Невзлин: мне все равно, где Россия возьмет эти деньги

Бывший вице-президент ЮКОСа о том, как акционеры компании будут взыскивать деньги с России
18 июня 2015 Тихон Дзядко
58 405 27

Пока в Санкт-Петербурге завершались последние приготовления к открытию экономического форума, на ленты информационных агентств пришли сообщения: в Европе арестовывают российское имущество.

Сперва речь шла только о Бельгии. Потом появились подробности — география расширилась, добавилась Франция. Впрочем, путаница держалась долго. Было очевидно лишь одно:   происходящее связано с делом ЮКОСа.

Первоначальные сообщения о том, что аресты связаны с решением Европейского суда по ЮКОСу опровергли. Выяснилось, что речь идет о решении Третейского суда в Гааге о взыскании с России 50 миллиардов долларов в пользу бывших акционеров нефтяной кампании. Более того, стало понятно, что имущество не арестовано — лишь было дано предписание предоставить соответствующий перечень. Впрочем, во Франции имущество, похоже, все же арестовали, в том числе, счета информационного агентства «Россия сегодня» и имущество агентства ТАСС.

Бывший руководитель компании ЮКОС Михаил Ходорковский выразил удовлетворение случившимся: «Рад арестам имущества нашей бюрократии в Бельгии. Ожидаю, что вырученные деньги пойдут на проекты, полезные российскому обществу».

Ситуацию прокомментировали и в Кремле. Там назвали эти действия незаконными и пообещали их обжаловать. Министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что Россия не собирается платить по иску.

Ситуация, похоже, зашла в тупик. Потому что в рамках этого судебного решения бывшие акционеры ЮКОСа намерены добиваться арестов российского имущества и в других странах Европы и остального мира. К вечеру пришли сообщения об аналогичных действиях и в Австрии.

Эту тему Тихон Дзядко обсудил с Леонидом Невзлиным, бывшим вице-президентом ЮКОСа. 

Дзядко: Это главная новость последних суток. Пока в Санкт-Петербурге завершались последние приготовления к открытию экономического форума, на ленты информационных агентств пришли сообщения: в Европе арестовывают российское имущество. Сперва речь шла только о Бельгии, потом появились подробности: география расширилась, добавилась Франция. Впрочем, путаница держалась долго. Было очевидно лишь одно: происходящее связано с делом «ЮКОСа». Первоначальные сообщения о том, что аресты связаны с решением Европейского суда по правам человека по «ЮКОСу» опровергли. Выяснилось, что речь идет о решении Третейского суда в Гааге о взыскании с России 50 млрд долл. в пользу бывших акционеров нефтяной компании. Более того, стало понятно, что имущество не арестовано, лишь дано предписание – предоставить соответствующий перечень. Впрочем, во Франции имущество, похоже, все же арестовали, в том числе, и счета информационного агентства «Россия Сегодня» и имущество агентства «ТАСС».

Бывший руководитель компании «ЮКОС» - Михаил Ходорковский выразил удовлетворение о случившемся. «Рад арестам имущества нашей бюрократии в Бельгии. Ожидаю, что вырученные деньги пойдут на проекты, полезные российскому обществу», - написал он у себя в Twitter. Ситуация прокомментировали и в Кремле. Там назвали эти действия «незаконными», пообещали их обжаловать. Министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что Россия не собирается платить по иску «ЮКОСа».

Похоже, ситуация зашла в тупик, или заходит туда, потому что в рамках этого судебного решения бывшие акционеры «ЮКОСа» намерены добиваться арестов российского имущества и в других странах Европы, и остального мира. А к вечеру пришли сообщения об аналогичных действиях уже в Австрии. Обсудим эту тему с Леонидом Невзлиным, бывшим вице-президентом «ЮКОСа». Он на прямой связи с нашей студией. Леонид Борисович, добрый вечер.

Невзлин: Добрый вечер.

Дзядко: Скажите, вот Михаил Ходорковский сегодня выразил радость в связи с этим последними новостями. Вы как отреагировали на эти сообщения? Вы также удовлетворены?

Невзлин: Это позитивный итог работы группы во главе с Тимом Осборном. Они этим занимаются уже более 9 лет и сейчас пошли первые результаты. Но люди готовы работать, и юристы, и группа готова работать столько лет, сколько надо для того, чтобы получить все, что нам полагается.

Дзядко: Скажите, какая для вас финальная цель, что ли? Я понимаю, что вы не можете вдаваться во все юридические аспекты, но, тем не менее, насколько процесс, который мы наблюдаем последние сутки, будет продолжен? Вплоть до чего? В какой момент вы скажете: «Все, мы удовлетворены»?

Невзлин: Мы скажем, что удовлетворены, группа скажет, что удовлетворена, когда она получит все, что полагается за то, что сделало российское государство с лучшей, крупнейшей, прекрасной нефтяной компанией, которая, если бы не была подвергнута такому коллективному наезду государственных и компетентных органов, сейчас была бы крупнейшей в мире энергетической компанией со штаб-квартирой в Москве, работающей во многих странах и континентах. Естественно, мы чувствуем, что мы обязаны, как акционеры этой компании, получить компенсацию вместе со всеми другими акционерами.

Дзядко: Сегодня эксперты, комментируя эти решения, предрекали, что госкомпании и государство как таковое не очень пострадают от подобных действий. В частности, бывший министр финансов Алексей Кудрин говорит, что отразится это, например, на выставках, что будет опасаться Российская Федерация вывозить экспонаты за рубеж, прекратиться культурный обмен. Вы не думаете, что ущерб, в первую очередь, будет нанесен российским гражданам, а не российскому государству, от которого вы ждете возмещения вот этих многомиллиардных сумм по решению суда?

Невзлин: Вы знаете, как бы это не мое дело как Российская Федерация будет относиться к своим выставкам и чему вы там еще сказали. С точки зрения закона, Российская Федерация должна заплатить то, что она отобрала незаконно у акционеров «ЮКОСа» - и миноритарных, и мажоритарных. Дело в том, что эти активы, они же не исчезли, не растворились, они находятся сейчас в собственности де-факто государства Российской Федерации, поэтому и средства находятся в руках Федерации. То, что компенсация идет из бюджета – это, опять, не моя проблема и не наша проблема. Это такая юридическая ситуация, что, группа могла обратить свое взыскание только к бюджету Российской Федерации. Откуда Российская Федерация будет пополнять эти средства, выплачивать – это дело Российской Федерации.

Дзядко: Скажите, слушая заявление представителей российского правительства, например, господин Улюкаев сегодня сказал, что Россия не будет платить по этому решению, по делу «ЮКОСа». Помимо этого, уже через неделю, через 10 дней, Конституционный суд будет рассматривать вопрос о том, какие решения ЕСПЧ Россия должна выполнять, какие не должна выполнять. Политически, что ли, оценивая развитие событий, нет ли у вас ощущения, что Россия, например, может попросту выйти из-под всех юрисдикций и, соответственно, отказаться, таким образом, платить? И политически, опять же, оценивая, ждете ли вы все-таки, что эти серьезные суммы будут вам и вашим партнерам выплачены?

Невзлин: Знаете, совершенно неважно, что говорят министры Российской Федерации, за исключением только того, что хотелось бы, конечно, всем нормальным людям слышать единый голос из Российской Федерации, как государства, а не разные частные мнения отдельных министров. Совершенно какое-то безумное заявление МИДа с угрозой в адрес государств Бельгии и Франции…

Дзядко: Но в МИД уже вызван посол.

Невзлин: Дело не в том, что он вызван, дело в том, какой текст МИД опубликовал, ноту, которую он передал послу. Она, как бы, выходит за все рамки возможных разумных объяснений. Я бы сказал, что это просто хамство. Но, опять, это не моя проблема. Ваш МИД – не моя проблема, Министерство экономического развития и все остальные. Дело в том, что вопросы решаются не в российской юрисдикции сегодня, а вопросы решаются за пределами России. И вы знаете, есть ощущение, что придется выходить, рано или поздно, из всех юрисдикций. Если сегодня, так сказать, мы получили новость по Бельгии и Франции, то через какое-то время мы получим новость и по другим европейским странам, по Соединенным Штатам Америки, потом, извините, вероятно, и по Индии, и по Китаю. И что дальше будет делать Российская Федерация? Выходить из всех этих юрисдикций? Пожалуйста.

Дзядко: Это того стоит?

Невзлин: В смысле?

Дзядко: В смысле, борьба за возмещение этих компенсаций. Стоит ли, например, того, чтобы Россия вышла из Совета Европы, предположим?

Невзлин: Я не компетентен говорить от имени Российской Федерации. Что хотят, то и делают, решают. Есть власть. Наша задача очень маленькая – добиться компенсации. Вот и все.

Дзядко: Спасибо за ваше время. Леонид Невзлин, бывший вице-президент компании «ЮКОС», был на прямой связи с нашей студией.

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю