59 лет - не срок. Полная версия ДЗЯДКО 3 к дню рождения Путина

Дзядко3
7 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Братья Дзядко обсудили главные темы этой недели - дело Березовского и Абрамовича, день рождения Путина и смерть Василия Алексаняна.

Филипп Дзядко: Здравствуйте, в эфире программа «Дяздко3». В студии телеканала Дождь в прямом эфире Тимофей Дзядко и я, Филипп Дзядко.

Тимофей Дзядко: Филипп Дзядко. Добрый вечер.

Филипп Дзядко: Наш брат Тихон Дзядко сейчас находится в Страсбурге, но в какой-то момент он появится в этой программе с помощью волшебных приспособлений.

Тимофей Дзядко: Куда без него, вообще.

Филипп Дзядко: Сегодня весь день люди повсюду обсуждают, наверное, главные сегодняшние события общемирового уровня, а именно смерть Стива Джобса.

Тимофей Дзядко: Причем, даже под конец вечера родилась совершено конспирологическая теория, что Стив Джобс на самом деле, умер раньше, поскольку два дня назад была презентация нового iPhone.

Филипп Дзядко: В общем, как всегда, появилось множество самых разных теорий.

Тимофей Дзядко: Они решили это умолчать.

Филипп Дзядко: В Москве уже кто-то написал семье «Стив жив», «Джобс вышел покурить» и тому подобное. Акции памяти проходят по всему миру: Лос-Анджелес, Сан-Франциско до Токио, в том числе и в Москве, кстати, тоже.

Тимофей Дзядко: Да, и достаточно это своеобразно. Потому что люди несут цветы прямо к магазинам Apple.

Филипп Дзядко: Ну да, это такое место, алтарь.

Тимофей Дзядко: То есть, реальная религия.

Филипп Дзядко: Да, кроме того, все присылают, пересылают…

Тимофей Дзядко: Его известную речь стэнфордскую 2005 года.

Филипп Дзядко: Да, пронзительную и такую настоящую. И действительно, речь идет о том, что скончался один из, наверное…

Тимофей Дзядко: Величайших людей.

Филипп Дзядко: Величайших людей нашего времени. Вот, наверное, самая популярная фраза, которую сегодня все вспоминают: «Помнить – что умрешь, это лучший известный мне способ не попасться в ловушку веры в то, что тебе есть что терять. Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на то, чтобы прожить чужую жизнь. Не позволяйте шуму мнений других заглушить ваш собственный внутренний голос, сердце и интуицию. Именно внутренний голос, сердце и интуиция, каким-то образом уже знают, кем вы на самом деле хотите стать. Все остальное вторично». Стив Джобс.

Тимофей Дзядко: Мне кажется, что к этим словам мы сегодня еще будет возвращаться.

Филипп Дзядко: К этим словам мы неоднократно будем возвращаться. Слова замечательные и их замечательно помнить. Но то, что касается нашей страны, да и на самом деле, всего мира тоже, нас ждет величайшее и как раз очень радостное событие, а именно тезоименитство Владимира Владимировича Путина.

Тимофей Дзядко: Будущего президента Российской Федерации.

Филипп Дзядко: Будущего и бывшего, и, в какой-то степени, нынешнего президента Российской Федерации.

Тимофей Дзядко: Хотя в этом убедили.

Филипп Дзядко: Да, по этому случаю мы хотели бы открыть бутылку шампанского, но мы этого делать не будем. Потому что, во-первых, если пробка…

Тимофей Дзядко: Мы бережем камеры просто, на самом деле.

Филипп Дзядко: Да, если пробка куда-нибудь не туда улетит, нас уличат в экстремизме, решат, что мы на что-то намекаем. Да и вообще, настроение не такое.

Тимофей Дзядко: И, в конце концов, День рождения еще не наступил.

Филипп Дзядко: День рождения еще не насупил и те, многомиллиардная аудитория, которая нас сейчас смотрит, и те, кто нас будут смотреть до самого конца, смогут почти уже прикоснуться…

Тимофей Дзядко: Разлить по бокалам.

Филипп Дзядко: …К этому празднику. 59 лет - это важный срок. Вышла недавно замечательная статья от редакции Gazeta.ru, которая…

Тимофей Дзядко: Я уж испугался, что начнешь про «Большой город» говорить.

Филипп Дзядко: «Большой город» само собой, да. Да, как раз ко Дню рождения Путина «Большой город», спасибо что напомнил, мы сделали такую обложку, которая обычно как раз не к Путину, а скорее к его подданным благодарным. В частности, мы предлагаем удивляться, когда вас унижают, и призываем вас отправить обоих в отставку.

Тимофей Дзядко: А я хочу, пока ты не начал про Gazeta.ru, напомнить, что у нас есть страница в Facebook, и пока мы еще…

Филипп Дзядко: Вся реклама в одном месте…

Тимофей Дзядко: В одном флаконе. И пока мы еще не начали зачитывать поздравления, будущие поздравления, у вас есть шанс присоединиться к поздравляющим.

Филипп Дзядко: Надо сказать, что сегодня гораздо более верные поклонники талантов и дара Владимира Путина, а именно организация с замечательным названием, наша любимейшая организация, и у вас, я думаю, тоже…

Тимофей Дзядко: Просто «Наши».

Филипп Дзядко: Просто «Наши» по всей России организовали замечательную акцию. В 15 городах страны ребята будут устраиваться в специальную такую сложную фигуру… У кого-то могут быть какие-то странные ассоциации, но это всего лишь цифра…

Тимофей Дзядко: 59

Филипп Дзядко: Да, 59.

Тимофей Дзядко: Мне очень интересно, с чего они будут это снимать?

Филипп Дзядко: С высоты птичьего полета. Я думаю, что у этих настоящих патриотов есть замечательная техника, которая позволит все сделать. Есть несколько очень тонких и приятных моментов во всей этой истории. Например, один из организаторов этой акции говорит, что они не будут передавать получившиеся изображения имениннику, но надеются, что в свой День рождения, то есть завтра, найдет в интернете на YouTube этот ролик и порадуется. И как они говорят, он уже достаточно взрослый и самостоятельный человек, чтобы с этим справиться. Мы как-то в этом…

Тимофей Дзядко: В этом не сомневаемся.

Филипп Дзядко: Спору нет, спору нет.

Тимофей Дзядко: Более того, его пресс-секретарь Дмитрий Песков сказал тут на Дожде, что Владимир Путин отлично пользуется компьютером, чтобы никто вдруг не подумал, что у нынешнего президента получается лучше.

Филипп Дзядко: Чтобы не расслаблялись блогеры, которые едят в дорогих итальянских ресторанах, а потом… Как там Песков говорил?

Тимофей Дзядко: А потом за страну переживает.

Филипп Дзядко: В общем, не те люди, которые будут составлять цифру 59 сегодня, составляли ее. Так вот, мы чуть хуже подготовлены к этому знаменательному дню. Мы не выпустили ни одного календаря с обнаженными девушками, мы не пытаемся даже сложить никакой цифры.

Тимофей Дзядко: Нас не хватит, нас слишком мало.

Филипп Дзядко: К тому же, Тихон предусмотрительно смотался в Страсбург, где, кстати, наверняка тоже ждут Путина. Может быть, с какими-то другими целями, но, тем не менее, ни Путина, ни Тихона здесь сейчас нет. Тихон еще появится. Но…

Тимофей Дзядко: Про Путина не знаем.

Филипп Дзядко: Так вот, мы начали говорить про Gazeta.ru. Gazeta.ru как раз после эфира Пескова на Дожде, когда Песков сказал, что «нет ничего плохого в том, что Путин похож на Брежнева. Да и вообще, в Брежневе нет ничего плохого»...

Тимофей Дзядко: От него одни плюсы, экономический рост.

Филипп Дзядко: Да. И о чем эта статья, к которой всех отправляю? Она о том, что в 90-е годы был очень понятный и ясный образ Сталина. Это был человек, при котором были чудовищные репрессии, кровавый тиран и прочее, какая-то очевидная вещь для любого здравомыслящего человек, знающего хоть чуть-чуть историю. А в нулевые годы этот образ стал чуть-чуть, а потом и еще чуть-чуть, в общем, он изменился. С помощью чудес государственного маркетинга, Сталин стал, по крайней мере, противоречивой фигурой, а иногда даже просто эффективным менеджером. То есть, конечно, людей убивали без суда и следствия, миллионами гнали, расстреливали, но, он был эффективным менеджером. Появилось вот это «но».

Тимофей Дзядко: К тому же победил войну.

Филипп Дзядко: К тому же победил войну, в общем, там много всего. Так вот, редакторы Gazeta.ru говорят, что если сейчас есть образ Брежнева как такой, он очевиден, застой, шамкающий рот, неживая экономика, народ под идеологическим спудом, репрессии (не такие жестокие, слава Богу, как при Сталине), но политзаключенных сажают в тюрьма, лагеря и психиатрические больницы, очереди в магазинах, дефицит и так далее, и так далее, и так далее, то сейчас ничего не стоит повторить тот же трюк, что случился со Сталиным. А именно сказать: «Это эффективный менеджер».

Тимофей Дзядко: Правильно. Нет, чтобы просто, это как бы запущен такой процесс. Все ждут 12 лет, и все говорят «ужасно, «надо валить», «застой», «это плохо». И тут вам, в общем, ответ.

Филипп Дзядко: Как Путин сказал недавно - валить не надо. Как-то он точнее сформулировал. То есть, он дал понять, что он валить не собирается. Это для кого-то хорошая новость, но не для всех. Сейчас, мы, кстати, об этом поговорим как раз, обратившись к поздравлениям. Так вот, это очень похоже на правду. Брежнев, который в некотором смысле, возвращается и воплощается в фигуре Путина, и…

Тимофей Дзядко: Мне кажется, он просто ищет для себя роль. Сталин не подошел, теперь пытается примирить…

Филипп Дзядко: Сталин нужен был для того, чтобы легитимизировать такую жесткую… Они теперь решили действовать, это очень здорово, что историю так хорошо…

Тимофей Дзядко: Давай еще.

Филипп Дзядко: Вот этот вот замечательный человек.

Тимофей Дзядко: Можно его, мне кажется, вполне привесить, чтобы было его хорошо видно.

Филипп Дзядко: Я думаю, что чудеса медицины, ботексы и все остальное, вся вот эта вот…

Тимофей Дзядко: Ты думаешь, он также потолстеет?

Филипп Дзядко: Я не знаю, что с человеком может произойти за 6, а потом еще за 6 лет, ели действительно, нас ожидает именно 12-летие благоденствия, но всякое может быть. Путин – второй Брежнев. Это здравая идея, и нам нужно всякий раз теперь думать, как нам думать, как с этим жить. Нам будут рассказывать про то, что то же самое что при Брежневе, зато у нас наука.

Тимофей Дзядко: Стабильность.

Филипп Дзядко: Вот человек, который раньше возглавлял государство. Вы, наверное плохо помните как его зовут, на букву «М» что-то… Медведев, вот!

Тимофей Дзядко: Теперь обратите внимание, за неделю изменил свое отношение к этому человеку.

Филипп Дзядко: Почему? Нет.

Тимофей Дзядко: На крыше защищал всячески.

Филипп Дзядко: Нет, я защищал его от дешевых нападок. Все понятно.

Тимофей Дзядко: Все, продолжай.

Филипп Дзядко: Так вот, условный человек на букву «М», который только что был президентом, теперь будет заниматься наукой, ездить в Сколково и обратно туда-сюда. Может быть, даже появится, как был, город Брежнев, появится, скажем, село Малые Путинки, может быть, появится государство даже какое-нибудь…

Тимофей Дзядко: Государство? Давай без государств.

Филипп Дзядко: Путиноводск. Мне режиссер телеканала Дождь говорит, что «ты обязан пересесть на место Тихона».

Тимофей Дзядко: Я просто не очень слышу режиссера, видимо.

Филипп Дзядко: Все наказаны, ты наказан, это не самое лучшее место.

Тимофей Дзядко: Да уж.

Филипп Дзядко: Так вот, теперь, когда мы встречаем День рождения Путина в новом качестве, то есть, человека, который в ближайшее время будет нас радовать, давай обратимся к…

Тимофей Дзядко: К истории.

Филипп Дзядко: Теперь, когда мы встречаем День рождения Путина в новом качестве, то есть человека, который в ближайшее время будет нас радовать, давай обратимся к поздравлениям. Мы попросили наших зрителей и всех сочувствующих и нам, и существующему режиму, написать несколько теплых слов в честь будущего президента, а нынешнего премьер-министра нашей страны Владимира Владимировича Путина. Я процитирую избранные места, их очень много, писем пришло много, в Facebook много поздравлений. Я включаю избранное из этих поздравлений. Итак, что желают Владимиру Путину в России: «отдыха», «Владимира Путина». Очевидно, в пожелании Владимиру Путину Владимира Путина содержится какая-то…

Тимофей Дзядко: Намек. Мне кажется, намек на март.

Филипп Дзядко: Я думаю, что не на март, я думаю, что на то, что он так хорош, Владимир Путин, что только Владимир Путин и может быть лучшим подарком. Это логично. Или наоборот.

Тимофей Дзядко: То есть, ты подозреваешь наших зрителей в каком-то ерничестве?

Филипп Дзядко: Не дай бог. Может быть, у меня такое в голове могло родиться, но не у них. Дальше: «чтобы второго такого не было», «чтобы он оставался единственным и неповторимым». Да, присоединяюсь к этому поздравлению.

Тимофей Дзядко: А я бы даже сказал уточнение - не второго, а третьего.

Филипп Дзядко: Да.

Тимофей Дзядко: Поскольку срок третий.

Филипп Дзядко: Третий срок, судя по всему, уже будет. Хотя опять же Песков говорит, что «прекратите, у нас демократия, не все предрешено»….

Тимофей Дзядко: Кстати, Медведев то же самое говорит в своем известном интервью.

Филипп Дзядко: И это будет здорово. Дальше: «желают отправиться на «женскую пенсию», чтобы пораньше». На «женскую пенсию», как известно, выходят люди раньше, чем мужчины.

Тимофей Дзядко: 60 или 55?

Филипп Дзядко: Сейчас не об этом. Но явно не в 59. Хотя? Если он воспримет всерьез наши поздравления… Владимир Владимирович, «на женскую пенсию, чтобы пораньше»... «Желают безграничного счастья, любви, успехов, удачи и поменьше болеть».

Тимофей Дзядко: Еще написать книгу.

Филипп Дзядко: Написать книгу, «заработать хорошую пенсию», «уехать на славном автобусе в тур по Европе». Владимир Владимирович, пожалуйста. Вот странное пожелание: «Желаю Путину пережить войну как чеченцам, подышать газом как заложникам Норд-Оста, посидеть на баланде как Ходорковскому, утонуть как матросам «Курска», ну, и так далее.

Тимофей Дзядко: Такие поздравления мне как-то не очень нравятся. Они режут глаз, слух и все прочее.

Филипп Дзядко: Понятно, что человек имел в виду.

Тимофей Дзядко: Нет, например, тут желают мозгов, вроде как остроумно.

Филипп Дзядко: Вот, желают велосипед. Велосипед.

Тимофей Дзядко: Кто-то там желает каких-то болезней, мне кажется, что это просто некрасиво.

Филипп Дзядко: Опять же очень многие желают пенсию: «Успешного оформления пенсии в будущем году, чтобы без очереди и обирания справок, доказывающих стаж работы (он ведь во многих местах работал: иных уж нет, а те далече), и чтобы тысяч 7-8 начислили. Потом эта пенсия подрастет в зависимости от инфляции». Это замечательное поздравление. Лучше «Космической Одиссеи».

Тимофей Дзядко: То есть, его хотят отправить в космос?

Филипп Дзядко: …Тем более что там он не был, то есть, Путин. «Очень хочется его репортажи с Меркурия, Марса, Венеры и далее со всеми остановками. Путин в Космосе». «Желаю ему внезапного появления совести. Я знаю, это очень жестко звучит». Действительно, чертовски жестко в случае с нашим премьер-министром. «Владимир Владимирович, хочется пожелать Вам чувство меры и сострадания». «Я бы пожелал покоя. Идите на пенсию, Владимир Владимирович». Опять: «Желаю ему быстренько уйти на пенсию: пенсии высокие уже сейчас». «Пусть отоваривается в «Пятерочке». Вот так. «Выучить наизусть всеобщую Декларацию прав человека». Ну, это врагу не пожелаешь, тем более Путину. «Мудрости, человеколюбия, смелости».

Тимофей Дзядко: Мне кажется, что такие злые пожелания.

Филипп Дзядко: Почему? Выучить всеобщую Декларацию прав человека?

Тимофей Дзядко: Да. Довольно жестоко в общем контексте.

Филипп Дзядко: «От всей души желаю ВВ здравого ума и трезвой памяти. Тяжко будет у власти видеть маразматика». Да, это точно.

Тимофей Дзядко: Маразматика, это, видимо, кого-то еще?

Филипп Дзядко: Нет, в том случае, если здравый ум и трезвая память не сохранится в ближайшие 12 лет, то…

Тимофей Дзядко: Ок. То есть, ничего другого.

Филипп Дзядко: И последнее пожелание замечательное: «Счастья всем!».

Тимофей Дзядко: Всего-навсего поздравления и ничего более.

Филипп Дзядко: Мы не гимнасты в отличие от представителей движения «Наши», но, тем не менее, есть чем порадовать наших сограждан. Несколько лет тому назад, в журнале «Esquire» была напечатана подборка стихов, посвященных Владимиру Владимировичу Путину. Эти стихи были собраны по всей России, тогда мы попросили разных поэтов отдать нам сочинения, в которых они честно, искренне пишут про Путина.

Тимофей Дзядко: Это ты к тому, что ты раньше работал в журнале «Esquire», иначе не понятно?

Филипп Дзядко: В общем, тогда журнал «Esquire», делал такую историю, я тогда там отчасти тоже работал. Так вот, эти стихи написаны людьми от чистого сердца. Это не какое-то издевательство, стеб.

Тимофей Дзядко: Не то, что нам пишут в Facebook, одним словом.

Филипп Дзядко: Не то, что некоторые люди решили, что площадка наша - «Дзядко 3» - это для каких-то язвительных комментариев по поводу существующего режима. Не надо. Есть люди, настоящие патриоты России, которые написали стихи. Они до сих пор актуальны. И кто мог знать, что в 2006 году, когда эта подборка была собрана, эти стихи будут читаться и спустя пять лет, также живо и также актуально. Их довольно много. Я выбрал три. Не знаю. Ты меня останови, если будет не интересно. Стихотворение без названия. То есть называется оно по первой строчке. «Владимир Путин - президент». Написал его человек на букву «А», может быть Алексей, может быть, Александр, может Аристарх. А. Каштанов, 64 года, охранник, живущий в Хотьково.

Владимир Путин - президент
Совсем другой формации.
Он чувствует судеб момент
И требованье нации.
С твоим приходом наша жизнь
Совсем другою стала.
Веди империю, держись
От Запада оскала
Ты в отдаленной стороне.
На стороне России,
Чтоб Бушеблэры знали все,
Что не склоним мы выи.
Мы - меч и тонкое чутье,
Мы ярость и расчет.
С тобой мы, Путин, громадье -
Никто нас не погнет.

Тимофей Дзядко: Держись

Филипп Дзядко: «Владимир Путин – президент, совсем другой формации» - самое лучше в этом стихотворении.

Тимофей Дзядко: Мне тоже кажется, первая строчка просто…

Филипп Дзядко: Другая формация. Это даже не только президент другой формации, это премьер-министр другой формации. «Он чувствует судеб момент и требование нации». Нация требует, чтобы он снова был с нами. Еще одно стихотворение. «Облаков - ну нанесло с России всей». Написал его человек по имени Леонид Прожников, 60 лет, художник-любитель из города Москва.

Облаков - ну нанесло с России всей.
Дождь льет, будто здесь Нева, не Енисей.
Красноярск на берегу, как гордый кедр,
Возвышается во всей своей красе.
Мы здесь знаем цену искренним словам,
Что измерены по правильным делам.
От Игарки до Тувы простой народ
Общей жизнью с нашей Родиной живет.
Так ведите нас. Мы верим Вам во всем.
Если надо, то и горы мы свернем.
Вы теперь наш главный батька-атаман,
Мы доверили все наши судьбы - Вам.
Будьте ж с нами до последнего честны.
И упрочится величие страны.
Ну а мы Вам пожелаем в день седьмой,
Чтобы осень все равно была весной.

Вот это по сути строчка должна быть взята на вооружение во время рекламной компании. Предвыборной кампании Владимира Путина. «Чтобы осень все равно была весной».

Тимофей Дзядко: Нет, ты не понял, имеется в виду, то, что весна уже произошла осенью.

Филипп Дзядко: О том и речь.

Тимофей Дзядко: Выборы прошли.

Филипп Дзядко: Выборы прошли. «Чтоб осень все равно была весной», человек пять лет назад это сочинил. Он видел. Поэт-пророк.

Тимофей Дзядко: Так и есть.

Филипп Дзядко: Он угадал, «чтобы осень все равно была весной». И наш руководители, подобно руководителям советского времени, не случайно Брежнев все время у нас где-то в голове.

Тимофей Дзядко: Не в голове даже, на холодильнике.

Филипп Дзядко: На холодильнике и в холодильнике тоже. Скоро будет Путин, и в холодильнике и на холодильнике. Все будет снова так же, как тогда, и как советские ребята, умели менять природу, целые народы переселять из одного места в другое. Вот сейчас Путин написал замечательный текст, показал себя в очередной раз как яркий публицист, в газету «Известия» о том, что он собирается…

Тимофей Дзядко: Создавать Евразийский союз.

Филипп Дзядко: Да. В каком-то смысле, восстанавливать, исправлять катастрофу XX века.

Тимофей Дзядко: А именно, восстанавливать СССР, распад СССР.

Филипп Дзядко: Да. Да. Сейчас будет много написано всяких идеологических текстов на эту тему, про нового, про то…

Тимофей Дзядко: Всяких эпигонских, ты имеешь в виду?

Филипп Дзядко: Да, то есть комментирующих…

Тимофей Дзядко: Толкующих, что же он имел в виду.

Филипп Дзядко: Да.

Тимофей Дзядко: Я думаю, что на этом мы и закончим чтение стихов.

Филипп Дзядко: Послушай еще одно, или хватит?

Тимофей Дзядко: Давай.

Филипп Дзядко: Тогда последнее. Стихотворение называется…

Тимофей Дзядко: Предыдущее было задорное.

Филипп Дзядко: Называется по первой строчке «А школа пустеет, кончается лето». Оно лирическое. Я постараюсь сохранить стиль этого стихотворения. Написала его Алла Петровна Щербакова, 43 года, педагог. Это важно, для понимания этого текста. Педагог из Самарской области.

А школа пустеет, кончается лето.
Пришел первый класс, и опять недобор.
Из башни Кремля Вы увидели это
И новый совсем повели разговор.
Вы к женщинам всем обратились: рожайте!
Поскольку быть матерью - это почет,
И вовсе карьеру свою не бросайте -
Рабочее место пока подождет.
Ведь многие женщины раньше боялись,
Кругом нестабильность, не знали, как жить.
Доступно и просто Вы им постарались
Законопроекты свои предложить.
Бегут посрамленно теперь супостаты,
Кто женщин настраивал против детей.
Глядишь - и обратно увозятся в НАТО
Коробки гормонов и прочих затей.
Желаю Вам радостно жить, без печали,
В веках чтоб остались дела и слова.
Чтоб многие дети России сказали:
"Рожденьем своим мы обязаны Вам!"

Эти стихи, которые пять лет тому назад напечатал журнал «Esquire», которые посвящены Владимиру Путину, и которые с такой любовью, болью и радостью обращены к нему, вот конкретно эти стихи, про детей. Ты помнишь, наверное историю…

Тимофей Дзядко: Да, «Адмиралтейский капитал»…

Филипп Дзядко: Они вроде бы устарели, повод ушел, тогда Владимир Путин всех призывал…

Тимофей Дзядко: Не, просто сейчас от Путина должны появиться на самом деле. Уже поднять голос, заявить о себе.

Филипп Дзядко: Да, да. Молодые ребята, появившиеся на свет благодаря Путину. Благодаря Путину коробка гормонов и прочих затей отправили обратно в НАТО. Пусть они там будут, пусть.

Тимофей Дзядко: Я думаю, что Владимир Владимирович не обидится на нас, что мы его решили поздравить чуть раньше.

Филипп Дзядко: Накануне. Так вот. Последняя мыль. Просто важно, эта поэзия.

Тимофей Дзядко: Ты как-никак филолог.

Филипп Дзядко: Вроде бы, по смыслу это устарело, поезд ушел, но эта фраза, «чтоб многие дети России сказали – рождением своим мы обязаны Вам», а теперь ребята, которые появятся на свет Божий, на российский свет. Когда Россия встает с колен, ближайшие 12 лет будут рождаться, они тоже скажут, рождением своим мы обязаны вам, отец, отец. На этой мысли мы заканчиваем первую праздничную часть нашей программы. И уходим на кроткую рекламу. До скорого.

РЕКЛАМА

Тимофей Дзядко: В эфире снова программа «Дяздко3», которую веду с моим братом Филиппом Дзядко. Я - Тимофей Дзядко. Тихон Дзядко присоединится к нам чуть позже. На этой неделе, помимо ожидаемого Дня рождения Путина и неожиданной смерти Стива Джобса, произошло еще, скажем так, не менее… Не буду сравнивать. Просто достаточно интересное событие, а именно, начался процесс «Борис Абрамович Березовский против господина Абрамовича», который, в общем, мало кому уже известен. Покажу Бориса Абрамовича Березовского.

Филипп Дзядко: Кто из них мало кому известен?

Тимофей Дзядко: Борис Абрамович Березовский.

Филипп Дзядко: Думаешь, подзабыли?

Тимофей Дзядко: Абрамович-то у всех на виду, Роман Аркадьевич.

Филипп Дзядко: Надо сказать, что этот процесс, который сейчас начался в Лондоне, это такой в некотором смысле…

Тимофей Дзядко: Возвращение, в смысле, воспоминание того, что было в лихие 90-е.

Филипп Дзядко: С одной стороны воспоминание, что было в лихие 90-е, с другой стороны, это центральный суд нашего времени.

Тимофей Дзядко: Да, так и есть.

Филипп Дзядко: Два мастодонта российской политики…

Тимофей Дзядко: Именно мастодонта времен 90-х. Сейчас Роман Аркадьевич Абрамович входит в десятку Forbes, 9 место. Его состояние оценивается в 13 с небольшим миллиардов долларов. А Березовский, который раньше тоже входил в этот список, давно забыт. Не известно, никому не известно, сколько, в общем, у него денег сейчас. И есть ли они вообще.

Филипп Дзядко: Я думаю, все равно он не бедствует.

Тимофей Дзядко: Но, как бы не бедствует, но…

Филипп Дзядко: Но хочет денег больше.

Тимофей Дзядко: Да, может быть, сильно больше, если у него получится. Так вот, значит, иск его был подан еще в 2007 году. Березовский судится с Абрамовичем, требует вернуть порядка, не знаю, будет видно, 6 миллиардов долларов.

Филипп Дзядко: Такая цифра отовсюду видна.

Тимофей Дзядко: Хорошо. За что, собственно, деньги? Деньги за Сиб…Дальше начнутся проблемы.

Филипп Дзядко: Что такое?

Тимофей Дзядко: В смысле, где писать?

Филипп Дзядко: Только не на портрете.

Тимофей Дзядко: «Сибнефть». Была такая нефтяная компания, которую уже мало кто помнит. Еще был такой телеканал ОРТ. Тоже в общем, не существует. Теперь это Первый канал. Так я просто в голове держу от Путина. И собственно, у него был еще один активчик, который тоже уже существует в другой реинкарнации - компания «РУСАЛ». Это часть империи Олега Дерипаски, который влился в объединенную компанию «РУСАЛ». Так вот, Березовский утверждает, что ему вместе с партнером принадлежало около 45% компании «Сибнефть», 25% компании «РУСАЛ», и там крупный пакет, что-то вроде 49% ОРТ. Я объясню детали. Что эту компанию «Сибнефть» Березовский купил вместе с Абрамовичем и Патаркацешвили на залоговых аукционах в 95-м году, то есть, получается, 16 лет назад. И что потом, когда появился Владимир Владимирович Путин, когда он возглавил Россию, ведь еще День рождения скоро произойдет, то его, фактически заставили продать свой пакет за бесценок. Там какие-то смешные...

Филипп Дзядко: Полтора миллиарда.

Тимофей Дзядко: Ну да. Копейки. Миллиард триста даже, если быть точным. Так вот, никакие ни 6, а миллиард 300 - это то, что Березовский с Патаркацешвили получили за свой пакет в «Сибнефти». Еще им несколько, я сейчас точно скажу, несколько миллионов... А, вот! Общая сумма - миллиард 800.

Филипп Дзядко: Общая сумма…

Тимофей Дзядко: То, что им заплатил Абрамович за все, за ОРТ и «Сибнефть». «РУСАЛ», там чуть сложней. Так вот, 1миллиард 300 миллионов они получили за свой пакет «Сибнефти». Березовский утверждает, что фактически у него этот актив, его заставили продать эту компании, этот пакет, потому что иначе Абрамович, у которого, по словам Березовского, отличные вязи в Кремле, грозится, что просто экспроприирует этот пакет. То есть, как известно, что в результате случилось с ЮКОСом.

Филипп Дзядко: То есть, близкий товарищ или, по крайней мере, хороший знакомый Абрамовича, наш будущий именинник и будущий президент, поможет с помощью административного, мягко говоря, ресурса…

Тимофей Дзядко: Фактически помог.

Филипп Дзядко: Помог.

Тимофей Дзядко: Потому что там экспроприировать, может, имеется в виду, что заберет государство.

Филипп Дзядко: Ну, да.

Тимофей Дзядко: Просто Березовский останется ни с чем. Вот он хотел 6, ему заплатили 1,3, в результате мог получить ничего. Откуда взяла эта цифра? Почему именно так много хочет Березовский? Дело в том, что Абрамович, который вместе с Березовским, если верить Березовскому, на залоговых аукционах в 95-м году купил «Сибнефть» всего за 100 миллионов, получил 70%, они вместе получили. Потом он еще платил 1 миллиард 300, Березовскому. В результате продал эти акции «Газпрому» за, я сейчас вспомню, 13,1 миллиардов.

Филипп Дзядко: Подожди, я уже начинаю путаться в этих цифрах.

Тимофей Дзядко: Сейчас все вернем. Так вот, в 95-м году был залоговый аукцион, то есть, государство приватизировало «Сибнефть». И Березовский, Абрамович и умерший Патаркацешвили, партнер Березовского...

Филипп Дзядко: Бадри Патаркацешвили.

Тимофей Дзядко: Да. Заплатили 100 миллионов за эти акции. Березовский утверждает, что у них была устная договоренность, что мы владеем этими акциями вместе, но при этом нас представляет Абрамович. Когда они делили активы, когда Березовский эмигрировал в Лондон, то он получил 1 миллиард 300. Акции отошли Абрамовичу, Абрамович, соответственно, собрал больше 50% и потом в 2005 году продал их Газпрому за 13 миллиардов. Соответственно вот отсюда эта разница между 6 и 1миллиардов 300. Чем интересен процесс кроме этих гигантских цифр? Тем, что в ходе него Березовский обещает доказать связь Романа Аркадьевича Абрамовича с Владимиром Владимировичем Путиным.

Филипп Дзядко: Господи! Такого …

Тимофей Дзядко: В суде доказать, что реально он пользовался покровительством Путина, что в России коррупция, чтобы это было написано просто…

Филипп Дзядко: В России коррупция?

Тимофей Дзядко: Представляешь. Чтобы это было не просто в какой-нибудь программе «Дзядко3», или на кухне, или еще хуже, в общем, известно где...

Филипп Дзядко: Лучше.

Тимофей Дзядко: А в английском суде! И уже на этой неделе адвокат Абрамовича признал, «да, в России была и есть коррупция».

Филипп Дзядко: Есть сейчас?

Тимофей Дзядко: Пункт номер один. Пункт номер два то, что Абрамович на самом деле, владел этими акциями один, акциями «Сибнефти», а вот эти деньги, это было как раз плата Березовскому, буквально за «крышу».

Филипп Дзядко: Нет, но все-таки он сказал, он не говорил про «крышу».

Тимофей Дзядко: Сказал про «крышу» - это цитата.

Филипп Дзядко: Прямо слово «крыша»?

Тимофей Дзядко: Да. Он сказал то, что Россия 90-х годов - это Дикий Запад, где у тебя либо есть связи во власти, высших эшелонах, либо ты идешь к какому-то крестному отцу, посреднику, который «крыша».

Филипп Дзядко: Либо пьешь виски с индейцами.

Тимофей Дзядко: Да. Которые тебе помогают. И собственно, кем-то таким был Березовский, который ничем не владел, а на самом деле, ему помогли просто получить эти активы.

Филипп Дзядко: Я читал отличный ответ, который давал Березовский на это, который сказал, что «нет, нет, поймите, я не мог никак участвовать во всех этих сделках. И я вовсе не был близок к семье».

Тимофей Дзядко: Тут еще надо вернуться, что Абрамович в ответ обвинил, в смысле, адвокат Абрамовича, то есть, не в ответ, а в дополнение. Вернее, я уже сам запутался.

Филипп Дзядко: А Березовский отлично сказал, что «вовсе я не был так близок с семьей Ельцина, а все это происходило вовсе не из-за коррупции, а благодаря моим высоким интеллектуальным способностям».

Тимофей Дзядко: Да, и дару убеждения. Но на самом деле, это факт на счет того, что он умеет убеждать. Просто люди, которые с ним общались…

Филипп Дзядко: Его высокие интеллектуальные способности, мне тоже кажется, никто не подвергает сомнению.

Тимофей Дзядко: Так и есть.

Филипп Дзядко: Значит, выходит так, что сейчас на протяжении ближайших, не знаю, может быть даже лет, или месяцев, мы будем регулярно узнавать что-то новое, оно же на самом деле хорошо забытое старое. Про систему власти и экономики наших стран.

Тимофей Дзядко: Так и есть.

Филипп Дзядко: При этом о двух важнейших фигурантах истории последних 20-ти лет.

Тимофей Дзядко: Это да, но при этом еще цифры, напомнить про цифры. Представь, что продали за 100 миллионов, на аукционе. И теперь мы знаем, как сказано в суде, адвокат Абрамовича сказал, «да, была коррупция».

Филипп Дзядко: Зафиксирована.

Тимофей Дзядко: Зафиксирована. И потом, спустя, сколько, 10-12 лет, «Газпром», то есть госкомпания, купила назад за 13 миллиардов.

Филипп Дзядко: Разница…

Тимофей Дзядко: Разница примерно в 13 миллиардов.

Филипп Дзядко: Почувствуйте разницу. Так вот, скажите мне теперь одну вещь…

Тимофей Дзядко: Нет, я клоню к тому, что какие-нибудь Навальные вполне могут проснуться и сказать «А что такое? Как же так?»

Филипп Дзядко: Я о том и говорю, разница очевидна. А теперь скажи мне. Теперь на официальном уровне, официальней некуда, признано, что да, коррупция, мало того, что была, так она еще и есть сейчас и вот яркий пример того, как государство перепродает одни и те же компании оперируя огромными суммами, покупает, продает. Все это идет из одного кармана в другой карман. Дальше ребята, не поделившие это между собой, начинают собачиться на глазах у всех. Должны же быть какие-то сделаны выводы…

Тимофей Дзядко: Шаги.

Филипп Дзядко: Шаги, что дальше?

Тимофей Дзядко: Я уверен, что все проигнорировали.

Филипп Дзядко: Вообще-то все участники этого судебного процесса должны в России оказаться героями судебного разбирательства.

Тимофей Дзядко: Да. Извини за грубость, если они живы. Потому что Бориса Ельцина уже нет в живых.

Филипп Дзядко: Да нет, это очевидно. Буквально Абрамович и Березовский. У Березовского и так целый букет разных исков.

Тимофей Дзядко: Березовского и так ждут, в общем-то.

Филипп Дзядко: Березовского и так ждут, но Абрамович…

Тимофей Дзядко: По-хорошему и так, что вот завладел государственной компанией.

Филипп Дзядко: Меня поражает то, что они так здорово признаются в этом.

Тимофей Дзядко: Да, и что они совершенно не стесняются. Понимаешь, нападение лучший способ защиты. Вместо того, чтобы сказать: «нет, мы никого не коррумпировали», они говорят: «а ты сам коррумпировал».

Филипп Дзядко: Абрамович, надо сказать, вообще очень шикарный парень. Он вообще ничего не скрывает, вот это он не скрывает он еще прекрасный вечер, когда знаменитая яхта Абрамовича, какая-то была история, то ли она не смогла войти в порт венецианский, то ли вошла, перекрыла все движение.

Тимофей Дзядко: Пробка.

Филипп Дзядко: В общем, ограненная, дорогущая яхта. И яхта эта стоит столько же, сколько 6 или 7 годовых бюджетов подмосковного города Московский что ли, или какого-то из московских подмосковных городов. 7 годовых бюджетов, одна яхта Абрамовича. Это прекрасный факт из нашей современной истории.

Тимофей Дзядко: И на этом фоне еще Березовский сегодня сказал, что коррупция в то время была там на троечку, четверочку. То л дело сейчас по 10 балльной системе, сейчас 10. Все 10.

Филипп Дзядко: Класс, это ужасно приятная новость. Мы снова впереди. У нас высший балл из всех возможных. 10 баллов по коррупции из 10. Завтра день рождение Путина, ему 59, говорят, он будет ближайшее время, 12 лет с нами, нами управлять. И может быть даже так получится, что коррупция нашем государстве, даже по 10 балльной шкале скоро будет уже 12 баллов, по числу лет и так далее. А в идеале, конечно, в будущем, это и есть, наверное, цель, ближайших лет, 59, коррупция 59 баллов по 10 балльной шкале.

Тимофей Дзядко: Тут, наверное, предлагает прибавлять просто.

Филипп Дзядко: На этой ноте мы уходим на рекламу.

РЕКЛАМА

Филипп Дзядко: Сегодня у нас эфир вначале был праздничным, затем каким-то очень праздничным. Так приятно, что и Абрамович, и Березовский обладают таким количеством незаконных дел, и им есть, о чем поговорить.

Тимофей Дзядко: Встретиться, наконец-то. Сколько в Лондоне!

Филипп Дзядко: На этой неделе еще одно радостное событие – а именно день празднования города Грозный. Нет, я неправильно построил фразу. Короче говоря, праздник города Грозный. В Чечне было настоящее веселье, радость, как обычно, как каждый день это происходит.

Тимофей Дзядко: Наконец-то выяснилось, откуда деньги в Чечне.

Филипп Дзядко: Мы не будем комментировать это важное событие, и так все уже знают, сколько замечательных гостей туда приехало, как был украшен город. По-прежнему там, как и раньше, можно ходить в белых носках. Как здорово! Об этом нам говорят все центральные телеканалы, вся центральная печать. Не верьте, что людей там пытаю, люди пропадают – это что-то странное. Прокомментировать это событие мы можем только одной фразой, и то не своей. А фразой человека, который сейчас эту волшебную страну и созидает, это Кадыров. На вопрос: «Откуда деньги берутся на праздник и вообще на финансирование Чечни, которая очень много получает денег», он ответил: «Аллах дает. Не знаю, откуда берутся деньги». Предлагаю эту фразу повторить три раза. На этом мы заканчиваем обсуждать тему Чечни – всепобеждающей и восстанавливающейся из пепла, такого прекрасного края, что почему туда Путин до сих пор не переехал, я не понял. На этом фоне, если говорить уже о каких-то серьезных вещах, а не об этом вранье, надо сказать, наверное, о главной теме этой недели. Этих главных тем так много, но вот одна из важнейших – смерть Василия Алексаняна. Сегодня состоялись похороны Алексаняна. У нс не так много времени, чтобы об этом поговорить, хотя здесь говорить, с одной стороны, очень много нужно, с другой стороны, говорить особо не о чем. Человека погубила власть его страны.

Тимофей Дзядко: Просто хотел сказать, что говорить, наверное, стоит, в том числе, о тех людях, которые помогли облегчить его участь.

Филипп Дзядко: Да, это тоже. Давай сначала в двух словах расскажем биографию этого человека. Это очень успешный, замечательный, блестящий юрист, который на 10 лет старшей нас с тобой. Он умер, не дожив до 40 лет, умер 39-летним человеком молодым. Он учился в Гарварде, работал в американских, британских адвокатских бюро.

Тимофей Дзядко: В общем, преуспевающий такой юрист.

Филипп Дзядко: Сегодня, кстати, в «Новой газете» вышла статья, специально написанная для «Новой газеты» Михаилом Ходорковским, который называется «Вечная память и ничего не забыть». Она короткая, всем предлагаю ее почитать на сайте «Новой газеты». Две цитаты только: «Впервые я встретил этого высокого, худого черноволосого парня около 15 лет назад. Тогда ему было, по-моему, 25 лет, он закончил МГУ и Гарвард. Не заметить настоящий талант - трудно. Через короткое время Василий Алексанян стал начальником правового управления ЮКОСа – второй, а затем и первой крупнейшей российской нефтяной компании». Как известно, в 2006 году Алексаняна арестовали, и началось следствие. Следствие по двум статьям – его обвиняли…

Тимофей Дзядко: В той же неуплате налогов.

Филипп Дзядко: Это были экономические статьи. Через несколько месяцев после его ареста, когда он содержался в следственном изоляторе, выяснилось, что у него целый набор смертельных болезней.

Тимофей Дзядко: Не стоит уточнять.

Филипп Дзядко: Их много. По всем законам – и человеческим, и государственным – человека отпускают из тюрьмы.

Тимофей Дзядко: Или хотя бы помещают в тюремную больницу.

Филипп Дзядко: Этого не произошло. Он два с лишним года был прикован наручниками к кровати. В России была организована довольно мощная, яростная общественная кампания в защиту Алексаняна. Назову два эпизода…

Тимофей Дзядко: Когда наш брат Тихон вместе со своим коллегой Сакеном Аймурзаевым просто начали обзванивать известных деятелей, чтобы привлечь внимание.

Филипп Дзядко: Есть такая юридическая практика – сбор поручительств за человека, чтобы доказать, что он безопасен.

Тимофей Дзядко: Сколько поручительств не было, никакого…

Филипп Дзядко: Тихон подробно рассказывает о том, что никакого впечатления, несмотря на наличие довольно громких имен, этот список не произвел на судопроизводство. Судья буквальным образом подтерся этим списком из имен людей, которые защищали Алексаняна. Кроме того, раз уж мы заговорили о том, что это дело каким-то странным образом стало связано с историей нашей семьи. Наша мама, журналистка Зоя Светова отправила Горбачеву письмо с просьбой обратить внимание на этот процесс, и, судя по всему, Горбачев это сделал, надо отдать ему должное - кому-то позвонил, и в конечном итоге Алексаняна перевели в тюремную больницу. Благодаря Горбачеву это случилось или нет, неизвестно.

Тимофей Дзядко: Это все к тому, что не нужно опускать руки, нужно действовать.

Филипп Дзядко: Последняя фраза, которую я хочу процитировать, это слова Ходорковского из той же статьи: «Только когда уже ничего нельзя было поправить, под давлением возмущенной общественности, Васю перевели в больницу, приковав больного, которому делают химиотерапию от рака, - наручниками к кровати!». Он рассказывает о том, как у Алексаняна требовали дать показания на Ходорковского и на других фигурантов дела ЮКОСа.

Тимофей Дзядко: Намекали, что улучшатся условия содержания.

Филипп Дзядко: «Ему угрожали, ведь он реально мешал грабить. Но, будучи юристом до мозга костей, - Вася до конца не верил в правовой беспредел. Он надеялся, что, действуя по закону, возможно отстоять права десятков тысяч акционеров ЮКОСа». «Они отняли у него жизнь, и отняли его у семьи… «Они» - те, кто названы им пофамильно». Здесь висит список имен людей, который составила «Новая газета», называемый «список Алексаняна» - людей, которые причастны к его гибели, к его заключению, к его смерти. Здесь слева за мной висит другой знаменитый список нашего времени – это список Gardian «список Магнитского», список людей, которые виновны в гибели Сергея Магнитского. Все эти люди известны, их вина известна, они ходят по улицам, они покупают дорогие яхты и квартиры, они плюют на нас всех и они губят талантливых, ярких, замечательных людей, живущих в нашей стране.

Тимофей Дзядко: А иногда они даже попадаются на взятках, как было в случае с Нелли Дмитриевой.

Филипп Дзядко: Это еще один отельный сюжет. Сейчас мы, наконец, дадим слово третьему брату Дзядко – Тихону, который записал специально для сегодняшней программы обращение из города Страсбурга.

Тихон Дзядко: Большую часть своей сознательной жизни я провел вместе с вами. Когда вы стали премьер-министром, мне едва только исполнилось 12 лет. Вместе с друзьями мы смотрели по телевизору, как вы обещали замочить всех террористов в сортире, смеялись над вашей фамилией, меняя буквы местами. И наконец, нам было абсолютно все равно, кто станет нашим будущим президентом. Через год, когда тонул «Курск», я как раз пошел в 9 класс. Еще через год, в 2001-м, когда закрывали НТВ, я в первый раз пошел на митинг. В день 2004 года, когда террористы захватили школу в Беслане, был моим первым университетским днем, ну и наконец, в 2005-м, когда выносили первый приговор по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева я только-только устроился работать на радио «Эхо Москвы». Я ассоциирую все, что происходило в России в последние 12 лет именно с вами. Почему? Смотрите. 22 января 2008 года – Верховный суд России оставляет Василия Алексаняна под стражей.

Алексанян: Прожил 36 лет. Я закончил два высших университета в мире и никогда не думал, что со мной может это случиться. Я жил, растил ребенка, кто-то решил взять меня и уничтожить. Это очень просто, оказывается, в нашей стране. И то, что общество молчит – это приговор самому обществу.

Тихон Дзядко: Этот январский день был для вас насыщенным: вы встретились с тогдашним президентом Молдавии Ворониным, подписали указы о подготовке и проведении Петербуржского экономического форума и о назначении Владимира Демидова заместителем министра юстиции. Это были важные государственные дела. 1 февраля, когда уже Симоновский суд отказался освободить Алексаняна, вы в Новочеркасске на совете по развитию местного самоуправления говорили о конкурентной экономике. Ну а 5 марта того же года, когда Мосгорсуд в очередной раз отказался менять меру пресечения Алексаняну, вам и вовсе было не до этого – президент Медведев только выиграл выборы, и вы, наверное, уже договаривались с ним о том, как вернетесь спустя 4 года. К чему я это все вспоминаю? Да к тому, что сумасшествие, по-моему, лучше лукавства. Вы скажете, у вас были дела поважнее. Но что может быть важнее человеческой жизни? Да и потом, это ведь вы подписывали указы о назначении судей, которые каждым своим решением сокращали жизнь Василия Алексаняна. С кем же мне это ассоциировать? С кем мне ассоциировать его смерть? Конечно, можно с Господом Богом, скажете вы. Но Сурков недавно разъяснил, что вы богом были посланы на землю. Значит, все – круг замкнулся. Хотя, вы знаете, иногда мне кажется, что вы очень устали, что вам хочется пожить немного простой, нормальной, тихой человеческой жизнью – читать книжки, ходить в кино, смотреть фильмы, проводить время с друзьями, да хоть с домашними животными играть, путешествовать. Приезжайте сюда, в Страсбург. Здесь Совет Европы, рядом Суд европейский по правам человека. Там интересно. Но все это, наверное, говорить так – это тоже в определенном смысле сумасшествие, ведь вы по-прежнему с нами. Вы на подлодке, на корабле, на самолете – где вас только не бывало. На трибуне, наконец. И вы такой же, абсолютно такой же – с едва ли заметными изменениями на лице, как у Дориана Грея. И поскольку у вас день рождения, хоть он еще и не наступил, я, пожалуй, буду первым, кто вас поздравит и преподнесет вам в подарок небольшое видео.

Путин: Нам всем кажется, не скрою, и мне иногда так кажется, что если навести твердый порядок жесткой рукой, то всем нам станет жить лучше, комфортнее и безопаснее. На самом деле, эта комфортность очень быстро пройдет, потому что эта жесткая рука начнет нас очень быстро душить. И мы это мгновенно ощутим на себе и на членах своей семьи.

Филипп Дзядко: Это был наш брат Тихон Дзядко с видеообращением из города Страсбурга, с поздравлением имениннику. Еще одна дата, на которой мы закончим нашу программу – завтра, как все знают, исполняется 5 лет со дня убийства журналистки, правозащитницы Анны Политковской. Ее убили в подъезде собственного дома в 2006 году. Я хочу прочитать две фразы, раз уж мы сегодня так много цитируем. Кажется, эти две фразы как-то объединят все сегодняшние темы, о которых мы говорили. Слова Анны Политковской: «За что я невзлюбила Путина? Вот за это и невзлюбила. За простоту, которая хуже воровства. За цинизм. За расизм. За бесконечную войну. За ложь. За газ в «Норд-Осте». За трупы невинно убиенных, сопровождающие весь его первый срок. Трупы, которых могло и не быть». В тот день, когда Анна Политковская была убита, на сайте «Новой газеты» появилось маленькое сообщение, короткая цитата из него: «Наверное, самое трудное для обычного человека - не отворачиваться от того, что страшно». Это слова, подписанные коллективом редакции «Новой газеты», в которой работала Анна Политковская. «Но если смотреть злу прямо в глаза, оно не выдерживает, пасует. Аня смотрела злу прямо в глаза. И, может быть, поэтому выходила победительницей из тяжелейших ситуаций. И, может быть, поэтому оставалась живой там, где опустивший глаза не выжил бы. Для нас она и остается живой. Со смертью нашей Ани мы не смиримся никогда».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.