужчина. Хороший мужчина Владимир Владимирович». Есть абсолютно очевидные вещи, что жалеть тех, кто тебя подставляет, нет смысла, нет оснований. Люди подставляют тебя. Давайте говорить факты. Они подставляют твою страну, потому что абсолютно очевидно, что тот путь развития, который был заложен в последние 10 лет, он не работает, он разваливается. Уезжайте, не уезжайте, нет, я тоже не хочу жить. Тимофей пакует чемодан.

Тимофей Дзядко: Да, я пока его не собрал.

Тихон Дзядко: Вот он, кстати. А чего ты, ты бы его вытер. Присаживайся, посидите.

Тимофей Дзядко: Я его еще не собрал.

Филипп Дзядко: Чемоданное настроение.

Тихон Дзядко: Чемоданное настроение. Но, в принципе, мне кажется, естественно, никто уезжать не будет. Другой вопрос, будут ли протестные…

Тимофей Дзядко: Конечно, будут уезжать, разумеется. Просто понятно, что первый порыв сразу взять чемодан, побросать туда «Большой город» и не знаю что, и уехать.

Филипп Дзядко: В первую очередь – «Большой город»?

Тимофей Дзядко: Да. Дело не в этом, необязательно сразу с пустым чемоданом ехать, можно постепенно - есть 12 лет, можно подумать. Спрашивал нескольких людей, собираются ли они уезжать? Они говорят, куда нам, кому мы нужны?

Тихон Дзядко: Кому я нужен?

Филипп Дзядко: Это чушь собачья. Если вы здесь никому не нужны - досвидос.

Тихон Дзядко: Не, кому я нужен там, имеется в виду.

Филипп Дзядко: И там тоже. Если вы и здесь не нужны, то вы и там никому не нужны.

Тихон Дзядко: То есть?

Филипп Дзядко: Если вы считаете, что, уеду, не уеду... Зайду сейчас в модный магазин «Чиптрип», куплю билет на каникулы, а там посмотрим. И это все. Во-первых, нечестно по отношению к стране, за которую ты якобы переживаешь.

Тихон Дзядко: К Руси, к Руси. Так?

Тимофей Дзядко: А теперь он страну жалеет, смотри.

Филипп Дзядко: А что?

Тихон Дзядко: Да ради Бога, за страну я только за, я двумя руками пожалеть страну.

Филипп Дзядко: В ближайшее время, очевидно, будет довольно туго. Будут какие-то перемены в смысле экономики, будет продолжаться история с посадками от Ходорковского до Козлова и посередине и прочее. Так вот, дальше те, кто хотят что-то здесь менять, те, кто против этого, явочным порядком добиваются свободы. Так же, как добавились свободы люди в 60-е, 70-е годы.

Тихон Дзядко: То есть, ты собираешься выходить на улицу?

Филипп Дзядко: Я вышел на улицу недавно.

Тимофей Дзядко: Расскажи, кстати, расскажи, как выходилось на улицу?

Филипп Дзядко: На следующий день после скеза, я вышел на улицу, это был довольно печальный опыт. Это была демонстрация протестов, против возвращения Бодулая. И это было грустно. Потому что там было человек 200. 20% наших общих знакомых, 35% каких-то городских сумасшедших, иногда это наши знакомые тоже, коммунисты, какие-то…

Тимофей Дзядко: Ампилов, говорят, там был Виктор.

Филипп Дзядко: В то время, когда там вылез Ампилов, я думал что все, пора пойти выпить по 50.

Тихон Дзядко: И ушли. Понятно, что это было так. Очевидно, что этот протест будет нарастать.

Филипп Дзядко: Нет, пока все-таки надо уезжать.

Тихон Дзядко: Уезжать в тепло. Очевидно, что протест будет нарастать, хотя бы в силу социальных причин, экономических. Уж не знаю, помог бы нам социальный протест, он есть, извини, пожалуйста, он будет неизбежно, помог бы Кудрин, не помог - с бабками хреново.

Тимофей Дзядко: Подожди. Был бы Кудрин, он бы…

Тихон Дзядко: Был бы Кудрин, я не знаю, что было бы, но очевидно, что …

Тимофей Дзядко: Берег бы деньги, копил бы.

Тихон Дзядко: Ситуация объективная такая, что все катится в какую-то задницу и в политическом и в экономическом смысле. С чем мы можем поздравить друг друга, и поблагодарить Бориса Абрамовича Березовского, Бориса Николаевича Ельцина и собственно, конкретно и, прежде всего, Владимира Владимировича Путина и Дмитрия Анатольевича вместе с ним, который, дав надежду огромному количеству людей, сказал, «ребятки, до свидания».

Тимофей Дзядко: Пять раз. Ты не эмигрируешь, ты не ходишь на митинг, что ты будешь делать?

Филипп Дзядко: Почему, на митинг я буду ходить.

Тихон Дзядко: Я тоже. Я тоже, ладно

Филипп Дзядко: Там увидимся.

Тихон Дзядко: А в итоге, какой вывод из всего происходящего? Ели все осталось по-прежнему, или все не осталось по-прежнему, то что, к чему мы приходим?

Филипп Дзядко: Что мы приходим к ненасильственному сопротивлению.

Тимофей Дзядко: Или же мы уходим?

Тихон Дзядко: Это вы уходите, Тимофей. Есть одна очевидная вещь, о которой мы сказали вначале - начинаются политические заморозки.

Филипп Дзядко: Здравствуй, Путин, Новый год.

Тихон Дзядко: Здравствуй, Путин, Новый год. Политические заморозки, с которыми как-то там нам всем придется мириться, в силу своих возможностей. Может быть, Тимофей будет в этот момент на Мальдивах со своим чемоданом.

Тимофей Дзядко: Почему на Мальдивах?

Тихон Дзядко: Потому что там тепло. Со своим знаменитым хостом ты отправишься на Мальдивы и будешь там греться в какой-то другой ситуации.

Тимофей Дзядко: Это не бегство на Мальдивы.

Тихон Дзядко: Ты главное шапочку свою прибереги, чтобы она тебя согревала, потому что… О! Снег пошел!

Филипп Дзядко: Новый политический сезон.

Тимофей Дзядко: Я вас поздравляю.

Тихон Дзядко: Е-мое, здесь даже снег ненастоящий, хрень какая-то. Погоди. Бумага.

Тимофей Дзядко: Спасибо.

Тихон Дзядко: Бумага.

Тимофей Дзядко: И это снег?

Филипп Дзядко: Просто праздник какой-то.

Тихон Дзядко: Чушь собачья! Мало того, что президента нет, премьера нет, и снега нет никакого.

Филипп Дзядко: Я думаю, что, несмотря на все это, и даже на бутафорский снег крупного помола, поживем еще.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия