«Когда контактируешь с Серебренниковым, становишься другим»: композиторы Демуцкий и Маноцков о работе с режиссером до и после задержания, «Платформе» и «Нурееве»

12 марта, 18:43
1 597

В этом выпуске «Диалогов» композитор Илья Демуцкий и дирижер Александр Маноцков, которые много сотрудничают с Кириллом Серебренниковым обсудили музыкальную сторону творчества режиссера, который на данный момент находится под домашним арестом, а также о «Платформе», «Нурееве», «Гоголь-центре» и многом другом, включая, естественно, сам арест режиссера.

Фото: facebook.com/openlibr

К. Гордеева: Здравствуйте. Это февральские «Диалоги». Мы начнем, с одной стороны, с узкой, а, с другой стороны, широкой темы, и ужасно интересной. Раньше нам казалось, что искусства, такие как театр, танец, музыка, литература, кино, существуют как бы за стенками, отделяясь друг от друга. На самом деле, конечно, в XXI веке это далеко не так. И есть, как минимум, два композитора, которые много сотрудничают с одним и тем же режиссером, которому сейчас нелегко, — это Кирилл Серебренников. А два выдающихся наших современника, жить с которыми честь в одно время, — Илья Демуцкий и Александр Маноцков.

Первый вопрос к обоим: как два питерских парня оказались в цепких руках ростовского парня, да ещё и в Москве? То есть с чего началось сотрудничество ваше с Кириллом? Собственно, предвосхищаю ответ: это началось на той самой «Платформе», о которой сейчас так...

А. Маноцков: Нет-нет-нет!

К. Гордеева: Раньше? Расскажи тогда.

А. Маноцков: Это началось много лет назад. Ну как всё это происходит? Я думаю, что у Ильи точно так же. Просто тебе звонят и говорят, что тебя зовут работать. Композитор же такое существо, как бы за столом работающее. То есть ты чего-то делаешь, производишь какие-то штуки, в какой-то момент кто-то, кто это слышит, считает, что ему любопытно с тобой поработать. Вот так, собственно, это случилось. Кирилл услышал, кто-то ему показал какие-то мои записи, и он меня позвал что-то вместе делать.

К. Гордеева: «Что-то» — это было что?

А. Маноцков: Первое наше с ним сотрудничество — это было кино, которое потом пошло вкривь и вкось под названием «Рагин». Это было по «Палате №6», и мы там придумали много любопытного, и делали это. А потом, по несогласиям с продюсерами и так далее, как-то оба из этого ушли. Ну и дальше у нас было много разных штук.

К. Гордеева: Если можно, про «Платформу». Это были «Страсти по Никодиму», с этого началось?


А. Маноцков: Нет. Первым куратором музыки на «Платформе» был Сережа Невский, а второй год был куратором я.

Я на всякий случай ещё скажу, что такое «Платформа». Потому что это такая сейчас всплывшая тема, всплывшая каким-то дурацким боком. Это был совершенно уникальный опыт для России, когда было создано стационарное пространство для взаимодействия разных видов искусств. Я занимался в течение года курированием проектов, в которых главным компонентом была бы музыка, то есть основным автором был бы композитор. И мы делали много всяких заказов композиторам, потому что «Платформа» тем была и уникальна, что это было единственное место в России, где происходило то, что происходит во всем цивилизованном мире, — заказы композиторам. То есть когда композитор создает партитуру не просто в свободное от, скажем, преподавания в консерватории или в музыкальной школе, или, я не знаю, работы сторожем или дворником время, а когда он создает её на заказ, потому что его попросили её создать. Но попросили, опять же, её создать не в ситуации прикладной, как часто бывает, когда ты работаешь в кино, и ты пишешь какую-то как бы музычку к кино. Композиторы музыку к кино обычно даже в список сочинений не включают. Ну, я не знаю, как, Илья, у вас. Я, во всяком случае, нет.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю