«Ощущение как в детстве, когда занятия в школе отменили». Евгений Гришковец — о карантине

18 марта, 18:00 Михаил Козырев
1 823

В ходе марафона «Дома поговорим» Михаил Козырев, который сейчас находится на самоизоляции после приезда из Франции, беседует с деятелями культуры, чьи концерты и другие мероприятия были отменены из-за вспышки коронавируса. Один из них — писатель Евгений Гришковец, который рассказал о том, как с позитивом относиться к карантину.

Козырев: Расскажи, что ты думаешь об этих странных временах, как у тебя изменились планы, что ты собираешься делать?

Гришковец: У меня, ты понимаешь, завтра, послезавтра должны начаться гастроли с группой «Бигуди». Мы не гастролировали уже почти десять лет. Это первые гастроли. Города: Волгоград, Краснодар, Ростов-на-Дону. А дальше уже со спектаклем должны были быть в Сочи, Севастополе, Симферополе. Эти спектакли перенесены.

Но вот какие мои планы? Я не могу остаться дома, я поеду туда, потому что я знаю, что есть такие люди, которые, сколько им ни сообщай, ни оповещай в интернете, по радио, по телевизору, они все равно придут в театр, филармонию, концертный зал. Представляешь, если они придут, а там дверь закрыта? А тут они придут, а я перед ними стою. Я буду стоять перед дверью и всем объяснять, что я приехал, что я здоров, руки вымыл, целоваться, обниматься не будем. Тем не менее все-таки я приехал, потому что очень уважаю людей, зрителей своих, которые меня так ждали.

А сейчас я дома, с семьей и отношусь к этому времени как к самому ценному времени. Вдруг отменились какие-то другие дела, как-то удалось сосредоточиться на каких-то мыслях и много чего написать, что не было запланировано. Помимо этого всего, еще и почитать. Вообще я отношусь к этому времени, знаешь, к возникшему этому времени как…

Я-то родился, все мое детство прошло в Сибири, и зимой, помню, самое счастливое было, когда ты просыпаешься, медленно-медленно все делаешь, собираешься идти в школу, а тут отец или мама говорит: «Ты куда собрался? Минус тридцать восемь, занятия в школе отменили». И сразу возникал огромный длинный день без каких-либо планов, и в этот день все в кайф. В кайф еда, к которой ты в детстве относился без интереса, это вкусно. В такой мороз можно было смотреть по телевизору даже программу какую-нибудь «Шахматная школа», например, с удовольствием можно было смотреть. Или «Больше хороших товаров», такая программа была.

Все было прекрасно в такие дни. И еще я надеюсь, что у многих людей, наверно, у всех, когда возникали такие периоды страшной суеты, безрадостности и, главное, безрезультатности, когда вся суета никакого результата не приносит, все запутано, страшная усталость, и была одна только мечта, мечта одна ― оказаться в маленькой избушке где-нибудь в тайге, чтобы избушка была занесена снегом, чтобы до ближайшей деревни, до ближайшей станции железнодорожной, до ближайшего города так далеко, что нет никакого смысла вообще пытаться дойти туда даже на лыжах.

В этой избушке тепло, достаточно дров, достаточно еды, не нужно ни о чем беспокоиться, нет интернета, нет радио, нет телевизора, никаких источников информации. Только книги, многотомные издания, те самые книги, на которые в обычной жизни не хватало времени. И эти книги прекрасно пахнут, они изумительно толстые, а времени много бесконечно. И можно вот так вот сесть и читать.

И, конечно, в эту мечту входит что? Чтобы был камин, огонь, плед обязательно, тоже в мечтах обязательно плед, почему-то плед является символом спокойствия и какого-то уюта. И вот читать, читать, бесконечно читать эссе.

Козырев: Твои слова да всем бы в уши. Я тебе благодарен за то, что ты вышел к нам в эфир, и желаю тебе в первую очередь здоровья. Дай бог, и из этого времени извлечем пользу, радость и любовь.

Фото: Facebook / EvgenyGriskovets

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю