Растут только «серые» зарплаты, государство боится приватизации и никаких реформ до 2024 года не будет

Евгений Гонтмахер — о том, почему правительству не интересна экономика
21 октября 2019 Лев Пархоменко
15 508

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» — экономист Евгений Гонтмахер. Он рассказал, почему Кремль отказывается от проведения приватизации государственных компаний, растут ли на самом деле доходы россиян, и можно ли ждать масштабных реформ, которые могли бы помочь экономике, к 2024 году. 

Добрый вечер. Это программа «Деньги. Прямая линия» в эфире телеканала Дождь. Как всегда по понедельникам в этой студии мы встречаемся с экспертами в области экономики, финансов, денег, чтобы обсудить все последние важные новости из российской и мировой экономики и обсудить все, что влияет так или иначе на наши кошельки. Я очень рад, что у нас сегодня в гостях Евгений Гонтмахер, экономист, член Комитета гражданских инициатив. Евгений Шлемович, начнем мы с такой в последнее время регулярной рубрики под названием «Удивительные цифры от Росстата». Они прямо как будто готовились к нашей встрече, и опубликовали несколько правда удивительных цифр, в первую очередь касательно реальных располагаемых доходов, которые по итогам собственно трех кварталов, то есть за девять месяцев, выросли аж на 3%.

Нет, не так. По итогам третьего квартала, третий квартал этого года по сравнению с третьим кварталом 2018. Если мы возьмем данные январь-сентябрь, к январю-сентябрю прошлого года, то рост доходов всего 0,2%.

Да, 0,2%, совершенно верно, да.

Поэтому, Лев, это не три квартала.

Тут, видите, наши коллеги из других медиа тоже немножко путаются. Но тем не менее, все-таки в одном квартале 3%, и в итоге на финишной прямой мы выходим вперед, а именно, хотя бы в плюс. Объяснение от Росстата такое: низкая база 2018 года, рост других денежных доходов, то есть во многом «серые» заработные платы стали базовыми причинами, что реальные располагаемые доходы выросли, достигли 3%. Я слышал еще такую версию, что рост потребительского кредитования снизился, то есть он растет, но не так быстро, как раньше, на что, собственно, пенял как раз Минэкономразвития, что платежи по кредитам съедают собственно весь этот рост доходов.

Приводится еще один фактор, снижение инфляции.

Да, и торможение инфляции.

Правда, это незначительно, потому что инфляция действительно официальная довольно низкая, снижение там на десятые доли процента. Первое, что хочу сказать, что реальная заработная плата, по данным Росстата, выросла, снова же есть данные по второму кварталу.

Третьего еще нет?

Пока нет. Но второй квартал, ко второму кварталу прошлого года, она выросла где-то в районе 2%, то есть меньше. Есть данные накопительные январь-сентябрь, по сравнению тоже с январем-сентябрем прошлого года, тоже меньше.

То есть там и 0.2% этих нету или в смысле меньше 3%?

Нет, меньше чем 3%. Я к вопросу, что тут возникают некие размышления, потому что эти 3%, наверное, должны появиться за счет каких-то источников доходов, которые выросли больше, чем на 3%, очевидно. Потому что, допустим, пенсии не выросли на 3%, хотя была индексация, но я напомню, что у нас далеко не всем эта индексация положена, работающим пенсионерам пенсию не пересчитывают, не индексируют. Точнее, пересчитывают 1 августа, но там на какие-то символические суммы, а вот обычная индексация, которая проводится по инфляции, на них не распространяется. Ну, Росстат объясняет, действительно, главная причина, наверное, вот этого артефакта арифметического, который получили, это рост «серой» зарплаты. Вот, собственно, это главная причина, потому что, я говорю, легальная зарплата выросла меньше, чем на 3%.

А как, она же на то и «серая», что она не в документах.

Теперь, да, действительно возникает вопрос, как она считается. А считается она очень просто, есть специальная методика, она есть на сайте, кстати, Росстата, ее можно посмотреть. Там берутся все легальные доходы, то что проходит по статистике, зарплаты, пенсии, пособия, доходы от предпринимательской деятельности, хотя они очень маленькие там, и прочее, и берутся расходы. И вот получается, что расходы больше, чем доходы, на определенную сумму.

А расходами что в данном случае считается?

Ну, расходы, имеется в виду, что люди пошли, купили в магазинах, приобрели услуги.

То есть просто розничная торговля?

То, что фиксируется на потребительском рынке. И тогда Росстат и предполагает, что вот эта разница между доходами легальными и общей суммой, которая ушла на расходы, это и есть вот эта серая зона, «серые» доходы, которые не учитываются в статистике. Что здесь можно сказать, наверное, в каком-то смысле это правильный подход, с точки зрения экономической.

Но с другой стороны, на эти дополнительные расходы, по идее, могут идти деньги из сбережений, опять же официальных и неофициальных.

Правильно. Там есть много попутных факторов, которые могут размыть картинку. Там если вот так втупую 3% сделать, вот они берут, допустим, третий квартал прошлого года, тоже превышение расходов над доходами и сейчас, получают 3%. Да, совершенно верно, там есть внутри факторы, которые могут сбить эту цифру, причем в разную сторону. И вопрос там ведь в чем заключается, он заключается в том, что люди потребили что? Ведь надо же ее смотреть, эту структуру, мы, например, видим, что товарооборот официальный, вот розничная торговля, он не растет на 3%. Он не вырос, он вырос меньше, он где-то там довольно стабильно, объем платных услуг, он тоже. Снова же «серая» экономика, потому что люди что-то потребляют, что-то покупают, расплачиваясь наличными. Но у меня как-то, и мне кажется, у всех экспертов, нет оснований полагать, что в «серой» экономике какой-то экономический бум наступил. Ну маловероятно, не заметно.

Не заметно. Другое дело, что может быть, можно предположить, что в серую зону ушло то, что раньше было белым частично, и с точки зрения доходов, и с точки зрения расходов. Хотя в этом смысле они как бы друг друга, там ушло, здесь пришло.

Вы знаете, например, федеральная налоговая служба все время, все последнее время, говорит, что она видит процесс обеления зарплаты и всех, зарплат прежде всего, что становится в серой зоне все меньше и меньше. А тут ведь получается, если поверить логике Росстата, что это вот за счет роста доходов в серой зоне произошло, вот эти 3%, то получается, что это противоречит курсу, который правительство давно ведет, на то, чтобы, конечно, как можно больше доходов облагались налогами, страховыми платежами, что в общем правильно, конечно. У нас, кстати говоря, объем «серой» экономики, это тоже важно, никто точно оценить не может. У нас есть оценки от 20% ВВП до чуть ли не 35%. Это к вопросу о 3%, там если подойти вот в этом диапазоне, то 3% там точно теряются. Понимаете, здесь мы имеем дело, я не ставлю под сомнение расчеты Росстата, на самом деле я не склонен думать, что Росстат там сидит, и кто-то взял там, цифирку подправил.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа