«Полнейший правовой произвол».

Как оценивают процесс обвиняемые в убийстве Немцова
Дзядко. Вечернее шоу
6 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Басманный суд повторно арестовал троих обвиняемых по делу Бориса Немцова. Теперь уже до 28 апреля. Напомним, 1 апреля Мосгорсуд отменил арест Хамзату Бахаеву, Шадиду Губашеву и Темирлану Эскерханову из-за процессуальных ошибок, допущенных в ходе их первого ареста 8 марта. На каждом судебном заседании раскрываются все новые и новые подробности о личности обвиняемых и о ходе следствия. О том, что стало известно сегодня, рассказал Алексей Коростелев.

Сегодняшнее решение Басманного суда мало кого удивило, даже несмотря на то, что 1 апреля суд отменил арест Бахаеву, Эскерханову и Шадиду Губашеву. Просто 8 марта протокол об их аресте был составлен с нарушениями — для всех троих, тогда еще подозреваемых был составлен один протокол, что противоречит Уголовно административному кодексу. Сегодня эта ошибка была исправлена.

Интересно другое — каждый раз адвокаты обвиняемых приводят все новые и новые аргументы в пользу того, что их подзащитные не причастны к гибели Бориса Немцова.

Вот, например, Темирлан Эскерханов. Его заседание длилось дольше всех – около полутора двух часов и защищают его три адвоката. До ареста он был частным водителем и, по совместительству, охранником. Кого – не уточняется.

Совмещал с работой на стройке. С обвинением он не согласен. С 2001 по 2013 год служил в ОВД Шелковского района в Чечне в звании прапорщика. Имеет награды за участие в военных операциях. В одной из таких был ранен, подорвался на мине, после чего лишился почки. Что касается наград, то адвокаты сказали, что его награждал Рашид Нургалиев – бывший министр внутренних дел.

Защитники Эскерханова просили выпустить его под залог в размере одного миллиона рублей, либо посадить под домашний арест, либо выпустить под подписку о невыезде. У Эскерханова даже нашелся поручитель – его старший двоюродный брат Руслан. Он сегодня был в Басманном суде, с прессой не общался. Кстати говоря, тоже бывший сотрудник ОВД Шелковского района. Адвокаты Эскерханова очень упирали на то, что в том самом Шелковском районе Темирлана очень уважают, адвокат Роза Магомедова даже говорила, что дети из Чечни звонили ей со словами поддержки.

Для домашнего ареста Темирлану тоже нашли помещение: знакомый Эскерханова согласился отдать свой дом в Мытищинском районе и был готов поручиться, что обвиняемый явится к следователю и на суд.

Сам Эскерханов тоже выступал на суде с заранее подготовленной речью. Вот тезисы его сегодняшней речи:

«Раньше я думал, что мы живем в демократической стране, но теперь я сомневаюсь. Полнейший правовой произвол.

Я Всегда стоял на страже закона, борясь с преступностью и незаконными бандформированиями. Во время службы я получил ранение и остался без почки.

Дадаева видел один раз. И то мимолетно, но лично с ним никогда не общался. Губашева и Бахаева увидел 8 марта впервые.

Я никогда не интересовался политикой, не знал кто такой Немцов. Информации о его жизни никогда не собирал. Это могут подтвердить люди из моего окружения.

На каком основании я вообще был задержан. Достаточно того, что я чеченец, достаточно того, что я всего один раз встречался с Дадаевым, чтобы обвинять меня в совершении  этого преступления

Прошу суд не идти на поводу у следствия и общественного мнения».

Эскерханов упоминает показания Дадаева, стоит сказать, что, по словам адвокатов, никто из троих не фигурирует в показаниях главного подозреваемых, от которых Дадаев уже отказался.

В деле есть показания еще одного свидетеля. О нем известно только то, что его фамилия – Молодых. Он якобы видел упавшего Бориса Немцова и низкорослого, худощавого человека, который с места преступления быстро убежал и сел в машину отечественного производства. Свидетель видел его только со спины.

В отличие от Эскерханова, двое других обвиняемых сегодня были немногословны. Они отрицали свою причастность. Говорили, что об убийстве узнали из новостей.

То же касается и адвокатов Шадида Губашева и Хамзата Бахаева. Аргументы – практически одинаковы: в своих первых показаниях Дадаев ничего не говорил ни о том, ни о другом; следствие не привело ни одного, хотя бы косвенного доказательства о причастности Бахаева и Шадида Губашева к убийству Бориса Немцова. Адвокат Хамзата Бахаева Заурбек Садаханов сказал, что обжалует арест в Мосгорсуде снова

Все трое приехали в Москву на заработок, чтобы прокормить свои большие семьи, в которых обвиняемые – единственные кормильцы.

Что же касается позиций следствия, ее представляет следователь Мигунов и из его доводов не следовало никаких новых подробностей о ходе расследования.

Но новые подробности сегодня неожиданно поступили от адвоката семьи Немцова Вадима Прохорова. Сегодня он заявил агентству Интерфакс, что исполнителям обещали 15 миллионов рублей за убийство политика. Более того, часть этих денег уже выплачена

В то же время, по данным источников Коммерсанта, адвокаты Заура Дадаева и Анзора Губашева будут настаивать на суде присяжных.

Фото: svoboda.org

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.