«Будет тяжело»: чем грозит запрет США покупать российский долг на вторичном рынке?

20 апреля, 13:19 Григорий Алексанян
693

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» — экономист Игорь Николаев. Обсудили с ним реальный эффект, который санкции против российского госдолга могут оказать на экономику страны, а также поговорили о том, что может сделать их намного более чувствительными.

Мы говорили о санкциях, во-первых, они наконец-то коснулись госдолга, чем так угрожали и чего так опасались. Но, на первый взгляд, и даже агентства Moody’s и Fitch говорят о том, что они не нанесут такого серьезного ущерба, потому что все касается только первичного рынка госдолга, а на вторичном рынке легко можно будет, если есть желание, конечно, у каких-то институтов финансовых, этот российский госдолг приобретать.

Может ли, собственно говоря, увидев, что такого эффекта не последовало, да, со стороны наказывающих, может ли Вашингтон, например, запретить и доступ к вторичному рынку? И будет ли это серьезней, будет ли это чувствительный и что произойдет с нами тогда, если запретят и доступ ко вторичному рынку госдолга?

Давайте скажем, что о том, что санкции могут коснуться и вторичного рынка, уже тоже, что называется, слухи просачиваются от уважаемых агентств, от которых вначале были слухи, что все-таки санкции в отношении госдолга будут введены, и они были введены, а теперь и про вторичный рынок. И тем не менее, несмотря на то, что зрители и слушатели Дождя ― это продвинутые такие зрители, поясним все-таки, да, что такое санкции в отношении российского госдолга.

Российская Федерация занимает деньги для обеспечения своих бюджетных обязательств, выпускает облигации. Эти облигации продаются, в том числе на внешнем рынке, и мы занимаем эти деньги. Мы уже на достаточно большую сумму выпустили такие облигации, 13,7 триллиона рублей, из них 3,2 триллиона рублей ― это те облигации, которые купили не резиденты, в том числе американцы, которым теперь запрещено покупать новые выпуски. Новые выпуски.

А что касается санкций в отношении вторичного рынка, это значит, что на самом деле они не смогут быть и держателями, им придется избавляться от этих акций, а цена вопроса, значит, триллионы рублей. Американских держателей примерно можно оценить где-то на полтора, наверно, из 3,2 триллионов рублей облигаций российских. То есть это означает, что России надо будет решать, во-первых, надо погашать будет эти облигации, а потом ― где занимать недостающие деньги? Все это ведет к росту доходности, к росту затрат на обслуживание госдолга. И повторюсь, здесь уже оперируем триллионами рублей, то есть это действительно проблема достаточно серьезная.

Поэтому когда Минфин говорит устами министра финансов, что проблемы небольшие, займем в евро, действительно, можно занять и в евро, но уже дороже это все равно будет. Вот в чем дело. А потом, смотрите, как ситуация развивается. Вот сейчас долларах запретили, а у нас что? Ну давайте чуть-чуть так подальше попытаемся посмотреть. У нас нет риска санкций со стороны Евросоюза, что ли? Они тоже, такое впечатление, усиливаются. А завтра мы скажем: «Да нет проблем в евро занять, давайте мы еще»…

То есть вот об этом тоже надо думать. Но, к сожалению, по-моему, как-то недооцениваем, недооценивают наши финансовые власти эту проблему. Поэтому санкции в отношении первичных выпусков действительно не такие тяжелые, но если санкции коснутся вторичных выпусков, вторичного размещения, то это будет так… Тяжело.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа