Сколько доллар будет стоить к лету.

И кто «имеет копеечку» со сноса ларьков. Антон Табах ответил на вопросы телезрителей
Деньги. Прямая линия
21:17, 10 февраля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Гостем программы «Деньги. Прямая линия» был главный экономист агентства «Рус-рейтинг», доцент НИУ ВШЭ Антон Табах. Поговорили о том, какая выгода бюджету от сноса палаток, когда ставка по кредитам будет снижена, куда нефтяники дели сверхприбыль, и что будет с рублем. 

Шанецкая: Горячая тема этой недели - это снос ларьков в Москве. В общем, она действительно волнует многих, в частности, хотелось бы обсудить ее именно с экономической точки зрения. Потому что у большого количество москвичей и не только москвичей возникает вопрос: а как же в кризис все эти люди, которые вдруг оказались на улицах, эти рабочие места, эти все налоги, которые они должны были платить в результате в бюджет и т.д. Действительно, с экономической точки зрения, насколько, как вам кажется, это целесообразно?

Табах: В данном случае есть разные слои, то есть я буду абстрагироваться от вопросов, скажем так, законно/незаконно, по суду/не по суду. Чисто экономически, естественно, это противоречит стандартно всему, что обычно делается в разгар кризиса. То есть американский или европейский политик, который устроит такое даже в обычное время, должен за это хорошо ответить, а в разгар кризиса просто, так сказать, раздерут на куски, потому что как же — уничтожение рабочих мест. С другой стороны, снос ларьков — это тоже экономическое мероприятие, кто-то за это получил деньги, с этого тоже будут уплачены налоги, и, опять же, если копаться глубоко...

Шанецкая: Вы имеете в виду подряд непосредственно?

Табах: Да, подрядчики, новое строительство. Например, если мы посмотрим на опыт последнего года, то, например, у нас в районе такой же торговый ряд снесли до основания, потом восстановили, там открылись ровно те же самые магазины, кому это принадлежит — это вопрос загадочный, но делалось это по указанию управы. Поэтому не удивлюсь, это тоже экономическая активность: и снос, и строительство, и налоги, и сборы. А то, что это за счет городского бюджета, так это один из главных парадоксов прошлого года, то есть все боялись, что будет жуткий дефицит и на федеральном, и на местном уровне, оказалось, что дефицит...

Шанецкая: То есть,у Москвы, как у субъекта, слишком много денег?

Табах: Слишком много денег не бывает, но у Москвы всегда были приличные запасы наличности на счетах в казначействе, у Москвы всегда были в прошлом году достаточно хорошие исполнения бюджета, поэтому не удивлюсь, что, условно говоря, деньги есть, надо думать, на что их потратить. Сейчас, например, на медицину хочет бюджет субъекта потратить, а нельзя — одноканальное финансирование, хочет потратить на образование — там тоже есть свои административные сложности, например, нужно объявлять конкурсы и еще что-то, а тут как бы...

Шанецкая: То есть, по сути, все остальное перекрыто и было принято решение…?

Табах: Не только. Я не удивлюсь, что это не было основным стимулом, стимул мог быть эстетический, стимул мог быть бизнес сломщиков и бизнес строителей, то есть создание экономической активности, разрушение тоже ее создает. Но деньги были.

Шанецкая: Смотрите, предприниматель Дмитрий Потапенко, например, такую версию про последние события выдвигает. Давайте сейчас послушаем, потом вы прокомментируете.

Потапенко: Когда я слышу периодически закосы, что это идет в угоду какого-то другого бизнеса, могу сказать: ребят, да не в угоду какого-то бизнеса, власть же действует по-другому. Это начальник АХО. Сейчас самое идеально для начальника АХО бизнес — это кладбище. Все люди в линеечку — тихо и можно много плитки положить.

Шанецкая: Поясню просто, что АХО — это административно-хозяйственное управление, по сути дела. Дмитрий считает, что тут не нужно искать каких-то других особо сложных схем, не в чью-то угоду это делается, не для того, чтобы еще какое-то профинансировать из бюджета чей-то бизнес или кому-то в карман переложить, а просто-напросто так удобно. Что вы думаете по этому поводу?

Табах: Так удобно, возможно. Опять же, это за пределами, я все-таки специализируюсь на анализе бюджетно-финансовых потоков, поэтому, естественно, врач видит больных, военный видит войну, а, соответственно, полицейский видит бандитов. Поэтому я вижу, скорее, вещи, связанные с финансовыми потоками. Господин Потапенко — человек от сохи, непосредственно работает с торговлей, поэтому у него, может быть, другие представления.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.