Познер о профилактике СПИДа в России: нужно хотя бы не бояться произносить слово «презерватив»

Дзядко. Вечернее шоу
1 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня 1 декабря – всемирный день борьбы со СПИДом. В России в настоящее время зарегистрировано более 860 тысяч ВИЧ‑инфицированных, при этом число выявленных случаев заражения ежегодно растет. По данным Всемирной организации здравоохранения, большинство инфицированных в России – люди от 30 до 39 лет. Сегодня 1 декабря – всемирный день борьбы со СПИДом. В России в настоящее время зарегистрировано более 860 тысяч ВИЧ‑инфицированных, при этом число выявленных случаев заражения ежегодно растет. По данным Всемирной организации здравоохранения, большинство инфицированных в России – люди от 30 до 39 лет. С журналистом Владимиром Познером обсудили действительность приводимой статистики и действенность пропаганды здорового образа жизни. 

Дзядко: Владимир Владимирович, действительно ли те заявления, что статистика эта вовсе не обнадеживающая, не соответствует действительности, пропаганда и все прочее, что делается для борьбы, получается, не слишком действует?

Познер: Поставленный вопрос, конечно, сложен для ответа. На самом деле я занимаюсь этой проблемой, конечно, не профессионально, но занимаюсь как общественный деятель, занимаюсь более 20 лет. Когда я приступал к этому, официально было зарегистрировано порядка 300 тысяч человек в Советском союзе. Сегодня в Российской Федерации под миллион. При этом это кто зарегистрирован, а сколько еще нет, либо потому что они сами не знают, что у них есть ВИЧ, это же долгий период, либо потому что они боятся, потому что их потом подвергают дискриминации и все такое прочее.

Главное вот что – у нас не занимаются профилактикой. Для того, чтобы заниматься профилактикой, надо произносить такое слово, как «презерватив», надо признавать, что уже в 14 лет многие подростки имеют половые отношения, что говорить им «не надо» абсолютно бесполезно. Как же объяснять им, что нужно пользоваться презервативом? Против этого выступает с одной стороны Русская православная церковь, а с другой стороны – до сих пор на самом деле Министерство здравоохранения.

Дзядко: Сегодня уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов сказал, что никакого полового воспитания в школах ни в коем случае не должно быть.

Познер: Ну Павел Астахов, очевидно, знает лучше других, и я надеюсь, что не у него на душе очередные смерти, когда они произойдут. Обязательно нужно половое воспитание. Другое дело, что надо уметь это делать, это не всякий человек, это надо готовить. Вот я вам могу сказать: примерно год тому назад, может, чуть больше – чуть меньше нынешний министр здравоохранения была у меня в программе. Я поставил этот вопрос, сказал: «Что же происходит?», и она сказала мне: «Вы знаете, мы будем заниматься профилактикой, у нас будет общественный совет по борьбе с ВИЧ, СПИДом, и мы вас пригласим». Я до сих пор жду этого приглашения.

Дзядко: Но общественный совет появился при этом?

Познер: Я не знаю. Если он есть, но без меня точно. Без того, чтобы действительно заниматься профилактикой, объяснять людям, откуда берется, и как защищаться от него, никакого успеха быть не может. И цифры это доказывают.

Дзядко: То есть это должны быть ролики на федеральных каналах?

Познер: Да. Послушайте, я в течение довольно длительного времени занимался таким проектом, занимался он «Время жить». Это была организация, которая ездила по городам России.

Дзядко: Да, я сегодня смотрел – охват и география огромная.

Познер: Да. Мы останавливались в разных городах и на местном телевидении проводили такой ток-шоу с людьми из этого города, официальными, неофициальными, студентами и даже с людьми ВИЧ-инфицированными, которые чаще приходили в маске, чтобы их не узнавали, и мы об этом говорили. И это доходило до людей каким-то образом все-таки, несмотря на сопротивление, которое было. Потом это все кончилось, кончились деньги, и вся эта программа закончилась, к моему большому сожалению.

Я хотел бы сказать, что это уже эпидемия, реальная эпидемия, но только она отличается от прочих тем, что ты сегодня заразился, а СПИД уже появился через 5, 7, 10 лет, а умер ты еще через 2-3 года. Поэтому сегодня 14-летний доживет до рабочего возраста, и на этом закончится. Мы потеряем огромное количество людей, необходимых и для армии, и для труда. Это, возможно, благодаря таким людям, как Павел Астахов.

Дзядко: Вы говорите, что многие приходили в масках. Насколько человек в массовом сознании, человек, который болен СПИДом, является эдаким чумным, что ли?

Познер: Это очень характерно и не только для нас. Когда это все начиналось в Америке, было точно то же самое: детей не пускать в детский сад, в бассейн их не пускать, сжигать дом, где они живут, чтобы они убирались подальше. Это такая естественная реакция на страх, как бы не заразиться. Пока людям не объяснишь, как именно заражаются, что ни от комара, ни от поцелуя, ни от рукопожатия тем более, ни от того, что твой ребенок плавает в одном бассейне с ними и так далее, ничего быть не может. Это болезнь. Есть болезни заразные… Ведь, в конце концов, когда знают, что у человека грипп, не убивают же его, хотя это гораздо более опасно, чем ВИЧ, в смысле легче заразиться. Не объясняют, вот и происходит то, что происходит. То, что люди на всякий случай боятся, это понятно.

Дзядко: А каким образом это произошло в Америке, если произошло?

Познер: Это произошло тем, что люди стали понимать, что с этим бороться можно только таким путем – нужно просвещение, объяснять, что это за заболевание, объяснять точно, как защититься от него. Понятно, что наркотики играют, конечно, роль, и борьба с наркоманством входит в это понятие. Скажем, я не нарколог, я этим не могу заниматься, вообще надо заниматься тем, чем ты занимаешься, но объяснять, как предохраняться, это я могу легко и довольно убедительно.

Но когда приходит на программу батюшка, это у меня было в Улан-Удэ, и объяснял, что презервативы пропускают. Я должен был его спросить: «А как, по-вашему, больше, молекула воды или то, что вы называете микробом СПИДа?». Он говорит: «У меня высшее образование. Конечно, молекула воды меньше». Я говорю: «Хорошо, тогда я сейчас налью в презерватив, я всегда с собой носил, воды. И если будет капать, тогда вы правы. А если не будет, значит, даже молекула не просачивается, так тем более этот микроб». Понимаете, имеешь дело с людьми совершенно темными.

Дзядко: Здесь хочется сказать слово «мракобесие».

Познер: Да, это и есть мракобесие. И это называется любовь к человеку, церковь, да. Так помогите человеку реально, не говорите, что это наказание божье, потому что 14-летнего мальчик Бог не должен наказывать таким образом.

Дзядко: Мы с вами упоминали американский опыт, а если говорить про Францию…

Познер: То же самое.

Дзядко: С опытом, которым вы знакомы также близко, где церковь тоже занимает какую-то значимую роль.

Познер: Вы знаете, католическая церковь сильно изменилась, она стала совершенно другой. И это сыграло очень позитивную роль. И если посмотреть на нынешнего Папу…

Дзядко: То он совсем в своих заявлениях реформатор.

Познер: Да, это вообще из другой области. В данном случае католическая церковь, в Европе, во всяком случае, но я думаю, всюду, она же очень централизованная, там такая пирамида, она играет позитивную роль. Она, конечно, призывает к верности, к тому, чтобы не было распущенных отношений, это все правильно, и нужно к этому призывать, но, кроме того, надо объяснять, надо помогать. Конечно, надо в школах это делать, и надо родителям это объяснять. Но это надо делать умело, а не топором.

Дзядко: А есть такие люди сегодня в большом количестве?

Познер: Нет, конечно. Но это обучаемо. Это не высшая математика, это не теоретическая физика, уверяю вас. Это намного проще.

Дзядко: Хотел вас напоследок спросить про Комиссию ООН по профилактике СПИДа. Это постоянно действующая…

Познер: Я хочу сказать вам с сожалением, что я вышел из этой комиссии, потому что она ни черта не делает. Это опять все разговоры и разговоры. Я им говорил: «Ну давайте реальную программу, давайте делать что-то!», ну…

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.