Вице-спикер ГД Александр Жуков – ДОЖДЮ: отпустят ли Ходорковского – будет решать Госдума

Дождь в Петербурге. Включения с ПМЭФ-2013
26 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ведущая ДОЖДЯ Юлия Таратута в рамках международного петербургского экономического форума пообщалась с вице-спикером Госдумы Александром Жуковым о строительстве железной дороги до Казани и расширении «Транссиба».

Таратута: Вас выступление президента удивило? Вы ожидали такой тональности, или более жесткой или мягкой?

Жуков: Дело не в тональности, а в тех некоторых тезисах, которые были озвучены. Они достаточно неожиданны. Я бы отметил регулирование тарифов естественных монополий в меру инфляции – с точки зрения воздействия на экономику это очень серьезное заявление, то, чего многие ждали, особенно предприниматели, потому что издержки, связанные с ростом тарифов естественных монополий – это очень серьезная вещь. Второе – это выделение очень больших средств – 450 миллиардов рублей – из накопленных резервов на финансирование инфраструктурных проектов. Тоже тема, которая давно и бурно обсуждается, очень серьезное ответственное решение…

Таратута: Один из жанров списков Forbes называется «люди, обогатившиеся за счет госзаказов». Всякий раз первые строчки этого рейтинга занимают люди, которые занимаются инфраструктурными проектами. Нынешние деньги приведут к тому, что кто-то подвинется на строчку выше, или появятся новые люди?

Жуков: Я надеюсь, что главная задача в том, чтобы построить железную дорогу до Казани, расширить Транссиб и сделать транспортное кольцо вокруг Москвы. Но для того, чтобы эти проекты реализовались, должны прийти очень серьезные инвесторы,  и иностранные тоже, и достаточно серьезные технологии, потому что построить высокоскоростные железные дороги можно только с использованием технологий, которые есть у иностранных компаний. Обогатятся ли они сильно на этом? Есть стандарты строительства такого рода объектов достаточно серьезные. Посмотрим, как  эти проекты будут реализовываться.

Таратута: Самым эмоциональным пунктом этой программы мне показалась амнистия бизнеса.

Жуков: Безусловно, это одно из важнейших заявлений, очень своевременно и справедливо прозвучавшее, потому что речь идет о людях, которые осуждены, сидят в тюрьме, хотя с тех пор законодательство изменилось и сегодня они бы уже не сели в тюрьму.

Таратута: Расскажите процедуру, что мы получим на выходе?

Жуков: На выходе мы получим постановление Государственной Думы об амнистии, где будут перечислены статьи и категории людей, которые будут амнистированы.

Таратута: Будет ли прилагаться список людей?

Жуков: Нет, список никогда не прилагается. Это несколько тысяч человек, возможно, даже десятков тысяч. Просто речь идет о перечислении статей Уголовного кодекса.

Таратута: Главный человек, который обсуждается в связи с амнистией – это Михаил Ходорковский. Насколько к нему может быть применено?

Жуков: Это предстоит решить Государственной Думе, когда будут обсуждаться статьи, по которым будет произведена амнистия. Еще одна важная вещь, которая прозвучала – это соединение Арбитражного суда с Верховным. Я думаю, что это заявление также имеет чрезвычайно большое значение для перестройки российской судебной системы.

Таратута: В чем прагматика этого вопроса?

Жуков: Вместо двух судов будет один.

Таратута: И чем это хорошо?

Жуков:  Это и предстоит выяснить в дальнейшем.

Таратута: Уже родились первые шутки о том, что это хороший плацдарм для некоторых  людей, которые могут покинуть свой пост. Шутка касалась нынешнего главы кабинета Дмитрия Медведева.

Жуков:  Я вообще предпочитаю слухи не комментировать. Они на 99% не соответствуют действительности.

Таратута: Сколько вы законов планируете принять до перерыва?

Жуков: Я затрудняюсь назвать точное количество. Около 70 законопроектов.

Таратута: Что скандального вы собираетесь сделать?

Жуков: С такой точки зрения не анализировал повестку дня.

Таратута: Успеете ли вы с законом о пиратстве?

Жуков: Он, по-моему, принят в первом чтении, ко второму его комитет дорабатывает. Я думаю, что есть шансы успеть.

Таратута: Вы долго работали в органах исполнительной власти, потом перешли в Государственную Думу. Мы разговаривали с вашими коллегами по парламенту, и некоторые из них нам признавались, что репутационно работать в нынешней Думе довольно сложно. Вы никогдаа не испытывали репутационных проблем, работая в Правительстве. Как вы себя сейчас чувствуете?

Жуков: Я работал депутатом на протяжении всех 90-х годов, до 2004 года я был депутатом Государственной Думы. Тогда и сейчас никаких в связи с этим репутационных издержек не испытывал. Занимаюсь тем, чем считаю нужным заниматься. Здесь никаких проблем у меня не возникает.

Таратута: Как вы относитесь к прозвищу, которое получило законотворчество Государственной Думы, «взбесившийся принтер»?

Жуков: Названия можно придумывать разные. Как человек, который знает законотворческий процесс изнутри, я очень хорошо понимаю, что законы, которые принимаются, влияние на них депутатов и текст того, как работают депутаты, зависят очень сильно. Если вы под этим подразумеваете то, что кто-то дает бумажку, а ее печатают, то это не соответствует действительности.

Таратута: То есть депутаты сами несут ответственность за то, что они принимают.

Жуков: Абсолютно. Более того, они сильно меняют тексты законов.

Таратута: А вы чувствуете моральную ответственность за законы, принятые Думой в последнее время?

Жуков: Конечно. За любой закон, за который я голосовал, я готов нести моральную ответственность.

Таратута: За время бурного обсуждения спорных законов, касающихся этики, политических законов вы были не согласны с чем-то?

Жуков: Если я с чем-то несогласен, то я за это не голосую.

Таратута: Что это было за это время?

Жуков: Трудно сказать, сотни законов были приняты. Что конкретно вы имеете в виду?

Таратута: Меня интересуют блоки законов. Например, в последнее время Дума проявляется интерес к семье и детству. Под интересами семьи и детства теперь понимаются законопроекты, которые многие считают гомофобскими, введение цензуры в Интернете. Был скандальный закон Димы Яковлева.

Жуков: Любой из этих законов требует достаточно серьезного обсуждения, в двух словах не скажешь, но в целом, я считаю, принято разумное и правильное решение.

Таратута: То есть у вас ничего не вызывало противоречий за то время. Как так вышло, что в последнее время именно женщины-депутаты становятся авангардом законотворчества?

Жуков: Я с этой точки зрения не анализировал принимаемые законы. Я думаю, что все-таки большинство авторов законов являются мужчины.

Таратута: Громкая история Ахмеда Билалова – это действительно серьезные проблемы для олимпийского строительства, или это все-таки чистая политика?

Жуков: Вы имеете в виду строительство трамплинов?

Таратута: Да.

Жуков: Там проблемы есть достаточно серьезные, они еще не полностью решены и по срокам строительства. Я думаю, что в конечном итоге они решатся.

Таратута: Многие строители, участники проектов в Сочи считают, что пока все спокойно, а как только Олимпийские игры пройдут, начнется серьезный разбор полетов, который может привести едва ли не к посадкам.

Жуков: Я не знаю, о чем идет речь. О том, что плохое качество объектов?

Таратута: Например. Или что что-то украли.

Жуков: Насчет того, что украли, я думаю, никто ждать окончания Олимпиады не будет, проверки там идут в ежедневном режиме. Что касается качества строительства, оно достаточно высокое, в этом году прошли тестовые соревнования практически на всех объектах. Общее мнение Международной Федерации – объекты самого высокого качества.

Таратута: И мы успеваем с Олимпиадой?

Жуков: В части спортивных объектов сомнений нет, потому что соревнования уже прошли. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.