Останется только Италия. Госдума запретит иностранное усыновление

Дзядко. Вечернее шоу
6 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Все кроме Италии. Завтра Госдума рассмотрит в первом чтении очередные поправки запрещающие усыновление российских детей иностранцами. Кого коснутся новые запреты и зачем они нужны, рассказал парламентский корреспондент Дождя Игорь Севрюгин и адвокат по усыновлению Антон Жаров.

Дзядко: Скажите, насколько это все ожидаемо для вас?

Жаров: Очень ожидаемо. Фактически прекращение международного усыновления уже состоялось. Сейчас депутаты странным образом через такого известного человека по фамилии Федоров запихивают опять закон, который, к сожалению, опять не проходил никакого экспертного сообщества, ни с кем не обсуждался. А просто самое первое решение, которое приходило в голову, самая первая идея в ответ на какую-то проблему, которая возникла в голове у какого-то конкретного депутата, всандаливается этот закон. Будет ли он принят или нет – это значения большого не имеет, потому что на сегодняшний день по факту и так остановлено международное усыновление фактически до нуля.

Дзядко: Почему?

Жаров: Здесь очень интересная история. В страны СНГ никто никаких детей не усыновляет, за исключением вариантов, когда отчим или мачеха усыновляют ребенка…

Дзядко: В смысле нет желающих?

Жаров: Нет, конечно, желающих. У Украины свои проблемы, в Казахстан тоже очередь не стоит. У них своих детей полно. Никакой необходимости ехать в Россию за усыновлением детей у них нет. Говоря о международном усыновлении, мы подразумеваем усыновление в Европу и ранее в США. Сейчас в США нет усыновления совсем. В Европе ситуация следующая – практически до нуля упало, усыновление идет только в Италию и не только, потому что договор, потому что у нас суды интересным образом принимают эту норму, запрещающую усыновление одиноким лицам, если в этой стране разрешен однополый союз.

Ведь когда ваш коллега говорил о том, что запрещается усыновление в страны, где разрешены однополые браки, это не совсем так. Запрещается усыновление одинокими людьми в эти страны, потому что вдруг он этот самый, соответственно, и однополым парам туда. Но наши правоприменители, наши суды пошли очень далеко в этом вопросе. Они все равно не разрешают усыновлять, объясняя это следующим моментом – если вдруг что-то случится с усыновителем, ребенок останется без попечения родителей и может быть устроен в однополую семью. То есть если родители…

Дзядко: Здесь гипотетическая ситуация на гипотетической ситуации.

Жаров: Абсолютно. То есть если умрут и мама, и папа, а надо сказать, что зарубежным усыновителям практически не дают разрешение местные органы, если они не состоят в браке, получить его невозможно, например, ни в Италии, ни в Испании. Одинокий усыновитель практически не получает там разрешения. Пара семейная, и ей фактически говорят: «Когда вы помрете, вы собираетесь помирать до совершеннолетия ребенка, и вот тогда ребенок может попасть в однополую семью».

Опять же, очень гипотетически, потому что в этих странах тоже сидят не звери, не специально портят жизнь ребенку или выстраивают ее каким-то другим способом. Но вот эта гипотетическая ситуация, к сожалению, работает почти как часы. И усыновления в западные страны сейчас совершенно нет.

Дзядко: А почему вы говорите, что практически на нуле европейское усыновление, ведь стран, где разрешены однополые браки, их сейчас не так много?

Жаров: Ну там опять гипотетика на гипотетике. В очень многих странах не разрешены однополые браки, но разрешены разного рода сожительства, которые признаются браками в той или иной степени. Но наша правоприменительная практика трактует все максимально расширительно. Если хоть в каком-то виде страна признала, что бывают однополые союзы, все, до свидания, усыновление в эту страну не производится, потому что, не дай Бог, случится история и далее по тексту.

Но здесь вопрос гораздо шире, чем инициатива маленькая пятерых-десятерых депутатов. Здесь вопрос о том, что мы решаем, какую проблему. Ведь вопрос иностранного усыновления – это не вещь в себе, это вопрос гуманитарно большой. Ведь усыновление в другую страну во всем мире воспринимается как последний шанс для ребенка, это означает, что он не смог быть усыновлен в стране внутри. В РФ усыновление в принципе за рубеж возможно только в том случае, если ребенок 12 месяцев пробыл в федеральной базе данных. Это означает минимум 14, а по жизни это 15-16 месяцев нахождения в детском учреждении, а, может быть, и больше.

В принципе этот ребенок в течение 15-16  месяцев никому не был нужен на территории РФ ни под опеку, ни в приемную семью, ни тушкам, ни чучелкам, перефразирую анекдот. И в этой ситуации от безысходности ребенку пытаются дать семью, полагая, что семья важнее для ребенка, чем любые представления о том, где родился, там и пригодился. Именно этот вопрос депутаты сегодня закрывают последнюю калиточку, в которую можно было как-то пролезть, хотя по факту никто в нее уже не пролезал.

Дзядко: Мы слышали сегодняшнее выступление Ольги Баталиной в Храме Христа Спасителя, если я не ошибаюсь, там проходило некое мероприятие, посвященное усыновлению в частности. И она говорит о том, что «закон Димы Яковлева» дал за последние почти два года, что он действует, положительные результаты.  Согласитесь с ее оценкой подобной?

Жаров: Очень положительный результат – все начали об этом говорить. Больше никакого положительного результата он не дал. Он дал результаты, на мой взгляд, прямо отрицательные. По статистике сирот стало меньше, по факту детей в детских домах не уменьшилось, просто уменьшилось количество детей, которых можно усыновить.

Дзядко: Поясните.

Жаров: Федеральный центр требует цифру, чтобы в банке данных детей сирот была цифра меньше-меньше. Как можно ее уменьшить? Меньше детей туда отдавать. Каким способом это делается? Если раньше ребенок попадал в дом ребенка, и практически сразу его можно было передать в семью, то сейчас правдами-неправдами, разными другими способами получаются заявления от родственников или от матери ребенка, что она временно якобы поместила ребенка в детский дом. И ребенок там может находиться 3 года, 2 года, сколько угодно лет, считаясь как бы родительским.

Государство платит детскому дому на то, чтобы он там находился, он сиротой не считается, в семью его никто не передаст, его в банке данных сирот нет, его никто не пытается устроить в семью. По факту родительское попечение утрачено, но все довольны. Остался детский дом живой, число детей в банке данных падает, все довольны. Но реально проблема сиротская не решается. Никто ни о чем не спрашивал специалистов, все под лозунгом «Давай цифру, давай уменьшения», лишь Павел Алексеевич и уважаемая Ольга Баталина могли отчитаться, что сирот стало меньше.

Дзядко: Если говорить про цифру, стали ли наши граждане больше усыновлять?

Жаров: Нет, цифра устройств в семью осталась примерно на том же уровне, она колеблется год от года. Но нужно понимать, что если в банке данных остались только подростки – 12-13 и старше лет и дети с очень большими заболеваниями, то нужно понимать, что эта цифра упадет. Действительно взять ребенка с большими проблемами не так много ни в России, ни за рубежом, нигде.

Дзядко: А есть ли у людей, граждан других государств, будь то США, те люди, которые попали под «закон Димы Яковлева», или если речь идет про одинокого человека, предположим, из Франции, где принят закон, разрешающий однополые браки, есть ли возможность, если ли прецеденты успешные обжалования отказа в российских судах?

Жаров: Это в принципе невозможно, потому что  проходили эти пути не один, не два и не три раза вплоть до Верховного суда, и ответ всегда одинаковый. Понимаете, это кампания, здесь никто не думает о детях, здесь никто не думает о том, почему делается это и зачем. Здесь просто сказана команда «Ату!», давайте делать вот так, и так делается.

К сожалению, большинство законов на детскую тематику, которые сейчас принимаются, начинаются со слова «запретить». Запретить усыновление, запретить опеку, ограничить, сделать ее еще более трудной и так далее. Поэтому дети с большим трудом попадают в семьи, это значит, что у них меньше шансов в них туда попасть, значит, больше шансов вырасти в детском доме с понятными для этих детей последствиями.

Дзядко: Общаясь с людьми, которые занимаются этой проблематикой, есть ли у вас или у других экспертов ощущение, что в ближайшее время вектор или тренд в том, что касается усыновления, с запретительного будет изменен на какой-то иной?

Жаров: Я думаю, вряд ли. Если бы директором был я, если бы депутатом был я, это первое, что я бы сделал. У нас уменьшаются расходы государства на образование, у нас уменьшаются расходы государства на здравоохранение. Это значит, что неизбежно вопрос урезания расходов коснется и сирот. Это значит, что даже сегодняшнее их пребывание в детском доме будет еще более трудным, сложным, ужасным. Называйте любое слово.

Это значит, что запрещая этим детям попасть в семью иностранцев, да в любую вообще семью, мы делаем так, что эти сироты еще в меньшей степени могут рассчитывать на попадание в семью, и вынуждены будут переживать с нашей страной, хотя они в этом совершенно не виноваты, мы с вами возраста, когда голосуем, а эти дети не голосовали даже, переживать те проблемы, которые, вероятнее всего, ожидают нас в ближайшем будущем, хотя они ни в чем не виноваты.

***

Игорь Севрюгин: 

В Италии нет однополых браков и есть соглашение об усыновлении, которое необходимо, чтобы взять в семью российских детей. Если закон будет принят, то только наличие такого соглашения даст право усыновлять сирот из России. Тех, у кого такого документа нет, ожидает запрет. Соответствующая поправка в Семейный кодекс будет рассмотрена в первом чтении во вторник. Авторы законопроекта считают, что это обеспечит безопасность детей при усыновлении.

Законопроект был внесен в Госдуму еще год назад. После всех процедур согласования депутаты готовы представить его на суд других парламентариев. Инициатива принадлежит Евгению Федорову. Авторами законопроекта также стали депутаты «единороссы» Антон Романов, Геннадий Кулик, Олег Валенчук, Айрат Хайруллин, а также члены фракции «Справедливая Россия» Александр Терентьев и Олег Михеев.

Как отметил Евгений Федоров, контроль за соблюдением прав российских детей за рубежом будет возложен на российские посольства и консульства. Депутат также добавил, что сейчас договоры об усыновлении с Россией есть только у Италии и Франции.

Но во Франции разрешены однополые браки, и в таком случае принятый закон будет вступать в противоречие. Вроде бы есть Соглашение об усыновлении, но в июле 2013 года в России был введен запрет на усыновление детей однополыми семьями.

Вслед за этим наша страна прекратила практику международных усыновлений с теми странами, где разрешены однополые и браки и нет договоров с Россией об усыновлении. Кроме Франции под запретом и Испания. Это, кстати, третья страна по числу усыновляемых российских детей, отметил депутат Федоров. Но даже если она оформит с Россией соглашение об усыновлении, то ей все равно запретят. Шансы на международное усыновление остаются в Финляндии, где тоже очень много принимают сирот из России, и там пока нет однополых браков.

Но даже если США попытаются заключить такое соглашение, то оно скорее всего тоже действовать не будет. Ведь с 1 января 2013 года в России был подписан «закон Димы Яковлева», запрещающий американцам усыновлять российских детей. И как сегодня рассказала депутат Ольга Баталина, от этого закона уже есть положительные результаты.

Кроме всех ныне существующих запретов, а также тех, что планируются, долго время обсуждали возможность запрета на усыновление российских детей гражданам тех стран, которые применили санкции в отношении России, ее граждан и юрлиц. Но инициативу депутата от фракции ЛДПР Романа Худякова прокомментировала Ольга Баталина, которая сказала, что для подобного запрета оснований нет. Зато есть основание для Соглашения об усыновлении, за которое Госдума в первом чтении будет голосовать завтра.

Депутаты предлагают вывести из-под действия этих поправок членов Содружества Независимых Государств. То есть СНГ никакие соглашения с Россией оформлять не надо. Процедура усыновления останется прежней.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.