«Лобби плагиаторов держит министра в тисках». Один из создателей «Диссернета» об итогах двух лет проекта

Дзядко. Вечернее шоу
19 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Тверской суд Москвы разбирает иск проректора Иркутского Государственного технического университета Виталия Пешкова к проекту «Диссернет». Иск о защите чести и достоинства. «Диссернет» — это такой общественный проект, который решил бороться с плагиатом в научных работах у всех, в том числе и у высокопоставленных чиновников, которые часто оказываются еще и кандидатами, а то и докторами наук. Проекту как раз исполнилось два года. За это время «Диссернет» проверил десять тысяч диссертаций, и в каждой пятой из них нашел плагиат. Среди них был и депутаты Госдумы, например, Игорь Игошин, и губернаторы, например, Владимир Груздев и многие другие. О том, чего удалось добиться, а чего нет, поговорили с сопредседателем «Диссернета» Андреем Заякиным.

Дзядко: Если подытожить два года, чего удалось добиться «Диссернету» за это время?

Заякин: Я бы выделил два основных направления, по которым существенно изменились, существенно выросли. В данном случае речь не идет о собственном проведении экспертизы, потому что проведение экспертизы осталось старым как мир. Слева кладем один текст источник, справа кладем один текст, собственно, куда списывалось. И дальше следуем Оригену, который в третьем веке нашей эры составил свои знаменитые гексаплы. Что сделал Ориген? Он взял масару, еврейский текст Писания, его транслитерацию греческими буквами, и аккуратненько, колонку за колонкой, сравнивал. Это осталось в основе проекта неизменно. А то, что мы существенно изменили за эти два года,  мы пришли к пониманию того, как устроена структура диссертационной отрасли в России, мы выяснили, что плагиату свойственно кластеризоваться. Что я имею в виду? А я имею в виду то, что никакое списывание, как правило, за очень небольшими исключениями, не происходит сам по себе. Всегда найдется некий профессор, у которого будет подозрительно много списанных диссертаций. Он будет фигурировать как научный руководитель, или как оппонент, или как председатель совета.

Дзядко: То есть это специальные специалисты, скажем так…

Заякин: Да, это специальные специалисты, мы называем из диссероделами. Это люди, которые поучаствовали в создании десятков, а иногда чуть ли не сотен фальшивых диссертаций. Это соответствующие диссертационные советы, которые занимались этой деятельностью на протяжении последних, по крайней мере, 15 лет. Лидирует здесь, к счастью, разогнанное уже Министерство образования, диссертационный совет, бывший некогда при БГУ, возглавлявшийся профессором Даниловым. Сейчас пришло новое руководство, которое интенсивно чистит университеты от наследия плагиаторов и, я думаю, дочистит.

На втором  месте находится диссертационный совет по экономике при РКГУ, возглавлявшийся профессором Минаевым, там было защищено поменьше диссертаций, всего около 70 попавших в наши скрижали, и на третьем месте, как ни странно, диссертационный совет при Петербургской академии МЧС, насколько я помню, так называется это заведение.  И что важно для понимания структуры диссертационной отрасли в России практически всегда каждый такой диссертационный совет делегирует своего полномочного представителя в экспертный совет ВАК. Что такое экспертный совет ВАК? Он служит апелляционной инстанцией, именно он рассматривает дела о лишении ученой степени, дает далее рекомендацию президиуму ВАК и министру лишать или не лишать. Таким образом, диссероделы кровно заинтересованы в том, чтобы иметь представителя своей мафии в ВАК.

Дзядко: В чем вы видите вашу конечную цель, в какой момент вы можете сказать, что «Диссернет» свою функцию выполнил? Потому что некоторые, скажем так, недоброжелатели говорят: вот, «Диссернет» занимается тем, что кусает и покусывает тех, у кого плагиат, но таких тысячи и десятки тысяч, и имя им легион.

Заякин: Имя им действительно легион. И изгнание этих бесов из стен российских университетов продолжится, я думаю, до победного конца. Я не сказал бы эти слова два года назад. Но сейчас, когда мы вышли на нынешний и технологический, и юридический уровень развития проекта, я думаю, что это вполне достижимая задача. Более того, мы перестали концентрироваться специальным образом на госчиновниках или депутатах. Сейчас эти проверки носят кустовой или гнездовой характер. Когда мы находим такой куст и отрабатываем его до конца, с тем, чтобы выяснить все наследие того или иного профессора диссеродела. Поэтому дальше пойдем, методично выясняя эти кусты, направляя жалобы на лишение ученых степеней, там, где можно. Но здесь важный момент, который является одним из приоритетов: это срок давности по диссертационным работам. И мы будем добиваться, чтобы срок оспаривания диссертационных работ был отменен, чтобы можно  было оспаривать работы бессрочно. И это для нас задача номер один.

Дзядко: Последний вопрос. Очень коротко. Несколько уже было судебных разбирательств. И как минимум одно из них сейчас в процессе. Это вас не останавливает? Ведь, по сути, вас могут разорить, если кто-то будет вставать не на вашу сторону?

Заякин: К счастью, народ России, я говорю это без всякого ложного пафоса, а совершенно объективно, нас поддерживает, и я думаю, по моим оценкам, нас не разорят. Но важно, что каждый такой процесс мы используем как трибуну, как очередной повод привлечь внимание публики к тому безумию, которое творится и в диссертационных советах и в ВАК, который фактически возглавляет диссертационную индустрию, который так до конца и не был вычищен от диссероделов, хотя министерство здесь имеет все намерения, но, к сожалению, некоторые вещи выше его сил, потому что лобби диссероделов слишком сильно и держит в тисках и оковах министра образования и его чиновников, которые, действительно, и я это знаю, горят желанием, очистить отечественное образование. Нас не разорят, потому что каждый судебный процесс мы будем использовать к поруганию диссероделов и осмеянию, публичному порицанию. Они поймут, что им гораздо более выгодно просто сидеть в своей норке и не высовываться.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.