«Поражает скупость государства»: почему выплаты Путина пенсионерам и военным на самом деле неэффективны и как он мог реально помочь?

24 августа, 23:41 Маргарита Лютова
6 851
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В программе «Деньги. Прямая линия» Профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин прокомментировал инициативу президента России Владимира Путина защитить социальные выплаты на школьников в размере 10 тысяч рублей от списания банками в счет погашения долгов. Также поговорили о том, каким образом государство могло бы наладить механизм выплаты адресной помощи гражданам на регулярной основе.

Сейчас шире всего, конечно, обсуждаются обещанные президентом Владимиром Путиным выплаты по десять тысяч рублей пенсионерам, пятнадцать тысяч рублей военным, но было еще одно заявление, которое, мне кажется, получило чуть меньше внимания, может быть, зря.

Заявление вот какого рода, президент Путин обратил внимание на следующую проблему. Сейчас получатели вот этих еще других разовых выплат, в частном случае, это школьные выплаты, вот эти десять тысяч рублей, чтобы собрать ребенка в школу, они приходят людям на карту. Соответственно, если есть просроченная задолженность перед банком, банк списывает эти средства, как списал бы в общем любые иные денежные поступления.

И президент Путин сказал, что это неправильно, что эти государственные средства помощи, по его мнению, должны быть защищены, и если, я цитирую, финансовые учреждения списывают в автоматическом режиме, нужно сделать так, чтобы эти деньги вернули.

Да, вот у меня это тоже вызвало большое удивление, я специально долго искала точную цитату, ну вот это выглядит именно так. Как вам такая идея? Как это вообще с точки зрения как-то функционирования банковской системы, вообще ответственности заемщика перед банком?

Ну, с экономической точки зрения семьи, не с общеэкономической, если есть задолженность, по ней надо платить. Платить не получается, наверное, может, не хватает доходов или еще чего-то, и если десять тысяч появляется и списывается в части в пользу погашения, на мой взгляд, это экономически нормально. Для моей семьи это некоторое облегчение, потому что мне не надо будет платить эти десять тысяч, или ко мне не придут соответствующие товарищи, которые взыскивают долги уже после того, как банки продали на сторону. Это как бы одна сторона.

Для банков это просто дополнительная головная боль, потому что им нужно будет менять, понимаете как, им, значит, нужно прошерстить, проанализировать все эти поступления на счет. Ведь банки, там автоматическая система, там поступают деньги на счет и уходят на списание, если оно поставлено. Это значит, им нужно проанализировать эти десятки, сотни тысяч счетов, посмотреть, где нужно вернуть эти десять тысяч. Это можно сделать, но это большие затраты трудовые.

Ну а вообще, насколько вот оправдана такого рода попытка защитить эти средства? Это вообще имеет какие-то прецеденты под собой?

Прецедентов не знаю. Но с экономической сточки зрения это что в лоб, что по лбу. Значит, если мне эти десять тысяч как бы все-таки вернут, а не спишут, я их потрачу, но мне долг-то все равно надо будет платить.

В том и дело, да, просроченная задолженность так же может расти. Я просто еще о чем подумала, что это может порождать некоторые не очень правильные стимулы, мол, а зачем мне платить долг, сейчас может еще какая-нибудь придет разовая выплата.

Может, да, и так.

Ну вот такая вот у нас экономическая политика. Ну и вот, собственно, про эти 10-15 тысяч рублей, много уже о них было сказано и в наших эфирах, много комментариев, очевидно, по-моему, что это такая предвыборная история. К тому же, что они, оказывается, обещаны, то есть «Единая Россия» после выборов там это все организует. И вот по предварительным оценкам, как нам говорят, это приблизительно пятьсот миллиардов рублей из бюджета.

Я вот хочу спросить, как вы думаете, если мы предположим какие-то альтернативные способы использования вот этих пятисот миллиардов рублей, не обязательно там зачисление в резервную систему, в наш Фонд национального благосостояния, ну вот на что-то еще.

Есть ли какие-то более эффективные способы их расходовать?

На самом деле наиболее эффективный способ осуществления социальной помощи — это адресная помощь, когда все-таки государство имеет инструмент для того, чтобы определить нуждающихся. Во-первых, делается определение, что такое нуждающаяся семья, затем механизм выявления.

Ну вот мы видим какие-то попытки этого определения.

И тогда направлять в эти семьи, этим людям вот как раз социальную помощь. Но у нас как бы до сих пор, несмотря на довольно длительные разговоры, вот прямо такая система выявления потребности в адресной помощи не создана, поэтому как бы выплаты делаются скопом.

Хотя, скажем, социологи знают, что среди наиболее нуждающихся много семей с детьми, и поэтому вот эти выплаты на детей и делаются, это попытка как раз, так сказать, квази заменить настоящий механизм адресной помощи хотя бы таким условным.

Что же касается пенсионеров, то тут все просто очень, соотношение пенсии и средней заработной платы, желаемое во всех экономических системах — 40%, то есть пенсия меньше 40% от заработной платы составляет. В России вот на момент сейчас — 29%.

Причем она снизилась за последние годы.

И было с 35%, да. То есть здесь действительно эта адресная помощь, она имеет экономический смысл, и социальный смысл, и смысл справедливости вообще по отношению к пожилым людям.

Ну да, проблема в том, что она разовая, что речь не идет об индексации, например, какой-то.

Конечно. И вот в этом смысле меня, конечно, поражает скупость российского государства в этой части, что все-таки, если так честно, то в бюджете, конечно, средства есть. Может быть, до 40% довести невозможно, это слишком большие средства нужны, но все-таки улучшить эту ситуацию не единовременно выплатой, а на систематической основе, на несколько процентов, такие возможности есть. Но они как бы вот пока не реализуются, потому что у нас, наверное, во многом мы живем в каком-то состоянии ожидания плохого, что ли, я не знаю.

Тут у всех всегда вопрос — что же еще должно считаться плохим? Я еще слышала гипотезу, что может быть, это ожидание не плохого в прямом смысле каком-то этого слова, а ожидание подготовки к выборам президентским 2024 года, что уж тогда-то можно задействовать резервы, индексировать, например, пенсии работающим пенсионерам. Мы знаем, что они не индексируются, в отличие от неработающих.

Понимаете как, вообще говоря, все такие реальные социальные программы держатся на экономическом развитии, а не на разовых политических решениях. Если экономика растет, то всегда есть возможность, дальше уже политическое решение, поэтому отсюда и эти разовые решения, что экономика не дает возможности давать такие вот нормальные пропорции, поэтому тогда используются разовые решения, чтобы как-то подтянуть ситуацию, а потом она опять сползает, потом опять подтянуть — опять сползает.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Мария

    Москва
    09.07.2020

    Стипендия в следующем месяце, как месяц без Дождя прожить😭

    Помочь
  • Руслан Артамонов

    Москва
    30.01.2021

    Люблю Ваш канал, но имею финансовые затруднения....извините

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде