«Бывают эпохи, когда сказать „дважды два — четыре“ — это мужество»: как существовала философия в стране победившего социализма

Обсуждают профессор Артемий Магун и журналист Александр Архангельский
16 июня, 12:00
972 1
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

Профессор Европейского университета Артемий Магун и телеведущий, журналист Александр Архангельский обсудили тернистый путь, по которому шли люди, философствовавшие в самое неподходящее для этого время. Как на эту науку повлияло отплытие «философского парохода»? Как мыслители выживали при Сталине, когда «под запретом была почти вся упомянутая мысль»? Как сложились судьбы Мамардашвили, Зиновьева, Щедровицкого и других?

На превью: Анна Груздева / Открытая Библиотека

Н. Солодников:  Дорогие друзья, мы продолжаем Диалоги.

И я с большим удовольствием приглашаю на сцену людей ученых: профессор Европейского университета Артемий Магун и телеведущий, журналист, человек яркий во многих ипостасях — Александр Архангельский.

По поводу сегодняшней темы и темы этого разговора. Мы назвали ее «Советская философская школа. Опыт свободы». Вот, я — абсолютный обыватель, я не считаю себя ни интеллектуалом, ни специалистом в области философии, истории философии. Но я вдруг понял, что история философии для такого обывателя как я — жива, она существует. Я посмотрел фильм «Отдел», который вы, Александр Николаевич, сняли несколько лет назад. И я всем рекомендую его посмотреть. Я послушал на «Арзамасе» курс лекций и Артемия, и Александра Николаевича. И мне показался очень важным сегодня разговор о людях, которые философствовали в самое неподходящее для этого время. Потому что сегодня уровень философствования в обывательской среде, частью которой я являюсь, чрезвычайно низок. Я испытываю дефицит этого, и я понимаю, как мне это важно сегодня как главное противостояние той реальности, которая в том числе закрывает Европейский университет.

Так что это будет разговор о личностях очень разных: Мераб Мамардашвили, Александр Зиновьев, Георгий Щедровицкий и еще целый ряд людей, которые нащупали ту же самую необходимость иной реальности 50-60 лет назад.

Мой первый вопрос связан именно с этим. Вот, Мераб Константинович 1930 года рождения. Родился в глухом грузинском селе. Кстати, там же, где родился Сталин, в Гори. Студенческий возраст выпадает на конец 40-х годов. Так же, как и у всех остальных, мной упомянутых — они приблизительно ровесники. Философский пароход отплыл 20 с лишним лет назад по сравнению с их студенческими годами. Речи о философском круге, о философской среде не велось вовсе, тем более такого уровня. Откуда пришли к нам эти люди? Откуда в них появилось это зерно, которое потом превратилось в огромное дерево?

Показать комментарии (1)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера