Экс-глава ЦБ: «Нельзя дергаться при каждой новой цифре»

О том, что делать россиянам с рублем
3 августа 2015 Тихон Дзядко
12 097

Курс доллара на торгах «Московской биржи» впервые с марта этого года превысил отметку в 63 рубля, евро стоит уже 69 рублей. Валюты дорожают из-за цены на нефть, которая продолжает снижаться. 

Есть ли у Центробанка резервы для сдерживания падения рубля и главное — собирается ли он это делать или слабый рубль сейчас нужен российской экономике? Эти вопросы Тихон Дзядко задал Сергею Дубинину, члену  наблюдательного совета Банка ВТБ, бывшему председателю Центробанка.

Дзядко: Скажите, насколько для вас было ожидаемым это пике, если так можно выразиться, в котором сейчас оказался рубль?

Дубинин: Связка курса рубля к доллару с ценой на нефть является ну просто закономерностью последние несколько лет, да и, наверное, на более длительный период. Это было очевидно. Крепкий рубль тоже когда-то поддерживался высокой ценой на нефть. Сейчас низкая цена на нефть, соответственно, падение курса рубля. Но конкретные позиции, конкретные цифры предсказывать невозможно, тем более, на короткую дистанцию. Тут важен тренд, важно, что идет снижение цены на нефть, а это было ожидаемо на протяжении всех последних десятилетий буквально, все страны занимались экономией на затратах электроэнергии, соответственно, энергии топливной. И отсюда ожидаемое снижение цен на нефть. Единственное, что могло это остановитьочень бурный рост хотя бы части экономики. Но когда экономика Китая стала замедляться, то стало понятно, что, в общем-то, на рынке нефти есть избыток предложения и недостаток спроса.

Дзядко: Очевидно, этот избыток предложения будет лишь увеличиваться на фоне снятия санкций с Ирана и того, что нефти из Ирана будет больше. Если снижение цены на нефть при переизбытке предложения влечет за собой падение рубля по отношению к доллару, что в этой связи, на ваш взгляд, должен делать сегодня Центральный банк РФ? Должен ли он укреплять рубль или слабый рубльэто то, что сегодня нашей экономике нужно?

Дубинин: Я думаю, что Центральный Банк правильно сделал ставку на свободное плавание рубля, но при этом нужно как-то, чтобы в этом участвовал не только Центральный банк. Не надо преувеличивать его возможности. Хотя есть, безусловно, и какие-то, может быть, шероховатости. С моей точки зрения, была напрасно снижена ключевая ставка. Не надо было сейчас торопиться с этим на фоне очевидного тренда к снижению цены на нефть, отсюда избыток денег в стране, которые не будут обращены сейчас на инвестиции, приводит к тому, что они перетекают на валютный рынок, и начинается скупка иностранной валюты. Эти риски туда-сюда несколько базисных процентных пунктов всегда существуют.

Центральный Банк хотел дать сигнал о том, что он верит в снижение уровня инфляции. Получилось не очень удачно. Но это не есть первопричина. Первопричина, конечно, заключается в состоянии нашей экономики, состоянии платежного баланса. Безусловно, сейчас тренд к определенному снижению курса рубля, он, я думаю, по крайней мере, на ближайшие полгода будет осуществляться.

Дзядко: В этой связи сразу появляется большое количество панических заявлений обывателей, в первую очередь, о том, что продолжится падение рубля, доллар будет стоить не за 60, как сейчас, а сильно выше. Насколько столь панические заявления оправданы, на ваш взгляд? Или же это некие колебания, сейчас мы упали до уровня марта, если я не ошибаюсь, а через неделю-две будет откат назад?

Дубинин: Я не могу в пределах нескольких недель предсказать, что же на самом деле будет. Но состояние курса зависит, конечно же, от ожиданий населения, участников рынка и т.д. Но он зависит, естественно, и от того, сколько валюты на рынке. Сейчас ситуация, когда валюту скупают для будущего погашения задолженностей. Очередные платежи в сентябре, потом будет некая пауза с погашением задолженностей, к декабрю опять нужно будет запасаться валютой. Это для корпоративного сектора.

Кроме этого, важно, сколько, собственно говоря, наши экспортеры могут продавать валюты. Это зависит от состояния платежного баланса. Платежный баланс при падении, просто огромном снижении импорта в страну, безусловно, будет все-таки по текущему счету положительный. То есть у нас все-таки на рынке валюта будет, ни о какой катастрофе, в общем, речь не идет. Но ситуация достаточно неприятная именно своей волатильностью, неизбежны скачки. Нельзя реагировать на каждое движение каким-то сверхэмоциональным образом, это вредит здоровью, в конце концов.

Дзядко: Вы сказали, что решение Центрального Банка о снижении ставки было преждевременным. Но, тем не менее, принято считать, что низкая процентная ставка способствует росту экономики, тому, что экономика дышит свободнее и спокойнее. Что здесь является все-таки первоочереднымэто или более крепкий рубль, которым он был бы, если бы в пятницу ставка не была снижена?

Дубинин: Я думаю, что вопрос все-таки выбора приоритетов. Дело в том, что лучше не дергаться, как говорится. Мне кажется, что предыдущие снижения были более оправданы, чем последнее. Последнее лучше было бы послать, видимо, сигнал, что Центральный Банк будет все-таки как-то пытаться поддержать уровень курса. Но это непринципиально, поверьте. Это не решило исход дела. Все свелось к тому, что сейчас снижается цена на нефть. И, опять же, это не изменило еще состояние платежного баланса, приток денег реально на счетах не изменился из-за того, что цена скакнула туда или сюда. Это только в будущем, если тренд снижения цены продолжится, тогда приток денег снизится. Но это некий психологический сигнал. Этот психологический сигнал означал, что валюта под неким давлением, отсюда, если есть свободные деньги, давайте попытаемся быстро перейти в валюту, а потом ожидать выигрыша в рублях. Это чисто спекулятивные движения, их нельзя предсказать на каждый конкретный день, от них трудно застраховаться.

Но сам факт, что у нас есть стабильный рубль, что есть золотовалютные резервы, кстати, есть стабильность самого режима рубля. Это очень важно. Потому что когда я слышу призывы ввести всевозможные валютные ограничения, мне кажется, что авторы этих призывов не учитывают психологию, прежде всего, населения. Если для корпоративного сектора сейчас внедрить запреты на операции, скажем, с долларами, те или иныена экспорт капитала и т.д., то мысль в глубине души у каждого родится: если сегодня запретили этим, завтра запретят еще что-нибудь. И население может просто пойти и начать менять рубли на доллары в массовом порядке. И это понятная психология людей, которые пережили много такого рода потрясений. Могут начать снимать рубли со вкладов в банках, а это уже проблема совершенно другого порякдка. Поэтому сейчас не надо делать лишних движений, вот какой бы совет я бы все-таки дал. Кстати, и населению, то есть самим себетоже. Нельзя дергаться на каждую новую цифру, которая появляется на табло обменника.

Дзядко: Спасибо. 

Фото: Коммерсантъ

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю