«Будет лучше с медициной и социальной сферой — сразу христиан у нас поубавится». Зачем в России диалог Церкви и общества

Обсуждают Протоиерей Георгий Митрофанов и главред издания «Православие и мир» Анна Данилова
6 июля, 13:46
4 308

В новом выпуске «Диалогов» протоиерей Георгий Митрофанов и главред издания «Православие и мир» Анна Данилова обсудили, каким должен быть диалог между Церковью и обществом, и нужен ли он вообще. 

Катерина Гордеева: Какова возможность трудного диалога, и нужен ли он вообще? Сейчас очень важно не ошибиться, потому что оба собеседника страшно уважаемые. Профессор Санкт-Петербургской духовной академии, доктор богословия, протоиерей Георгий Митрофанов и кандидат филологических наук, главный редактор издания «Православие и мир» Анна Данилова, многодетная мать. Присаживайтесь, пожалуйста. Что я неправильно сказала, что опять не так?

Георгий Митрофанов: Что вы неправильно сказали: раз у нас диалог церкви с обществом, могли бы назвать ещё моё отчество.

К. Гордеева: А, Георгий Николаевич Митрофанов!

Г. Митрофанов: Кому-то естественнее будет обратиться ко мне по имени-отчеству, и я готов это принять со смирением.

К. Гордеева: А как мне к вам обращаться со смирением?

Г. Митрофанов: Как вам удобней.

К. Гордеева: Хорошо, сейчас я со своим смирением как-нибудь совладаю.

У меня первый вопрос: мы назвали «Диалог церкви и общества», и почему-то все говорят о необходимости этот диалог налаживать, развивать и так далее. А зачем этот диалог вообще нужен? Не могут ли церковь и общество как-то не в диалоге друг с другом существовать, а церковь — сама по себе с прихожанами, общество — само по себе? Тем более мы декларируем всё время ту самую секулярность.

Г. Митрофанов: Ну, во-первых, эта постановка вопроса вызывает у меня некоторое недоумение, потому что прихожане в церкви — они ведь не изгои в обществе, они составная часть общества. Поэтому, наверное, правильнее было бы говорить: «Диалог церковной части общества с невоцерковлённой частью общества». Этот диалог сразу приобретает какие-то конкретные черты.

Потому что рассматривать церковь как нечто если не противостоящее обществу, то отличное от общества, значит не понимать сути церкви. Церковь — это не совокупность храмов и монастырей, а это прежде всего совокупность людей, верующих во Христа. Значит, определенного рода сообщество.

И поэтому, мне кажется, естественнее было бы говорить о диалоге двух частей нашего общества — части, состоящей из людей воцерковлённых, и той части общества, которая состоит из людей — вы знаете, я бы не сказал «светских» и даже «секуляризованных», потому что значительная часть нашего общества состоит из людей, являющихся такими вульгарными бытовыми безбожниками, никогда не задумавшимися всерьез над духовными вопросами. Как, например, некоторые атеисты, не продумавшие проклятые вопросы и пришедшие к мысли о том, что бога нет. В основном, это люди, всерьез не задумавшиеся о вечных религиозных истинах. Потому с такой легкостью подчас они приходят в храмы и всячески способствуют как раз усилению в церкви того самого ритуализма, магизма, который свойственен всем, кто является по существу стихийными полуязычниками, людьми квазирелигиозными.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю