Кривая память: как хранится история в России и Прибалтике.

Обсуждают профессор Флорентийского университета Александр Эткинд и директор Латвийской национальной библиотеки Андрис Вилкс
Диалоги
12:17, 14 сентября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Как организованы и работают институты памяти в России и Прибалтике. Обсуждают  директор латвийской национальной библиотеки Андрис Вилкс и профессор Флорентийского университета Александр Эткинд

Солодников: Я с большим удовольствием представляю собеседников — директор латвийской национальной библиотеки Андрис Вилкс и профессор Флорентийского университета Александр Эткинд. Ваши аплодисменты. Присаживайтесь. Вначале я хочу предоставить слово сразу директору библиотеки господину Вилксу, который скажет несколько приветственных слов в том числе. Я бы попросил вас еще сказать о человеке, который нас познакомил с вами, и благодаря которой в целом мы здесь оказались. Это уже ныне покойная, к сожалению, директор Библиотеки иностранной литературы Екатерина Юрьевна Гениева. Господин Вилкс.

Вилкс: Итак, я перехожу на русский язык и еще раз приветствую вас в Национальной библиотеке. Да, эта программа «Открытая библиотека», или «Диалоги» связаны с очень долговременной, я бы сказал, дружбой с личностью, к которой я отношусь с огромнейшим уважением, с Екатериной Юрьевной Гениевой, с которой мы познакомились еще в 1989 году. Мы вместе были в Москве, когда был путч, и во время путча мы поняли, что мы стоим по одну сторону вещей. И с тех пор мы часто встречались. И прошлым летом за несколько дней до ее кончины она мне позвонила и просила, чтобы я помог или поспособствовал мероприятию, которое вот тогда я точно не знал, что это именно будет. Но я обещал, что в любом случае я постараюсь. Но когда уже Сергей мне представился, написал письмо и мы встретились, конечно, это было понятно, что такое мероприятие, эти «Диалоги», которые проходили в Петербурге в Библиотеке Маяковского, соответствовали полностью моим взглядам на эти вещи, потому что библиотеки мира в принципе солидарны по отношению к таким важным вопросам как свободный доступ к информации, свободная информация в обществе, и мы как раз вместе с Екатериной Юрьевной были в нашей международной организации. Тоже есть такой Комитет, который как раз библиотеки объединяет для того, чтобы заниматься всеми теми случаями, когда есть какие-то ограничения по возможностям выразить свои взгляды и свою информацию.

Поэтому я думаю, что мы это дело продолжим здесь в Риге, в Национальной библиотеке. Я очень рад, что здесь присутствуют на этом «Диалоге» очень интересные люди, личности, которых, наверняка, более-менее мы знаем по тем СМИ, которые здесь представлены. Сегодня мы увидели их в лицо.

Я также рад видеть тоже знакомое лицо, с которым я познакомился, благодаря Екатерине Юрьевне, это Людмила Евгеньевна Улицкая, которая будет на следующей панели. Я очень рад опять ее видеть в Риге. Мы с ней однажды организовали лет 10 назад конференцию, посвященную отцу Меню. Вот. И я думаю, что это тоже сотрудничество таким образом продолжится.

Еще я очень рад приветствовать в нашем «Диалоге» господина Эткинда, и я с радостью просто ему могу сообщить, что в нашей библиотеке мы нашли 11 изданий, 11 книг, где вы являетесь автором, являетесь редактором и автором статей, и так далее. Так что у нас одна полочка такая, небольшая ваших работ есть. Так что присутствующие в зале, можете после этих «Диалогов», может быть... Я советую просто тоже поближе познакомиться, поинтересоваться этими публикациями — они очень интересные. Там есть материалы, которые относятся и к Латвии, и к Риге, и несколько известных личностей и XVIII-го века, и XIX-го, и XX-го, и XXI-го века. Так что я советую к этой литературе обратиться.

Ну, я только про себя могу сказать, что я всю жизнь проработал в Национальной библиотеке. Директором являюсь с 1989 года. Не успел написать докторскую диссертацию, поэтому я являюсь таким, академическим человеком. Но я с большой радостью прочитал ваши публикации о внутренней колонизации. Там я нашел несколько фактов, которые меня интересуют как раз по поводу моей диссертации, которую я до сих пор стараюсь завершить. И надеюсь как-то, все-таки, что-то написать. Вот это по поводу книжной торговли и цензуры, которая как раз... Вы знаете несколько этих фактов. Вот.

Я извиняюсь, что я не теоретик. Ну, я в своей профессии, наверное, что-то теоретическое знаю, преподаю. Но в целом я, все-таки, наверное, в этой дискуссии буду более эмпирический, чем, может быть, следовало. Но, все-таки, я постараюсь как-то поддерживать наш диалог, и будем надеяться, что что-то получится. Спасибо.

Солодников: Спасибо огромное. Тогда я перейду сразу к теме нашего разговора. Собственно, мы уже начали об этом говорить. Александр, к вам первый вопрос. Скажите, пожалуйста, все-таки, сегодня, когда мы смотрим сводку новостей, мы понимаем, что отношения между Латвией, Прибалтикой в целом и Россией переживают не самые лучшие времена. Это крайне тяжелые отношения. Причину этой тяжести, причину этого непонимания стоит ли искать в том числе в разных подходах в работе с институтами памяти, с прошлым? Или это, все-таки, какая-то повестка только ныне текущего дня? Как вы считаете? Если в прошлом, то какие-то основные опорные точки этого непонимания, на ваш взгляд.

Эткинд: Вопрос, конечно, сложный. Тем более здесь об этом сложно говорить. Но я хочу сказать несколько таких, вводных моментов. Во-первых, что я очень рад быть здесь. Я очень люблю Ригу, и провожу здесь каждое лето. Вообще я человек из России, из Санкт-Петербурга, но довольно давно я уехал, больше 10 лет назад я уехал на постоянную работу в Англию, в Кембридж и там работал-работал, потом несколько лет назад я переехал в Европейский университет во Флоренции. Это не Флорентийский университет, как Николай..

Для людей знающих это большая разница. Потому что есть тоже Флорентийский университет — он совсем другой. Вот. Но если об этом зайдет речь, то, конечно, я об этом расскажу более подробно.

Да, и вот в этой библиотеке я первый раз... Я ее не раз видел, проезжая на такси по набережным, вот это огромное здание, такое, не каноническое, такой, треугольной архитектуры. Первый раз я внутри. Я поражен вообще масштабом. И светом, которого здесь так много. Действительно, библиотеки такие должны быть. Николай эту идею подкинул однажды, что в библиотеке должно быть много вина и много разговоров.

Вилкс: Это не моя.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.