Почему нет социальных протестов и кого винят в кризисе россияне?

Отвечает Наталья Зубаревич
Деньги. Прямая линия
16:24, 24 марта
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лев Пархоменко

Комментарии

Скрыть

Гостем программы «Деньги. Прямая линия» была директор региональной программы Независимого института социальной политики и лучший специалист по экономике регионов в стране Наталья Зубаревич. Поговорили о том, влечет ли за собой кризис социальные протесты.

Полную версию программы смотрите здесь.

«Снижение потребления ― крайне сложная вещь, которая в других странах сопровождается социальными и политическими сложностями. Россия на сегодняшний день прошла этот путь блестяще. Вы видели график падения популярности. Она почти не падает. Вопрос, насколько это стабильно. Это важный повод для беспокойства».

Я так понимаю, что вы вчера о том же говорили.

Видимо, представитель Credit Suisse не досидел до последней сессии, где выступали все мы и объясняли, почему так происходит. У него, видимо, еще и американское образование. Только англосаксы держат в голове прямую линию: падение доходов и потребления ― рост протестов, обратная корреляция.

Я не англосакс, но я тоже склонен так считать.

Вы продвинутый горожанин, а жизнь гораздо сложнее. Тут ситуация очень простая. Во-первых, вам объяснили, что в кризисе никто не виноват, а виноваты враги. Внутри страны виноватых нет. Когда кругом враги, надо терпеть. Вы можете сомневаться, что это только так, но вам еще раз объяснили, что упала нефть, а это сакральное нечто, оно хочет и падает, хочет ― растет. При чем здесь наши власти? Против кого протестовать, против арабских шейхов? Пожалуйста, вам помогут выйти на улицу и транспаранты подготовят, но вы не спешите это делать. Люди в массе своей уверены, что это внешние факторы.

Второе: стукает и люди явно выходят на протест тогда, когда несправедливость явно и дома. Взяли, закрыли весь завод, хотя можно было сделать это аккуратнее. Так не закрывает сейчас заводов! Потихонечку аккуратно сокращают и сажают на неполную неделю.

Третье: я уже в этом эфире говорила и вынуждена повторить для Credit Suisse, что россияне ― чемпионы по выживанию. Протест ― коллективное действие с немаленькими при наших условиях и политической системе издержками. Выживание ― это очень локальная, с опорой на близких людей, попытка адаптироваться к происходящему. Этим сейчас Россия и занимается. Это плохо, это деградация, но это медицинский факт. А насколько она готова так, это вопрос к Господу Богу, Аллаху и прочим.

Что касается причин, которые внушили нашим гражданам, я попытаюсь это опровергнуть с помощью наших зрителей. Мы пошли по улицам и спросили,в чем причина.

А улицы были города Москвы?

Да.

Ну понятно.

Вот что нам ответили наши горожане, сограждане о том, что они думают о причинах кризиса. В чем эти причины и кто виноват?

― В первую очередь нефть.

― Основная причина, конечно, из-за санкций. В финансовом секторе намного хуже ситуация, соответственно, меньше кредитов идет в реальные секторы экономики. Во-вторых, ситуация ухудшилась, потому что резко упали цены на нефть.

― Прежде всего правительство виновато, которое не предусмотрело эти ситуации.

― Они не думают о простом рабочем народе.

― С нравственностью проблемы.

― Жадность, отток капитала, социальная дифференциация, коррупция, безответственность, низкая эффективность производства, низкая производительность труда.

― Ой, вы знаете, все сложно…

― Может быть, природные ресурсы истощаются?

― На мой взгляд, все развивается, как и должно.

― Наверно, какая-то внешнеполитическая обстановка повлияла на это.

― Несколько увлеклись внешними проблемами. Надо не забывать о внутренних, конечно.

― Украина начала войну, бомбили Донбасс и Луганск. Мы им помогаем. И Крым.

― Нечего было вывозить деньги в Турцию и за границу везде, когда нужно было строить свои заводы, нужно было строить производство.

― Ничего не развивается. Технологий нет, ничего нет.

― Как сказал бы профессор Преображенский, кризис в головах.

Я бы сказал, полная палитра мнений.

Я горжусь молодым человеком на фоне МГУ, который назвал все основные институциональные причины, все барьеры роста. Я горда, что вы поймали около моего родного МГУ человека, который адекватен.

Где же ему еще быть, как не возле МГУ!

И последний отвечающий тоже. Как говорят мои студенты, респект и уважуха, потому что это очень точный индикатор кризиса. То, что разруха в головах, эта палитра нам и показывает.

Мы все-таки попробовали сделать какую-то выжимку с помощью опроса на наших страничках в социальных сетях. В твиттере голоса распределились так: 66% ― ошибка правительства, 10% ― санкции, 17% ― падение цен на нефть, 7% ― мировой кризис. Люди его видят, я не знаю, есть он или нет.

В общем, 66% ― не нефть, не санкции, а ошибки правительства.

Это среди всех опрошенных, а не только озвученных в этом эфире?

Да, 2700 голосов в твиттере телеканала Дождь.

Дальше в контакте, там у нас чуть шире были варианты ответов. 34% ― отсутствие структурных реформ, 49% ― неграмотная политика экономического блока правительства, 7% ― снижение цен на нефть, 7% ― санкции, 2% ― тот самый, а может, и реальный мировой экономический кризис. То есть и там, и там больше половины так или иначе пеняет на правительство.

Начнем с того, что главная причина падения ― со своим внутренним безобразием мы вошли в стагнацию. В ней мы могли находиться довольно долго, потому что вязко, но как-то живешь. Роста нет, инвестиции падают третий год, но никто не помер. В этой стагнации до падения цен на нефть можно было жить. Федеральный бюджет ― это нефть, инвестиции ― далеко не только нефть, но это климат. Доходы населения, падение рубля ― а это опять привязка к нефти. Поэтому не все так просто.

Я не понимаю, почему виноватым оказывается экономический блок правительства. В тех условиях, в которых эти люди работают, когда им на блюдечке приносят сначала Крым, потом Украину, потом Сирию, что они могут сделать? Уважаемые слушатели не задумываются, каков их коридор возможностей? Это не допускать острых падений, поддерживать финансовые балансы. С этим они более-менее справляются.

Поэтому поиск крайнего ― это еще один национальный спорт. Крайний не имеет фамилии, я так думаю. А может, и имеет. Крайний ― это система, которая мешает развиваться экономике. Это институциональный дизайн, очень плохой для развития.

Фото: Евгений Дудин/Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.