Дождь переносит День Дождения на 27 апреля

«Власти предпочитают видеть другую часть правды»: какой бизнес в России окажется на краю банкротства после пандемии

2 марта, 13:44 Лев Пархоменко
468

Гость нового выпуска «Денег. Прямой линии» — экономист Евгений Надоршин. Он рассказал о том, как отсутствие существенной поддержки от государства в пандемию может долгосрочно ударить по российскому малому бизнесу и о том, представители какие сфер могут в скором времени оказаться на грани банкротства.

Хорошо, про еще один, так сказать, возможно, отложенный или накопленный эффект пандемии хочется с вами поговорить. Я имею здесь в виду уже малый и средний бизнес, потому что тоже много про это разговоров, много ожиданий, таких довольно тяжелых ожиданий, что вот сейчас отменят все отсрочки, все льготы и все послабления и тогда мы, как после заморозки цен увидели скачок цен, тут увидим скачок банкротств, в общем, каких-то проблем и так далее.

Собственно, об этом прошло исследование аппарата бизнес-омбудсмена Бориса Титова, согласно которому примерно каждая десятая российская компания готовится к закрытию, и тут же как раз таки Минэкономразвития им и отвечает, что, во-первых, они этого исследования не видели, оно к ним не пришло каким-то образом, во-вторых, они относятся к нему как к некоторому оценочному такому суждению, а по их данным вообще наоборот, так сказать, программа поддержки сработала. Вот они пишут: «Носит оценочный характер, ― утверждает министерство, ― 98% получателей льготных кредитов сохранили персонал и могут рассчитывать на их списание».

Как вам кажется, Евгений, все-таки есть ли вот этот какой-то отложенный, накопленный эффект в малом бизнесе, которого многие боятся и ожидают, или удастся плавно и как-то мягко из этой истории выйти, если мы говорим про выход в какое-то ближайшее будущее и очень на него надеемся, выйти в какую-то обратно нормальную, здоровую ситуацию безо всяких льгот, отсрочек и прочих специальных мер?

Я начну, наверно, с важного, мне кажется, это существенно. Если вы сейчас цитируете ответ Минэкономразвития якобы на вопрос, связанный с этим исследования, то мне кажется, что Минэкономразвития не ответило на вопрос, а уклонилось от ответа по той простой причине, что…

Немножко, да, про другое немножко отвечают. Давайте я прямо цитату вам зачитаю для точности. «Информация, опубликованная в СМИ, носит оценочный характер. Мы ориентируемся на данные, которые нам на регулярной основе представляют банки, участники льготных программ кредитования бизнеса, ― заявила замминистра. ― Согласно этим сведениям, 98% заемщиков, которые воспользовались программой льготных зарплатных кредитов, соблюдают условия сохранения занятости, а значит, могут рассчитывать на списание кредита». Точка, больше ничего.

Насколько я помню, общее количество заемщиков, воспользовавшихся этой услугой, сопоставимо с той величиной, которой по опросам аппарата бизнес-омбудсмена и грозит увольнение. А там еще остаются, как вы понимаете, 80% бизнеса, которые вроде бы жизнеспособны, но как бы могут вполне не относиться ни к тому, ни к другому множеству из подмножеств.

Вот, собственно говоря, что я скажу, первое. То есть одно исследование не противоречит другому, просто те компании, которым грозит закрытие, которые, возможно, уже закрылись, да, на момент, когда мы это обсуждаем, я точно не знаю, когда именно там шел опрос, сколько времени он охватывал, насколько, так сказать, работоспособные компании в него попали, в какой форме он проводился. То есть, может быть, опрашивали бизнесмена, который уже закрылся, он просто подтвердил факт, а его внесли как планирующего закрытие, удобство формулировок, например.

Так вот, соответственно, эти компании просто не могли, возможно, например, закрывающиеся или уже закрывшиеся, не могли прийти за кредитами на поддержку. Если вы помните, всплеск безработицы был довольно резким и быстрым, по крайней мере, первый, относительно резким для последних, скажем, лет, не восьмой-девятый годы. И поэтому часть из них просто не могла обратиться за помощью. Поэтому обращаю ваше внимание, да, министерство не ответило на этот вопрос по существу, оно рассказало про что-то свое. И я искренне верю, что и ответ министерства является правдой, и опрос является правдой, и в целом с моими ощущениями это тоже бьется.

Сейчас все-таки достаточно мало статистики официальной, на которой можно делать полноценные выводы, просто еще не все обработано и многое будет уточняться по итогам 2020 года. Опросы ― это основной источник сейчас, и то, что я действительно вижу, слышу, читаю, вижу прямо глазами буквально на улицах города, когда хожу, гуляю или иду за покупками, ― это то, что действительно очень много малых бизнесов явно пострадали. Приличная часть из тех, например, что занимались розничной торговлей, предоставлением услуг на первых этажах, базируясь на первых этажах зданий вместе с розничной торговлей, приличная часть из них закрылась.

И действительно легко поверить в то, что около 10% всех компаний, а как вы понимаете, по численности компаний малый бизнес доминирует невероятно над крупных, из четырех миллионов юрлиц, почти четырех уже, то есть их меньше, чем четыре, их число сокращается, подавляющая часть ― это как раз так или иначе не крупный, малый бизнес или вообще микробизнес. А, соответственно, все остальное, да, несколько сотен тысяч ― это то, что относится к крупному и среднему.

Так вот, охотно верю, что, допустим, 15%, условно, 10–15% малого бизнеса могут оказаться на грани закрытия, уже закрываются, что в основном те безработные, которые сейчас попали в число безработных, работали как раз в малом, среднем и микробизнесе, в том числе, возможно, были ИП. И, как вы понимаете, еще раз, просто те программы, которые запущены были властями, в существенной степени никак эту ситуацию поправить не могут. Просто власти предпочитают видеть другую часть правды, другую часть мира, что хорошо иллюстрирует ответ министерства. Естественно, они не в состоянии никак бороться с неблагоприятной ситуацией в тех сегментах, которые предпочитают игнорировать.

То есть можно сказать, что правы и те, и другие в некотором смысле.

Безусловно, так, я, собственно, к тому и веду. Просто у нас экономическая политика, в частности, политика, связанная с борьбой с коронавирусом и его последствиями, компенсацией проблем, которые возникли из-за коронавируса, карантинных мер или чего-то еще, предпочитает часто не адресовать проблемы по существу и их последствия напрямую, а как-то работать косвенно, с тем, с чем проще, наверно, что ли, я не знаю, так можно сказать.

Давайте возьмем одну из самых одиозных мер ― это субсидируемая ипотека. Простите, если бы мне кто-нибудь объяснил, в каком месте это программа антикризисная, против коронавируса, в каком месте, с какими такими последствиями коронавируса она борется, в каком разрезе, я был бы благодарен. Пытались многие, но у них ничего не получилось, потому что в моем понимании это просто программа, которая могла бы быть запущена в любое другое время.

Если вы хотите чуть-чуть ускорить экономический рост путем увеличения рисков домохозяйств и сокращения их нормы сбережения и добавить немножко прибыли в финансовый сектор, риэлторам и девелоперам, то пожалуйста.

Подождите, а как же строительные сектор, как же локомотив любой экономики, лучшие мультипликаторы, строители?

Да, и в этом есть неприятная правда: российские власти, представляете, за 12 лет… Когда в 2008 году впервые на уровне властей подробно разбирали вопрос, а чем бы эффективнее всего, то есть за наименьшие средства больше всего простимулировать экономику, не нашли ничего, кроме стройки. И обратите внимание, 12 лет, разговоры об инновациях и прочем, но картина никак не поменялась радикально, у нас все еще есть по-прежнему та же стройка.

Только, правда, обратите внимание: в отличие от того же восьмого-девятого года попытка влить сюда деньги выливается не в рост валового продукта сектора, тут нет роста выпуска, обратите внимание, например, в жилье, и, собственно, в прогнозы ближайших лет тем же Минстроем не закладывается этого роста. Все уходит в свисток, в рост цен.

То есть, по большому счету, я вам хочу сказать, что уже сложно назвать эту программу и полноценным экономическим стимулом, хотя полагаю, что ровно как вы описываете, так она и задумывалась: давайте, раз мы не можем ничего сделать, хотя бы подстегнем рост экономики за счет такого вот стимула. А получилось-то подстегнуть на самом деле пока только рост цен. Собственно, стимула к экономическому развитию в рамках программы возникло очень мало, и весь краткосрочный. И тот сектор, который должен был дать наибольший мультипликатор для экономики, строительство, не смог в ответ на программу пока и не планирует выдать ответ, который бы существенно нарастил ВВП и те самые мультипликаторы превратили бы деньги в экономический рост. Его пока нет, это прямо уже можно по первым статистическим данным говорить уверенно, что крайне печально, как вы понимаете, да.

Да, получается, что выиграли только те, кто успел первый впрыгнуть в этот поезд и купить по дешевой ипотеке и еще с невысокими ценами.

Вы забываете о посредниках.

А, конечно.

Выиграли посредники.

Да, я про них всегда забываю.

И пусть их выигрыш не компенсирует в моем понимании даже близко тех рисков, которыми из-за ажиотажа нагружены сейчас оказываются домохозяйства, тем не менее это именно основные сегменты в экономике, которые получили выигрыш, потому что на них даже риска актива, что называется, нет. Они просто получили свои комиссии в обоих случаях, и это в моем понимании, конечно, так себе стимул даже с точки зрения первоначальной задачи, о которой вы упомянули, с мультипликаторами. Нет у них таких мультипликаторов, чтобы тащить российский ВВП, к сожалению, и тем более в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Стройка хотя бы номинально еще как-то могла бы оправдать как раз в контексте сказанного вами. Там были лучшие мультипликаторы. Российские власти лучше не научились. Но, еще раз, в контексте того, что вызвало кризис, в контексте того, с чем нужно бороться в 2020 и 2021 годах, эта программа просто неадекватна в моем понимании.

Спасибо вам за это отступлении, оно важное на самом деле, так сказать, само по себе, отдельная большая тема. Но у нас не так много времени осталось, я хотел вас попросить все-таки вернуться к теме малого бизнеса, потому что вопрос мой пока так и остался без ответа, уж простите. По части того все-таки, есть ли у нас какие-то риски на выходе ожидаемом, да, окончательном выходе из карантинной истории? По крайней мере, кажется, да, летом что-то такое мы можем ожидать. Риски каких-то массовых закрытий, банкротств и так далее, которые мы как будто бы сейчас не видим, которые нам не так явно заметны и так далее, про которые имел бы смысл и говорить, и как-то иметь в виду.

Хорошо, да. Извините, если пропустил его вначале, увлекся, бывает. Смотрите, по поводу банкротств. Не то чтобы я первый обратил на это внимание, поэтому делюсь наблюдениями скорее коллег. Один из секторов, которому могут грозить сложности в ближайшие аж годы, ― это сектор операций с недвижимостью. Обратите внимание, что, несмотря на стимулы, выданные в жилую недвижимость, коммерческая-то недвижимость, в общем, комфортно себя не чувствует, те помещения, которые остались свободны после того, как закрылись соответствующие рестораны или иные малые и средние бизнесы, малые в основном и микро, которые там оперировали, стоящие пустые, они же часто могут быть заложены банку или, по крайней мере, их владелец может быть поручителем, это может быть основой бизнеса владельца.

Это все еще даже не выстрелило, при этом это на самом деле огромный пласт активов, в том числе в рамках банковской системы, в руках собственников, которые, возможно, десятилетиями чувствовали себя и жили неплохо, которые даже пережили восьмой-девятый год с относительным комфортом и кому, возможно, приходится сейчас гораздо хуже, нежели раньше. Вот там, например, вполне вероятен очень большой пласт банкротств начиная даже с этого года.

Он не будет вызревать быстро, все-таки это недвижимость, здесь процессы так моментально не протекают. Я думаю, у собственников были и даже есть во многих случаях еще резервы. Поэтому не скажу, что это будет прямо дикий взлет банкротств, но потенциал банкротств здесь очень значителен, и он может растянуться на годы, обеспечив, так сказать, приличный дискомфорт сектору и, понятно, может быть, даже не самый лучший вид центров многих городов России, просто потому что часть позиций, часть точек, которые довольно красиво выглядели еще недавно, часть мест могут выглядеть довольно пустынно и местами даже не очень ухоженно.

Это первый момент. Второй момент связан скорее с общим сегментом ― здесь чуть меньше конкретики я могу предложить ― платных услуг населению. Хорошо видно по итогам января уже, что платные услуги населению продолжают падать двузначными темпами год к году. И несложно догадаться, что не все еще компании, которые оперируют в этом секторе, закрылись и сократили свой персонал, поэтому велика вероятность, что мы увидим в сегменте (очень широко) платных услуг населению, понятно, там парикмахерские, что угодно может быть, скажем так, в разных подсегментах это может выглядеть по-разному, приличное количество банкротств и закрытий тех, кто в итоге не справится. То есть он сумел преодолеть острую фазу, но, к сожалению, допустим, до восстановления не дотянет или восстановление к нему не придет, потому что из-за роста, например, удаленки часть позиций в центре, например, городов в ранее проходных локациях могут перестать быть столь же привлекательными, как и раньше. Аренда, например, высокая, передоговориться не смог, оборот не выходит на прежний уровень даже близко, прибыли уже давно нет, одни убытки ― и все. Потерпел-потерпел год, полтора и закрылся в итоге.

Вот это будет судьба определенного количества бизнесов, потому что мне кажется, что ковид сейчас запустит ускоренными темпами ряд процессов, например, перехода на удаленку, которые сделают как раз сегмент платных услуг населению в его часто традиционных и часто премиальных вещах, местах, локациях вовсе не таким привлекательным. Это будет потрясение для многих, да, банкротств тоже может быть весьма много. Опять же не обязано вылетать моментально стрелой, скорее будет растянуто на месяцы, возможно, годы.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа