Ольга Голодец – ДОЖДЮ: по детям, которые из-за закона Димы Яковлева не были усыновлены, работа идет пофамильно

Дождь в Петербурге. Включения с ПМЭФ-2013
21 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Ведущие ДОЖДЯ Юлия Таратута и Ренат Давлетгильдеев обсудили с вице-премьером РФ Ольгой Голодец пенсионную реформу, «серые» зарплаты и ситуацию с усыновлением детей после принятия закона Димы Яковлева. 
Давлетгильдеев: Расскажите, не страшно ли вам проводить пенсионную реформу? Потому что такое ощущение, что пенсионная реформа самая социально взрывоопасная.

Голодец: Сразу скажу, что нет. Пенсионной реформой должны заниматься профессионалы, это взвешенный подход, это всегда очень разумный расчет. Самое главное - мы должны ответить на вопрос, кто выиграет в этой пенсионной реформе. Первое - никто не должен проиграть. Второй постулат - выиграют те, кто больше работает, дольше работает, чья заработная плата и чей вклад в пенсионную систему выше. Новая пенсионная формула открывает новые возможности для тех людей, которые стабильно работают на рынке труда. Одномоментно даже при пересчете прав граждан пенсия у тех людей, у которых больший стаж, она повысится, а те люди, которые будут вновь приобретать свои права, они смогут заработать пенсию буквально через пять лет и в 70-80 тысяч рублей. Это уже пенсия абсолютно достойная российских граждан. Это при условии, что вы работаете, что у вас есть стаж длительный, что за вас работодатель уплачивает в белую все страховые взносы, это дает абсолютно четкий, понятный, продуманный результат.

Пенсионная формула сподвигла нас на очень серьезные кропотливые расчеты, на серьезную перспективу. У нас есть планы развития до 2018-2020 годов, но этого мало, мы сегодня должны показать перспективу и мы просчитали ее вплоть по поколение до 2050 года. Сейчас мы приняли решение о создании национальной концепции социального развития РФ до 2050 года. У РФ есть своя особенность, у нас каждое поколение очень сильно отличается друг от друга по численности, и мы не имеем права, мы не должны себе такое право давать - опаздывать и решать проблемы вдогонку. Мы сейчас должны научится думать вперед, мы понимаем, что у нас детишки уже родились, и мы должны выстроить программу, что когда эти детишки достигнут двух-трех лет, у них должно быть место в детском саду. Когда большое поколение придет в школу, мы должны понимать, что все школьные места уже есть. Сегодня такой перспективный взгляд на все социальные вопросы, на их увязывание - это острая необходимость для нашего государства. Мы сегодня привлекли всех специалистов и гражданское общество, чтобы создать серьезную, внятную, со всеми экономическими параметрами концепцию.

Таратута: Сейчас ваши критики говорят, что от всего прогрессивного вы отходите и возвращаетесь ко всему устаревшему. Я очень упрощаю. Может, мы не правы, может, ваши критики не правы. Объясните нам.

Голодец: Коллеги, для меня самое главное – это результат. Я не люблю штампов. Мы должны оценивать результат по результатам действия системы. Когда мы говорим сегодня о накопительной системе, с этим согласились все члены правительства и, насколько я понимаю, гражданское общество, оно должно мотивировать развитие финансовых институтов. Сегодня пенсионная реформа, которая была запущена в 2002 году, она пошла быстрее и существенно обгоняет те возможности финансовых институтов, которые есть на рынке. В результате мы получаем, что люди, которые участвовали в накопительной системе, не собрали себе даже номинальный капитал.

Вот вы 10 рублей вложили 20 лет назад, и вы получите меньше, чем 20 рублей. Так система не работает. И сегодня в накопительной системе нет понятных для человека правил формирования своей пенсии. Если вы приходите в банк, то банк у вас берет деньги под определенный процент. Вы понимаете, что через 2-3 года вы получите такую пенсию. Если вы идете и страхуете свою жизнь, что на самом деле очень близко к накопительной системе, вы понимаете, сколько вы должны заплатить и что у вас будет на выходе.

В накопительной системе сегодня есть только одна гарантия, что вам гарантируют по номиналу. Это недопустимо, это значит, что за период своей жизни, накапливая, человек теряет свои деньги, потому что номинал через 40 лет, это понятно, что это уже не те деньги, что сегодня. Для того, чтобы развивать накопительную систему, нужно невероятное развитие финансовых институтов и инструментов. Сегодня мы говорим о том, что эта система должна быть доработана, прежде чем она начнет так эффективно работать. Когда мы привлекаем деньги граждан в неразвитую систему, это значит, что мы увеличиваем риски пенсионеров. И мы должны говорить открыто об этих рисках. Если кто-то вдруг решает, что он все-таки пользуется этой системой, человек должен понимать, что он потеряет, что это будет за счет его государственной пенсии. Он должен очень внятно проговорить с тем институтом, с негосударственным пенсионным фондом об условиях его накопления.

Давлетгильдеев: Я так понимаю, что серьезная проблема вообще пенсионной системы - это очень большой процент «серых» зарплат.

Голодец: Накопительная системы, чтобы мы понимали, это незначительная часть в сравнении с общей государственной страховой системой. Пенсионная формула рассчитана на страховую часть. Это отчисления граждан, это надежная пенсия, гарантированная государством, гарантированная обществом. Это солидарная система, она очень эффективная, потому что в ней нет лишних издержек на обслуживание роста капитала. Этой системы придерживаются большинство развитых стран, там присутствует и доминирует солидарная система, как самая эффективная, как самая надежная. Накопительная часть имеет место быть, но это незначительный удельный вес.

Что касается «серых» заработных плат, это огромная проблема для нашей страны, особенно в условиях нашей демографии. Мы говорим, что у нас нагрузка на каждого работающего растет, но, к сожалению, у нас растет нагрузка не только потому, что изменяется структура населения, но и потому что работодатели за людей не платят налоги. Это вопрос не к людям, а к работодателям.

Действительно, идет серьезная полемика, у нас 86 миллионов человек находится сегодня в трудоспособном возрасте, и только 48 миллионов работает в прозрачном секторе. Более того, есть оценки мировых аналитиков, что даже в том секторе, который платит налоги, часть налогов у нас скрыта, часть страховых взносов скрыта. Часть зарплаты выплачивается обычным путем, а часть - в конверте. Нам очень важно, чтобы поменялись позиции самих людей, чтобы они понимали, что когда им дают конверт, то их лишают надежной пенсии в будущем. И процесс пошел, у нас есть такая российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений. Это государство, бизнес и работодатели договариваются о перспективах развития государства. На эту комиссию пришли люди из отрасли, просто представители отрасли и сказали: «А вот у нас, речь идет о киноиндустрии, практически никто не получает официальную заработную плату, помогите нам выстроить систему». И это очень хороший знак, здесь нельзя запретить, потому что запреты слабо действуют, здесь должны включиться все механизмы.

Таратута: Вы в свое время, когда была довольно болезненная общественная история - «закон Димы Яковлева», как его назвали в Госдуме, и «закон подлецов», как его называла негодовавшая общественность, выступили против принятия этого закона. Совсем недавно вы стали инициатором другого закона, который касается усыновления детей однополыми парами, вы поступили диаметрально противоположным образом.

Голодец: Это не наш закон, правительство не имело к этому никакого отношения.

Таратута: Каким образом ваше имя всплыло в этой инициативе?

Голодец: Я не знаю. Когда вставал вопрос, необходим такой закон или нет, то, на мой взгляд, наше семейное право достаточно урегулировано для того, чтобы действовать по российскому законодательству. Потому что в нашем Семейном кодексе РФ предусмотрены все исчерпывающие перечни семьи, видов семьи, и однополые браки лежат вне нашего контекста. На сегодняшний день эта норма, предложенная депутатами, это депутатский закон, они проголосовали и они ужесточили некоторые нормы, сделав их абсолютными.

Давлетгильдеев: Ваше отношение к тому закону, которое было принято полгода назад, поменялось или нет? Можно ли сейчас подвести итоги шести месяцев действия этого закона?

Голодец: Была очень серьезная полемика, в рамках которой все высказались, я считаю, что сама полемика дала для меня, как вице-премьера по социальным вопросам, очень хороший результат. Потому что тема усыновления, тема внимания к детским, сиротским учреждениям существовала и до того. В июне прошлого года мы создали попечительский совет при правительстве РФ, и центральным вопросом этой темы были именно сиротские учреждения. Настолько мы были не слышны для всей аудитории, так трудно было достучаться до кого-то, а та полемика, которая развернулась вокруг закона, привлекла внимание и к сиротским учреждениям, и к проблеме усыновления, и к проблеме общественного контроля за фактически каждым ребенком, который остался без родителей.

Что мы сегодня имеем: у нас на 1 января детишек, которые нуждаются в усыновлении, было 118 тысяч, сейчас их 115 тысяч. Три тысячи детей были переданы в семьи притом, что, конечно, каждый день поступают новые дети. Это неплохой результат, если мы пойдем такими темпами, то мы справимся. Мы сегодня должны наладить службу опекунства, службу детских домов таким образом, чтобы за максимально короткий срок выбирать ребенку ту семью, в которой он нуждается, любящую семью, которая будет его сопровождать по жизни, которая станет его родным домом.

Давлетгильдеев: Очень много говорили о судьбах тех детей, которые были уже усыновлены до момента вступления закона в силу, а потом из-за юридических процедур эти детишки, к сожалению, не смогли уехать, хотя со многими уже велась работа, ко многим уже приезжали американские родители. Сейчас некоторые дети остаются по-прежнему в детских домах, мы снимали сюжеты про них.

Голодец: Все процедуры, которые имели возможность по закону быть доведены до конца, были доведены до конца. Те дети, по которым было решение суда, эти дети уехали в семьи. Если нет решения суда, передать ребенка в какую-то ни было семью абсолютно невозможно. Все, что можно сегодня делать, и все, что сегодня делается, - 98 детишек из числа тех, которые имели свои потенциальные семьи, они уже нашли новых родителей опекунов. Но у нас остается еще 100 детишек, которые нуждаются в устройстве, по ним сейчас идет работа, работа идет пофамильно, но нам важно, чтобы не только эти дети устроились в семьи, но очень важно думать о тех 115 тысячах, которые у нас остаются в сиротских учреждениях. Важна судьба каждого человека, мы должны бороться за каждого усыновителя, за каждого опекуна. Мы очень рады, что такие люди именно в РФ сегодня тоже находятся, и они тоже проявляют желание усыновлять детей.

Таратута: Мы хотели вас спросить про кино.

Давлетгильдеев: Как так неожиданно вышло?

Таратута: Вы теперь его курируете буквально. Это комфортно укладывается в ту сетку, которой вы сейчас владеете? И как вам этим заниматься после Владислава Суркова?

Голодец: Для меня кино - это не какая-то посторонняя тема, потому что в правительстве я отвечаю за вопрос культуры, где заканчивается театр и начинается кино, наверное, раздел провести сложно. Хотя в кинематографии существуют свои правила, свои законы. Действительно, мы обсуждали тему, что государство поддержала постановку 68 фильмов в прошлом году, между тем, успешных можно пересчитать по пальцам одной руки. На сегодняшний день нам важно сконцентрироваться на тех проектах, которые действительно дают результат. Такой результат мы ожидаем, прежде всего, от детского кино, от анимационного кино, в отношении которого будет разработана отдельная программа. Те умные, добрые, образовательные фильмы, я надеюсь, станут очень важным вкладом в общую систему культуры, образования наших детей.

Таратута: Вы поддерживаете госзаказ на кино, патриотический госзаказ в списке требований к фильмам, которые поддерживает государство?

Голодец: Государственный заказ существует, он не маленький - он составляет 6 миллиардов рублей. Сегодня есть тема, которую государство хотело бы поддерживать. Если мы говорим о том, что наше государство в течение 50 лет будет хорошо развиваться, и мы понимаем структуру нашей экономики, то мы должны говорить об уважении к труду. Сегодня это серьезный вопрос, потому что когда я приезжаю в регионы, первым делом мне говорят, что у них нет сегодня людей, которые приходят работать даже при высокой зарплате. Последняя встреча, которая происходила, огромный химический комбинат, им нужны инженеры, им нужны рабочие, а молодежь себя мыслит в других профессиях, которые сегодня мало востребованы. Сегодня мало молодежи работает по своей специальности.

Мы сегодня фактически убили время, которое человек потратил на так называемое образование, и в то же время мы лишили нашу экономику будущего. Сегодня мы пересматриваем буквально в режиме онлайн наш государственный заказ на многие специальности. Например, по врачам мы увеличили на прием на 6%, потому что мы считаем, что медицина - это перспективная отрасль нашей экономики, и это качество жизни наших людей, поэтому тех детей, которые имеют склонности, порыв быть врачом, эти дети не должны уходить в экономику или в право. Они должны становиться врачами, таких детей много. Мы сегодня должны поддерживать.

Давлетгильдеев: Может быть, лучше поддерживать как-то финансово, а не превращать искусство, кинематограф - это все-таки искусство, в инструмент государственной пропаганды.

Голодец: Составляющая искусства всегда есть, «Легенда 17»- это фильм, который снят за государственные деньги, но никто не оспаривает его качества, его успешности.

Давлетгильдеев: Таких примеров, к сожалению, немного.

Голодец: К сожалению. Здесь вопрос таланта и вопрос подачи этой идеи, но мы не можем развиваться иначе. Если у нас потерянный престиж, уважение к учителю, врачу, то мы не можем дальше развиваться. Если мы возьмем, например, структуру заработных плат в США, то по уровню заработной платы самый высокооплачиваемый человек - это врач общей практики.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.