Схиигумена Сергия, захватившего монастырь на Урале, лишили сана

Что делать, когда вклады под 3%, кто даст в долг России, и будет ли стоить доллар 90 рублей

22 июня, 21:11 Лев Пархоменко
11 609

Гость программы «Деньги. Прямая линия» — финансист Сергей Романчук. Он объяснил, как снижение ставки ЦБ скажется на финансах россиян, может ли кризис привести к тому, что все перестанут откладывать сбережения в банках, и есть ли у России потенциал для наращивания госдолга. 

Всем добрый вечер! Это программа «Деньги. Прямая линия» на телеканале Дождь. Я очень рад снова оказаться в этой роли после небольшой паузы, связанной со всем нам известными событиями: с карантином, самоизоляцией, тем, что я нахожусь довольно далеко от Москвы, а именно в Костромской области. Но тем не менее и это не мешает нам обсудить все последние новости из мира экономики и финансов. Я очень рад, что у нас сегодня в гостях Сергей Романчук, президент ACI Russia. Сергей, добрый день!

Здравствуйте!

Ну что, попробуем сегодня обсудить, так сказать, последние новости. Их довольно много пришло за неделю. Какие-то новые тренды у нас, очевидно, образуются.

Я бы хотел начать, наверно, с самого, мне кажется, такого значимого события с точки зрения и финансов, и экономики. Это решение Центрального банка в минувшую пятницу снизить ключевую ставку сразу на целый процентный пункт, до рекордно низкого уровня 4,5%. Для наших зрителей поясню: если вкратце, это ставка, по которой Центральный банк одалживает деньги банкам, а они уже дальше одалживают их нам или берут в депозиты и так далее. В общем, ставка, определяющая всю нашу финансовую жизнь.

Действительно, уровень очень низкий. Никогда мы такого не видели. Честно вам признаюсь, каждый раз, когда в очередной раз ЦБ снижает ставку, я задаю вопрос разным экспертам, примерно один и тот же, в надежде наконец услышать положительный ответ: переходим ли мы в связи с этим в некое новое качественное состояние, в какую-то, не знаю, группу стран с низкой ставкой, с мягкой политикой? Можем ли мы говорить о том, что это не просто минус один процентный пункт стоимости денег, а какое-то новое наше состояние, в котором мы еще не были, скажем так?

Знаете, я бы так не говорил, потому что даже если мы будем сравнивать с другими развивающимися рынками, здесь Россия, скажем так, выступает больше с опозданием. Даже те другие страны, в которых валюты национальные падали больше, например, Бразилия, снижали ставку быстрее, собственно, из тех же соображений ― чтобы попытаться помочь экономике в условиях такого внешнего шока.

Я бы сказал, что мы, может быть, перешли в другое состояние несколько раньше, но не с точки зрения номинального значения ключевой процентной ставки, а, скажем так, функционирования валютного рынка и тех факторов, которые влияют на курс рубля, потому что то, что произошло самое главное на финансовом рынке, мне кажется, за вот этот кризис, ― это то, что рубль отвязался от нефти. Естественно, не полностью отвязался, но отвязался в гораздо большей степени, чем ожидали почти все.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю