Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Как скоро рубль отыграет падение, если не будет эскалации между Россией и Западом? Прогноз аналитика Александра Кудрина

31 января, 20:11 Маргарита Лютова
2 558
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» Маргарита Лютова и главный стратег инвестиционной компании «Атон» Александр Кудрин поговорили о том, как скоро российский фондовый рынок и в частности рубль могут восстановить свои позиции в случае, если внешнеполитическая эскалация не будет продолжаться. 

Александр, я хочу начать с рыночных новостей. Сегодня они более-менее позитивные, насколько я видела прямо перед эфиром. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, как долго при условии, что эскалация не будет нарастать, при условии, что, возможно, сейчас мы не увидим каких-то более резких заявлений ни с одной из сторон, так вот, как долго может занять восстановление до прежних позиций что в курсе рубля, что в целом у российского фондового рынка? И вообще вернется ли он к прежним позициям или у нас такая новая повышенная, как говорится, геополитическая премия?

Хороший вопрос, спасибо вам большое за него. Действительно, сегодняшний день относительно спокойный. И в целом, если сравнивать тот новостной фон, который есть сегодня, по сравнению с тем, что было на прошлой неделе, можно сказать, что есть небольшая передышка. Скажем так, неопределенность, по крайней мере, на ближайшие дни, конечно, снизилась, потому что никто не ожидает, что будут какие-то резкие движения в ближайшие дни. Естественно, рынок чувствует себя получше.

Тем не менее та геополитическая премия, которая сформировалась, наверно, за последние две-три недели, по-прежнему находится на рынке, она не исчезла. Честно говоря, есть мало шансов на то, что она полностью исчезнет опять-таки в ближайшие две-три недели, потому что все-таки те процессы, которые сейчас идут, я не думаю, что они как-то завершатся полностью в ближайшие недели, скорее всего, это потребует больше времени. Если мы говорим о том, что у нас не происходит какой-то радикальной эскалации, собственно, это условие, которое вы упомянули, и это ровно тот вариант, на который хочется надеяться всем инвесторам, то я полагаю, что эта геополитическая премия сохранится в течение нескольких месяцев и потом уже с течением времени будет постепенно исчезать. И это будет касаться, наверно, в первую очередь обменного курса и потом уже тех российских активов, где эта геополитическая премия возникла.

То есть да, геополитическая премия еще на пару месяцев как такой осадочек, когда, точнее, если ничего более жесткого мы в риторике не услышим. На ваш взгляд, в какой мере нынешние колебания курса сейчас передаются в динамику инфляции, будут передаваться и вообще если говорить об инфляции тоже на ближайшие сроки, что бы вы выделили в качестве важнейших факторов? Я видела оценки аналитиков, например, «ВТБ Капитала», естественно, они обращают внимание прежде всего на цены на продовольствие.

Безусловно, цены на продовольствие являются очень важным фактором, тем более что, скажем так, продовольствие занимает довольно существенную долю потребительской корзины при расчете российской инфляции. Но если говорить про инфляционные процессы и связку с обменным курсом, то, конечно, эффект переноса не слишком большой. Я думаю, что та волатильность, которая сейчас образовалась, конечно, будет иметь определенные последствия для инфляции, то есть можно ожидать определенного ускорения инфляции, но все-таки…

Александр, простите, я вас коротко перебью, извините, пожалуйста. Я хотела вас попросить чуть подробнее напомнить нам, нашим зрителям определение, что такое эффект переноса, проще говоря?

Да, конечно. Эффект переноса ― это, собственно, тот коэффициент, который считается, условно говоря, при определенной девальвации обменного курса, какое это воздействие оказывает на инфляцию. Условно говоря, если при девальвации 10% инфляция ускоряется тоже на 10%, то коэффициент переноса равен единице. В России коэффициент переноса гораздо более низкий, я сейчас навскидку не возьмусь сказать точно, какая оценка была бы сейчас правильная, но, условно говоря, при том движении курса, которое произошло, я бы сказал, что добавка в инфляцию, наверно, будет на уровне 0,2–0,3% всего лишь. Это не слишком большая величина.

Но опять-таки возвращаюсь к инфляции как к такой более глобальной проблеме, потому что инфляция наблюдается не только в России, но и практически по всему миру. Здесь, конечно, есть и долгосрочные факторы, которые воздействуют, в частности, то, что индекс цен производителей вырос гораздо более серьезно, нежели индекс цен потребителей. Естественно, что производители так или иначе будут стараться перенести свои издержки на потребителей и это будет препятствовать тому, чтобы инфляция, потребительская инфляция замедлялась быстро.

Но тем не менее эффект базы, а база, собственно, была сформирована достаточно высокая, эффект базы ― имеется в виду то, что инфляция уже в прошлом году в первом квартале была высокой, вот этот эффект базы, скорее всего, поможет российской инфляции замедлиться. Тем не менее, если пытаться понять, что будет делать регулятор в ближайшее время, конечно, тот факт, что инфляция остается высокой, плюс тот факт, что есть довольно большая волатильность на рынке, я думаю, что это подвигнет российского регулятора к тому, чтобы занимать достаточно консервативную позицию.

Если предположить, что данные по инфляции, которые будут опубликованы в ближайшую среду и в следующую среду, окажутся относительно высокими, то вполне вероятно, что можно ожидать очередного повышения процентной ставки. Другое дело, что есть такой более фундаментальный вопрос ― как долго продлится этот период повышения процентной ставки. Я думаю, что, честно говоря, завершение этого периода при прочих равных уже не за горами.

Я как раз хотела спросить по поводу повышения ставки и характера нынешней инфляции. Вы уже только что сказали, что, очевидно, продовольственная инфляция глобальна, это проблема для всех экономик. В какой мере для России повышение ставки позволяет бороться с продовольственной инфляцией?

Вы знаете, я бы попытался ответить на другой вопрос: насколько вообще повышение процентной ставки позволяет бороться с инфляцией? Потому что бороться конкретно с элементом продовольственной инфляции, конечно, повышением ставки очень сложно. А вот бороться с инфляцией как явлением, конечно же, можно, и то, что сейчас наблюдается, в целом говорит о том, что, скажем так, усилия регулятора, усилия Центрального банка не проходят даром.

Я говорю о том, что если посмотреть на статистику по розничным депозитам в декабре, то наблюдается очень хороший приток средств населения. Это говорит о том, что у населения появляется больше стимулов к тому, чтобы сберегать, и меньше стимулов к тому, чтобы тратить, и это, конечно, дезинфляционный фактор, который, безусловно, будет воздействовать на всю инфляционную картину уже в ближайшем будущем. Поэтому все-таки, когда мы говорим о действиях регулятора, я бы не стал говорить, что регулятор своими действиями воздействует именно на продовольственную инфляцию или еще на какие-то вещи.

Плюс к этому если рассматривать 2022 год, то здесь есть еще одно основание полагать, что с точки зрения инфляционных процессов у России может быть более благоприятная ситуация. Дело в том, что если опять-таки надеяться на лучшее, то эпидемия ковида подходит к концу, потому что опять-таки если смотреть на штамм «омикрон», то, несмотря на такое заметное увеличение количества случаев, все-таки смертность двигается вниз. Все-таки хочется надеяться на то, что ковид все-таки в 2022 году станет обычным сезонным заболеванием. В совокупности с тем, что есть, если опять-таки верить средствам массовой информации, хорошие шансы на признание «Спутника-V» Всемирной организацией здравоохранения, появляются довольно неплохие перспективы для восстановления выездного туризма.

А почему важен выездной туризм? Потому что выездной туризм, вообще говоря, забирает довольно большой объем расходов населения. Если посмотреть на 2019 год, то общий составил, если мне не изменяет память, около двух триллионов рублей. Естественно, что на этом фоне, имеется в виду, что на фоне восстановления выездного туризма можно ожидать, что часть расходов населения все-таки уйдет за рубеж, и, конечно, это тоже будет таким важным дезинфляционным фактором.

Да, то есть эти большие объемы денег перестанут быть таким давлением на внутреннем рынке.

Так оно и есть.

Александр, я хотела чуть-чуть назад вернуться. Мне кажется, это очень важная мысль. Вы уже сказали, что, возможно, не следует думать, что Центральный банк, повышая ставку, воздействует непосредственно на инфляцию. Я так понимаю, в первую очередь это воздействие на то, как ведут себя люди, то есть если вслед за повышением ставки растут ставки по депозитам, то люди пойдут туда. И в этом смысле, я так думаю, 2022 год будет отличаться от прошлого, когда все в основном сберегали за счет покупок квартир, во многом благодаря программе льготной ипотеки.

Я бы сказал так, что если посмотреть на и 2020, и 2021 год, то, конечно, депозиты были таким явным аутсайдером в перечне способов сбережения денег. Сейчас ситуация меняется. Я бы не сказал, что именно вложения в недвижимость занимали умы россиян, здесь можно упомянуть, помимо всего прочего, и инвестиции на фондовом рынке, но сейчас, как я сказал, ставки по депозитам становятся гораздо более привлекательными и, конечно, можно ожидать, что банковский сектор через этот продукт будет забирать значительную долю сбережений и таким образом, скажем так, снижать давление с точки зрения именно расходов.

Да, снижать спрос, то есть все предпочтут все-таки отложить на будущее, а не потратить скорее, пока не подорожало все еще сильнее. Спасибо большое!

Фото: пресс-служба «Атон»

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде