Андрей Мовчан: «Нам будет хуже, даже если делать всё правильно»

Почему реформы уже не помогут
21 октября 2015 Наталья Шанецкая
66 567

«Прямая линия» с Андреем Мовчаном, финансистом, руководителем экономической программы Московского центра Карнеги. На этот раз поговорили о том, почему Европа может позволить себе социализм, а мы нет, как так вышло, что средняя зарплата вьетнамца выше, чем у россиянина, стоит ли продавать свою недвижимость сейчас или подождать и о том, что делать со своими сбережениями (если они у вас еще остались, конечно). 

Шанецкая: Добрый вечер всем! В эфире телеканала Дождь программа «Деньги. Прямая линия», в которой каждую неделю у вас появляется потрясающая возможность задавать любые интересующие вас вопросы про то, чего ждать от бизнеса, экономики, куда лучше вкладывать деньги. И не просто задавать эти вопросы, а получать на них ответы, причем от лучших специалистов нашей страны. Итак, меня зовут Наташа Шанецкая, здесь со мной сегодня экономист, финансист, которого многие из вас ждут с нетерпением в эфире. Это Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги. Здравствуйте, Андрей.

Мовчан: Здравствуйте.

Шанецкая: Свои вопросы вы можете задавать, позвонив на нашу прямую линию. Начинайте это делать прямо сейчас. Наш телефон в Москве 8 (495) 744-01-01. Ну а пока вы будете звонить, давайте я начну со своего вопроса. Андрей, дело в том, что в своем недавнем интервью «Комсомольской правде» вы, по сути дела, сказали, что кризис пришел к нам надолго. Похоже, наши руководители так не считают. В частности, сегодня Эльвира Набиуллина заявила, что экономическая ситуация в стране стабилизировалась, инфляция продолжит быстрое снижение, а именно: в следующем году она будет порядка 5,5–6,5%, а в 2017 году выйдет на таргет и будет 4% при том, что в этом году она даже по официальным прогнозам порядка 12–13%. Еще несколькими часами ранее вице-премьер Игорь Шувалов сказал, что экономика стабилизировалась. Давайте послушаем.

Шувалов Игорь Иванович: Конечно же, мы не чувствуем себя хорошо. Мы с вами переживаем, конечно же, спад. Мы переживаем сокращение реальных доходов населения. Но вместе с тем могу сказать, что ситуация полностью под контролем правительства РФ и в этой части нет никаких опасений.

Шанецкая: Вообще в принципе заявление, что экономика полностью под контролем Правительства РФ, лично у меня вызывает некий скепсис. Но, возможно, я просто склонна к скепсису.

Мовчан: У меня это заявление вызывает не скепсис, а ужас. Представляете, что такое экономика под контролем правительства? Экономика должна жить, развиваться, существовать в силу экономических законов. Это все равно, что сказать, что сила тяготения под контролем правительства. Что тогда будет происходить с Землей? На самом деле забавное в словах Шувалова состоит в том, что он признает, что ситуация стабилизировалась, в кризис. Он говорит про падение экономики, доходов населения…

Шанецкая: То есть что она упала и там осталась.

Мовчан: Если это стабильно, то это стабильный кризис. Вы понимаете, что давление у жителей кладбища намного ниже, чем давление у живых людей. В этом смысле, конечно, на кладбище намного стабильнее. Но я бы это называл все-таки скорее кризисом, чем успехом, да? Дальше надо понимать, что мы имеем дело (и я все время об этом говорю) с суперпозицией двух явлений. Первое явление ― наш системный кризис, который, вообще говоря, медленный, тихий, спокойный и удушающий. Он идет с 2011–2012 года и совершенно никак не связан с нефтью. И второе ― это не кризис, а шок, который произошел в связи с падением нефтяных цен. Почти все последствия шока, наверно, мы абсорбировали, хотя тоже не до конца, но все-таки большая часть уже абсорбирована экономикой, а кризис никуда не делся. Он как начался, так продолжает идти и развивается.

Шанецкая: То есть этот удушающий эффект, скажем так, пока нас еще не до конца задушил, но, возможно, скоро задушит. Так получается?

Мовчан: Вы видели, мы теряли уже в 2012–2013 годах по 2–3% роста ВВП в год? Мы будем продолжать терять по 2–3% роста ВВП в год. Это та ситуация, которая складывается в экономике с учетом тяжелейшего администрирования, неэффективной системы, отсутствия внутреннего доверия и всего того, о чем мы столько раз говорили в разных формах.

Шанецкая: То есть, в отличие от нашего экономического блока, вы не ждете возобновления роста в следующем году?

Мовчан: А они тоже этого не ждут. Если только они сегодня не проснулись с этим ожиданием. Потому что несколько дней назад они говорили о том, что в следующий год еще будет рецессия.

Шанецкая: Какие-то действительно разнонаправленные вещи мы слышим. Приходит нам вопрос на сайте от Махаевой Ларисы. Спрашивает она следующее: «В программе «Познер» на Первом канале в гостях был министр экономического развития Улюкаев, который сказал: «Если в двух словах, то кризиса нет». Еще в той же программе звучало мнение главы банка ВТБ, что настоящие кризисы ― это 1998 и 2008, а сейчас разве это кризис?». И тут же Лариса продолжает: «По моим личным ощущениям, в кошельке и в социалке наоборот. В 2008 году кризиса не было, а в настоящий момент очень даже чувствуется. Лично для вас он