Финансовый омбудсмен Павел Медведев: антисанкции уже пора отменять

1 декабря 2014 Тихон Дзядко
8 368

Финансовый омбудсмен Павел Медведев сегодня призвал власти отменить так называемые антисанкции. Влияют ли они на нынешнюю плачевную ситуацию в экономике, как это может отразиться на отношениях банков с клиентами и насколько велика проблема валютных кредитов и валютной ипотеки – обсудили лично с ним, он был у нас в студии.

Дзядко: Скажите, ваш призыв будет услышан, как вам кажется?

Медведев: Я не знаю. Он должен быть высказан очень тактично, потому что те люди, которые принимают решения, имеют много разных соображений. Мне думать, что я умнее их, было бы нескромно. Но все-таки свою позицию я хотел бы деликатно, но высказать. Мне кажется, что ситуация очень тревожная, и драматизация сознания отстает от этой ситуации. Поэтому я призываю людей, принимающих решения, подумать, может быть, те соображения, которые мешают снять санкции, которые мы сами на себя наложили, не столь весомы, как те проблемы, которые из этих санкций возникают.

Дзядко: Мы видим все последние недели, сегодня это проявилось особенно, ситуацию с рублем, ситуацию по отношению к европейской и американским валютам. Понятно, что это для граждан создает определенное количество или сиюминутных проблем, или проблем в перспективе, или проблем, которые сегодня проявляются и затем растягиваются на многие-многие месяцы вперед. Наверное, можно говорить, в частности, о проблеме перекредитованности в банковском секторе, которая не менялась и становится все более тяжелой. Как это отражается на отношениях банков с клиентами? И есть ли ужесточение со стороны банков в политике взыскания кредитов?

Медведев: К счастью, в краткосрочной перспективе обесценение рубля влияет на очень небольшую часть закредитованных граждан.  Приблизительно 2% кредитов были взяты в иностранной валюте, но, конечно, для них ситуация совершенно смертельная, им выпутаться очень трудно, если вообще возможно. А в среднесрочной перспективе обесценение рубля приводит к тому, что банки менее твердо стоят на ногах, потому что экономика менее твердо стоит на ногах. И, конечно, это создает проблемы и для заемщиков, и для кредиторов. Поэтому те люди, которые ко мне обращаются с просьбами помочь, могут получить эту помощь с меньшей вероятностью, чем, скажем, год тому назад.

Дзядко: Насколько, если сравнивать нынешнюю ситуацию с ситуацией 2008 или уж тем более с ситуацией 1998 года, насколько грамотно люди, по вашей оценке, реагируют на валютные колебания? Насколько они привыкли к тому, как осмысленно себя вести и как вести себя не слишком осмысленно?

Медведев: Человеку с улицы, простому человеку реагировать на валютные колебания практически никакой возможности нет. Что ему делать? Предположим, что он решит, я ему посоветую сегодня купить валюту, но он должен будет, купив валюту, прийти ко мне завтра и спросить: «А сегодня уже продавать валюту?», и послезавтра прийти и спросить, продавать или не продавать. И это будет сумасшедший дом. Практически невозможно воевать с рынком человеку, который работает на работе, ему просто некогда, даже если он такой умный, что знает, что делать.

Дзядко: Насколько по вашим ощущениям, как финансового омбудсмена, отношения граждан с банковской системой, отношения граждан с государством, существуют ли какие-то очевидные и понятные правила игры или здесь граждане и мы с вами, мои коллеги, люди, с которыми я хожу по одним улицам, мы абсолютно не имеем никаких способов защиты?

Медведев: Нет. Мне кажется, что за последние 15 лет финансовая грамотность людей улучшилась очень существенно. Спасибо Мавроди, не бесплатно, но кое-чему он нас все-таки научил. Тем не менее, люди делают ошибки, с одной стороны. С другой стороны, люди – не боги, не могут предвидеть будущего. Взяв кредит, они не догадываются, что через год, через полгода они заболеют или потеряют работу, и из-за этого у них возникают проблемы. К сожалению, все у большего числа людей, во-первых, потому что закредитованность расширяется, то есть больше людей взяли и большие кредиты, а с другой стороны, потому что доходы у населения падают, особенно быстро падают у той половины россиян, которые менее богаты, а они как раз более закредитованы.

Дзядко: А можно ли говорить о том, что реально заработная плата сейчас падает и падает серьезно?

Медведев: Мало того, что заработная плата падает, падают доходы. Это немножко разные вещи. Причем доходы падают уже довольно давно, во всяком случае, в этом году, начиная с первого квартала. Сначала был такой парадокс – доходы падали, зарплаты росли, а сейчас и то, и другое падает.  

Дзядко: Какой ваш прогноз в том, как будет в целом развиваться ситуация?

Медведев: Это очень сильно зависит от того, какие будут приниматься решения на самом верху. Я очень надеюсь, что мы воспользуемся той возможностью, которая содержится в решении о наложении контрсанкций, там было написано, что через два месяца они могут быть отменены. Два месяца уже прошло.

Дзядко: Уже прошло четыре практически.

Медведев: Два-то уже прошло, значит можно их уже отменять. И я думаю, что это пора делать.

Дзядко: А вам кажется, что если эти антисанкции будут отменены, это будет каким-то мощным толчком?

Медведев: Это будет толчком, который уменьшит скорость нарастания инфляции. Кроме того, это будет такой моральный стимул для агентов экономики пересмотреть свои планы. Сейчас они достаточно уныло настроены, поэтому планы у них унылые. Если этот шаг будет сделан, кое-кто передумает, и сделается более оптимистичным и что-то такое начнет придумывать, что ему делать, что производить, какие услуги оказывать. Ну а дальше, безусловно, нужны следующие шаги, вот этот пресловутый инвестиционный климат, который был всегда не очень хорошим, а он очень ухудшился из-за санкций, которые на нас наложили. Мне кажется, что надо попытаться договориться, чтобы эти санкции были сняты. Но для этого, конечно, кое-какие проблемы, сопровождающие наложение санкций, должны быть решены.

Дзядко: Не складывается ли у вас впечатления, что на протяжении 15, например, лет обсуждаются одни и те же вопросы, звучат одни и те же словосочетания: инвестиционный климат, сырьевая зависимость и так далее?

Медведев: В значительной мере это так. Но говорят, мне неловко повторять эту мысль, что россияне долго запрягают, а потом, когда петух клюнет, то они быстро мчатся. Мне кажется, что сейчас пора уже начать мчатся. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю