Кандидат в президенты Грузии Григол Вашадзе: «Меня выставляют агентом КГБ. Это не работает»

7 ноября, 14:54
4 324

Кандидат в президенты Грузии от партии Михаила Саакашвили Григол Вашадзе, вышедший во второй тур президентских выборов, дал интервью Жанне Немцовой. До 2008 года Вашадзе был гражданином России, а до этого — СССР. Он учился в МГИМО и был кадровым дипломатом советского МИДа, что стало поводом подозревать его в связях с Кремлем в ходе этих выборов на пост президента Грузии.

Жанна Немцова: На протяжении многих лет у вас было двойное гражданство — российское и грузинское. Вы отказались от российского гражданства в 2008 году. Расскажите подробнее.

Григол Вашадзе: У меня, вообще-то, был один паспорт — только российский. Я жил в Москве с 1976 по 1993 годы. Когда Советский Союз распался в 1991 году, я был в Соединенных Штатах. А когда вернулся, обнаружил, что я уже российский гражданин, потому что Советского Союза больше нет.

Позже, в 2004-м, я вернулся в Грузию и получил уже грузинское гражданство. А потом, после того как Россия начала войну с Грузией (август 2008 года. — Ред.), я отправил российский паспорт товарищу Медведеву (в ноябре 2009 года. — Ред.). Кремлю потребовалось 11 месяцев, чтобы решить, готовы ли они позволить мне выйти из российского гражданства. Но в конце концов они это сделали.

— В скором времени в Грузии состоится второй тур президентских выборов. В первом вы набрали почти 38 процентов голосов. Разрыв между вами и вашим конкурентом в первом туре очень незначительный. Вы довольны результатами?

— Это ведь официальная версия так называемого правительства и так называемой «Грузинской мечты». В реальности я выиграл первый тур.

— Вы считаете, что эти результаты — признак вашей популярности среди граждан Грузии или же это признак общей усталости от тех, кто находится сейчас у власти?

— Все вместе. Меня знают по моей работе в течение пяти лет в качестве министра иностранных дел Грузии. Я подготовил и успешно реализовал кампанию по непризнанию оккупированных территорий (Абхазии и Южной Осетии после августа 2008 года).

Мы установили дипломатические отношения с 58 странами, с которыми до этого не было никаких дипломатических отношений. Я подписал важнейшие международные договоры для своей страны, включая договор об облегчении визового режима (начало переговоров о либерализации визового режима Грузии и ЕС — июнь 2010 года. — Ред.).

Без этого соглашения с Европейским Союзом не было бы никакой визовой либерализации сейчас. Я могу продолжить. И другая причина — грузинский гражданин возмущен. Он никогда с 2004 года так плохо не жил, как живет сейчас, погружаясь в коррупцию, в криминал, в экономическую стагнацию. 150 тысяч детей голодают, каждый третий гражданин безработный, около 1 миллиона человек покинули эту страну с 2012 года.

— Вы пользуетесь поддержкой бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили. Его поддержка во втором туре будет скорее преимущество или недостатком?

— Все в Грузии знают, что я абсолютно независим. Я был независимым, когда работал в правительстве с 2008 по 2012 годы. Что касается президента Саакашвили, то он мой друг. И, как любой разумный гражданин Грузии, я благодарен ему за то, что он преобразовал эту территорию в современное государство. У него должно быть право жить в Грузии. Он должен получить обратно грузинское гражданство (Саакашвили был лишен грузинского гражданства после того, как получил гражданство Украины в 2015 году. — Ред.). Если у правоохранительных органов или у судебной системы есть к нему вопросы, он должен ответить на них.

— Если вы станете президентом, вы вернете ему грузинское гражданство?

— Верну.

— Вы его помилуете?

— Да. Но я не собираюсь помиловать его одного, я помилую всех политических заключенных, я помилую всех заключенных женщин, которые не совершили чего-то экстраординарного и у которых есть дети. Я собираюсь сделать это очень быстро, в течение первых двух-трех месяцев. Как юрист я хочу, чтобы справедливость восторжествовала. И так и будет.

Третий президент Грузии получит право жить здесь. Будет он использовать это право или нет, зависит от него. Его политическое будущее зависит от грузинского народа. Но возможность жить здесь в своем домике в Кварели — это то, что мы ему должны.

— По действующей Конституции Грузии роль президента довольно символическая. В реальности у него нет никаких исполнительных полномочий. Почему эти выборы так значимы?

— Это полная чушь, что у президента Грузии недостаточно полномочий, извините. Президент — это верховный главнокомандующий, главный представитель страны в международных отношениях. У него есть право вето, полномочия утверждать премьер-министра, право на помилование и многое другое, не менее значимое.

И не забудьте, есть дух и буква конституции. Дух означает участие в политическом процессе. И никто не сможет удержать меня от этого. Я хотел бы посмотреть на любое правительство, когда я призову 50 или 100 тысяч моих сограждан выйти на улицы и присоединиться к моему протесту. Кто может это обуздать? Только представьте.

— У вас с вашим оппонентом есть сходства и различия в биографиях. Вы оба были министрами иностранных дел при Саакашвили, госпожа Зурабишвили до вас. Но она французский дипломат, родилась во Франции, а вы — советский дипломат. У вас есть в связи с этим проблемы?

— У меня нет никаких проблем, потому что человек, родившийся в Тбилиси в 1958 году, не мог быть другим. Я был советским дипломатом, и я очень горжусь этим. Я принимал участие в переговорах, которые сделали нашу жизнь более безопасной: о запрещении химического оружия, о запрещении ядерных испытаний. Я прошел фантастическую школу. Так называемая «Грузинская мечта» и телеканалы Иванишвили пытаются играть на моей биографии, говоря, что я агент КГБ, что я агент влияния России. Это не работает.

— Если вы выиграете выборы, какой реакции вы ожидаете от российского правительства?

— Я пять лет своей жизни отдал борьбе с Россией и преуспел, оставив Россию в постыдной компании Венесуэлы, Сирии, Никарагуа (стран, признавших независимость Абхазии и Южной Осетии. — Ред.).

— То есть вы не планируете встречаться с Путиным для обсуждения будущего этих грузинских регионов?

— Нет. Нет, потому что я не знаю, какой будет реакция Кремля. Мы с вами говорим о вашей стране. Грузия своей независимостью отобрала у России стратегическую роль на Кавказе. А Россия борется за то, чтобы вернуть ее. Но проблема в том, что оккупированные регионы — это не решение российской проблемы. Они как чемодан без ручки, который не выбросить, потому что стыдно, и с собой не взять. Вы только тратите на это деньги. Так что не знаю, какой будет реакция Кремля. И честно говоря, мне все равно.

— Кто для вас пример среди действующих и бывших мировых лидеров?

— Джордж Маршалл (инициатор плана Маршалла, начальник генштаба, министр обороны и госсекретарь США в 1930−40-х годах. — Ред.). Это человек, который выиграл Вторую мировую войну. Не верьте тому, что Советский Союз мог бы выиграть без военной и логистической помощи Соединенных Штатов. Вы молодая, и вам будут рассказывать, что вы могли выиграть войну самостоятельно. Забудьте об этом.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю