Уникальный лектор, герой всех студенток и двойник писателя Беккета: друзья и коллеги вспоминают литературоведа Бориса Аверина

16 февраля, 20:04
694

Борис Аверин — уникальный лектор, литератор, особенно подробно изучавший Владимира Набокова и Ивана Бунина. Коллеги и студенты его обожали. Этот выпуск«Диалогов» посвящен его памяти, памяти о том, как он жил, как был геологом и полярником до того, как прийти к филологии, а также о том, что ждет российскую литературу в будущем. Спикеры: главный редактор журнала «Звезда» Андрей Арьев и библиограф, сотрудник Российской национальной библиотеки, переводчик Никита Елисеев.

Николай Солодников: Дорогие друзья, мы продолжаем наши январские «Диалоги». Спасибо огромное Новой Голландии, которая в очередной раз нас принимает здесь, в этом замечательном павильоне.

Наш диалог мы решили посвятить памяти нашего товарища Бориса Аверина, которого не стало совсем недавно. Неожиданно, как всегда это бывает, умер. Мне кажется, что он был чрезвычайно важным человеком не только для нашего города, что вполне себе очевидно, но и в целом для гуманитарной науки, для страны. Мы о нём поговорим обязательно и вообще поговорим о состоянии гуманитарных дел сегодня в нашем отечестве.

На этот разговор согласились два прекрасных человека, которые ещё не принимали участи в «Диалогах», и поэтому для нас это большая радость и честь. Я их с удовольствием представляю.

Итак, главный редактор журнала «Звезда» Андрей Юрьевич Арьев. Библиограф, сотрудник Российской национальной библиотеки, переводчик Никита Львович Елисеев.

Андрей Юрьевич, я вас первым представил, давайте тогда с вас и начнем. Я вас попрошу сказать несколько слов о Борисе Аверине, потому что я знаю, что он неоднократно печатался в «Звезде». Ну и, как Никита Львович справедливо заметил, круг интеллигенции в Петербурге очень узок, все друг друга знают. Знали Аверина. Скажите несколько слов о нём.

Никита Елисеев: Ой, простите, тут нужно ещё добавить. Дело в том, что Андрей Юрьевич Арьев вместе с Константином Барштом и Борисом Валентиновичем Авериным написали книгу «Литература русского зарубежья». Правильно я говорю?

Андрей Арьев: В том числе и мы участвовали.

Н. Елисеев: Так что есть самый прямой ход ему начать. Спасибо.

А. Арьев: Говоря о Борисе Валентиновиче Аверине, нельзя не сказать одного и совершенно верного утверждения сегодня. Вот если бы на этой трибуне был Борис Валентинович, он мог бы всех нас шестерых заменить, и чем дальше бы он говорил, тем было бы увлекательнее. Это был необыкновенный лектор, один из лучших лекторов, которых я вообще знал, и лектор, который не распространял какие-то всем нам известные сведения, а каждый раз умел думать.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа