Августовские санкции — не самое страшное, власть забирает деньги бизнеса от безнадеги, а проблемы России разрулит теневой сектор

20 августа, 18:29 Ксения Батанова
40 374

Гость этого выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — профессор ВШЭ Олег Вьюгин. Обсудили грядущую волну американских санкций и их последствия для российской экономики — устоят ли банки, что будет с частными инвестициями и хватит ли денег на майские указы. Также поговорили про то, какие есть альтернативы идеи Белоусова изъять деньги у металлургов, может ли теневая экономика спасти Россию и зачем Минфину искоренять наличный расчет.

Добрый день, дорогие зрители Дождя. Меня зовут Ксения Батанова, в эфире программа «Деньги. Прямая линия». У нас сегодня в гостях Олег Вьюгин, профессор Высшей школы экономики. Олег Вячеславович, здравствуйте.

Здравствуйте.

Спасибо вам большое, что вы к нам пришли. Мы обычно начинаем с новостей, но хотелось бы вспомнить, сегодня ничего такого, к счастью, экономически страшного или важного не произошло, но продолжая тему, о которой мы говорим последние несколько недель, это тема санкций, хотелось бы поговорить о них. Уже в среду может вступить первый раунд, по крайней мере, ожидается, что вступит в среду, 22 августа, может вступить первый раунд санкций США. Вы в своей колонке писали, в последней колонке в газете «Ведомости», о том, что, возможно, эти санкции как-то очень сильно на нас повлияют, в частности, повлияют на рубль, и то, что мы сейчас видим, резкое ослабление, это не какая-то мимолетная вещь, за которой потом последует коррекция, а это, может быть, какой-то долгосрочный тренд. И другие эксперты тоже говорят о том, что доллар может стоить от 70 рублей и выше. Насколько вообще нам стоит опасаться вот этого 22 августа, что может произойти после этого?

Ну, не только 22 августа, потому что 22 августа — это дата, с которой начинают действовать санкции, введенные указом президента Соединенных Штатов. А кроме того, есть еще законодательная инициатива, сенаторов Республиканской и Демократической партий США, которая еще только будет в комитетах обсуждаться, которая еще должна соответственно быть одобрена этими законодателями, это осень, и там-то санкции посерьезнее. Собственно говоря, если вы ссылаетесь на мою колонку, то я имел в виду все вместе, поэтому 22 августа мы, скорее всего, вообще ничего не заметим. Тем более, что эти санкции построены таким образом, что дается девяностодневный период, три месяца, в течение которых российские власти должны, если говорить попросту, фактически признать, что отравление Скрипалей — это…

Их рук дело.

Скорее всего, их рук дело. Так построены санкции, мы это не утверждаем, но так они построены. А если это не будет признано, то фактически вступит уже наиболее серьезная часть санкций этого указа, это серьезные ограничения на поставки электроники, комплектующих, материалов. Это все такие продукты, которые очень нужны оборонному сектору, который пока не может обойтись без этих продуктов. Еще там речь шла об ограничении для «Аэрофлота», для полетов, но дело темное. Но речь больше идет о законодательном акте Сената, где сказано, что нельзя будет инвестировать государственный долг, и российские государственные банки не смогут проводить операции в иностранной валюте, в долларах. Это более существенные, с короткими последствиями, экономические санкции.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю