26 трлн рублей, которые не знают, как потратить. В чем проблема реализации нацпроектов?

21 мая, 13:34 Лев Пархоменко
872

Экономист, директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев объяснил, почему 25,7 триллионов рублей, выделенных на нацпроекты до 2024 года, не приведут к экономическому росту, который все ждут. 

Хорошо. То есть плохо, но опять же, учитывая установку и требование президента к правительству и вообще, так сказать, ко всем выдать немедленно рост выше среднемирового и так далее, как вы думаете, можем ли мы в этой связи ожидать каких-то действий, мер, пожарных, может быть, срочных? Когда вот настолько уже реальность идет вразрез с планами.

Нет, судя по действиям правительства, ничего пожарного там никто не собирается предпринимать. Все надежды на нацпроекты. Небольшие основания для этого есть, но небольшие. Вот эта цифра, 25,7 триллионов рублей, которые у нас запланированы на нацпроекты до 2024 года, по-моему, все под впечатлением этого. Вот сейчас такие деньги огромные вбухаем и как раз получим тот самый вожделенный экономический рост, который просто обеспечит вхождение экономики России в пятерку крупнейших экономик.

Мировых, да-да.

И обеспечит темпы роста выше общемировых.

Да, мы сейчас об этом тоже поговорим.

Давайте.

Это про позитивное, но хочется закончить про негативное, потому что что у нас растет, так это отток, собственно, капитала, который мы видим в первые месяцы 2019 года. Цифры очень внушительные, почти 35 миллиардов долларов за январь-апрель. Это опять же почти в два раза больше, чем это было год назад.

Опять же не очень понятно вот так на первый взгляд, откуда эта цифра берется, учитывая, что раньше мы слышали много о том, что значительная часть оттока капитала ― это выплата задолженности иностранной частным и государственным сектором. Сейчас эта задолженность уже на минимуме за все годы, да. Какие-то пики кризисные оттока мы тоже уже прошли несколько лет назад.

Что это за деньги сейчас? Это сверхприбыль от нефти та самая, да, от высоких цен на нефть? Или какие-то последние, еще недовыведенные какие-то средства и сбережения, которые оставались здесь, в стране? Потому что если экстраполировать, то по итогам года это 100 миллиардов долларов, что цифра просто колоссальная.

Да.

Фактически как раз ровно та сумма, которую должны потратить на нацпроекты в этом году, примерно около 100 миллиардов.

100 миллиардов долларов ― это очень много, это большой отток капитала с учетом того, сколько уже было выведено из страны. Кажется, сколько ж можно? Все течет и течет. Действительно, цены на нефть, ведь 73, 72, вот так сейчас, семьдесят с небольшим, а вспомним, в начале 2016 года это было 30. Цены на нефть значительно выросли.

Естественно, от этого выгоду экономическую получают не только нефтяники, вся экономика. Эти нефтяные деньги, как круги по воде, камень брошен, получают от этого все. А с учетом перспектив ― ведь как бизнес оценивает, где лучше деньги, где им спокойнее, уютнее? Лучше там, что называется. Вывод капитала.

Нет, это понятно. Я имею в виду в том смысле, что последние годы мы видели, в общем, относительно позитивную динамику в этом смысле, что он снижался, в общем, цифры были не очень большие и так далее. Сейчас кажется, что это выглядит как некоторый разворот всей этой ситуации, рост, и довольно значительный.

Разворот произошел уже в прошлом году. Уже в прошлом году было больше по сравнению с позапрошлым.

В 2017-м.

Да. Естественный вопрос: если так все хорошо, то почему деньги в ускоренном режиме начинают бежать из страны? И еще: ориентир вы правильно сказали, около 100 миллиардов долларов может получиться. Но ведь это сопоставимо с кризисными годами.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа