Как «новые» деньги обнулят санкции США против России и подорвут доминирование доллара

8 999

В программе «Деньги. Прямая линия» — финансист, профессор РАНХиГС, бывший зампред Центробанка РФ Константин Корищенко. Он рассказал о значении новых санкций Запада против России, а также объяснил, почему каждая новая волна все менее и менее действенна. Кроме того, он рассказал о том, как на их силу повлияет введение цифровых валют Центральных банков — процесс, который запустился во многих странах мира в 2020 году.

Вы уже упомянули возможные санкции, и вот последний пакет, который вступил в действие на прошлой неделе, это касаемо опять же экспорта двойного назначения, очень узкий какой-то сегмент, который вообще говорят, что затронет 0,5% американских поставок в Россию. Вообще как бы непонятно, зачем это действие, то есть, наверное, это какой-то политический шаг в первую очередь, а не реальный. То есть фактически подобные же санкции были еще в том же 2018 году, про которые мы говорили чуть раньше.

И вообще, изменилось ли что-нибудь с тех пор, вообще появились ли какие-то новые вот эти санкции, которые могут как-то сильнее ударить по нам? Вот вы говорили, если не санкции, если не санкции, но пока ничего такого серьезного не происходит.

Нет, на самом деле каждая новая волна санкций, она, с моей точки зрения, подчеркиваю, все менее и менее действенна, по той простой причине, что они все более-менее строятся по одному и тому же сценарию, и по сути они базируются на возможности, если хотите, не знаю, наказания или там противодействия. Как вот с тем же «Северным потоком», вот этой компании сказали нельзя, вот этой компании сказали нельзя, вот этой сказали нельзя, «Северный поток» тормозится. Но, наверное, дай бог, он закончится, я имею в виду завершится и достроится, просто это будет более медленно.

И основной механизм использования санкций это использование прежде всего банковской системы, то есть банки в этом смысле являются, так сказать, самыми главными агентами, которые реализуют эти санкции: они там кому-то открывают счета, кому-то не открывают, какие-то платежи проводят, какие-то не проводят, кому-то говорят — мы бы с вами работали, но вы вот тут подозрительные, не будем.

А в этом контексте сейчас происходит или будет происходить серьезнейшее изменение, которое началось как раз в ковидном 2020 году во всем мире, это разработки так называемых цифровых валют центральных банков. Многие начинали это раньше, но так получилось, что китайцы фактически первыми пришли, что называется, к промежуточному финишу, и в прошлом году они стартовали свой проект. И после этого мы видим, как практически все центральные банки…

Центробанк тоже.

И российский Центральный банк. Там просто вот отличие между ними по датам, я имею в виду, между всеми, настолько короткое, что вообще создается впечатление, что они где-то вместе просто повстречались и договорились. Я шучу, но вот реально…

Некоторые в это верят, между прочим. Вы знаете, есть такие люди, которые верят.

Ну, может быть. Я не знаю, но получилось так, что в октябре практически все объявили, что вот будут. Так вот, в чем основная задача. Не в том, что это какие-то новые деньги, что они как-то там будут более быстрые, медленные, это все можно долго обсуждать. Самое главное, что механизм обращения этих денег, он при стандартном, при мейнстримовском варианте их реализации, он не основан на банках, то есть вам не нужны банки, чтобы проводить операции в цифровых валютах.

И это означает, что допустим, если два Центральных банка, скажем, китайский и российский, договорятся о расчетах в цифровом рубле и в цифровом юане, то никакой банк им для этого другой коммерческий не нужен. И поэтому американская система воздействия, санкции, она здесь будет, как сказать, неприменима, то есть не на кого будет эти санкции, так сказать, распространять, с точки зрения контроля.

И это не только наши два банка, там есть серьезный проект Европейского Центрального банка и банка Японии, которые аналогичную систему двухвалютную создают. И если и когда это случится, даже не если, я уверен, что это случится, скорее, когда, это скорее 2022-2023 год, то после этого механизм вот этого санкционного давления, он окажется очень сильно подорванным.

В том виде, в котором он есть сейчас.

В том виде, в котором он есть, да, в денежной форме. А основная форма давления ― это все равно деньги, это не какие-то силовые методы и так далее, это все равно деньги. И вот тут-то как раз и будет момент истины, да, насколько вот это доминирование американское, связанное с долларом, а на самом деле связанное с банками, с тем, что они, по сути, контролируют мировую банковскую систему (понятно, каким образом, через корреспондентские счета), станет уже слабо применимым. И вот там мы, что называется, уже увидим, какая может быть конфигурация новая и, соответственно, какие санкции реально будут возможны или нет.

В этом смысле SWIFT, о которой сейчас все говорят, ― это вообще то, что просто отомрет в этом смысле.

То есть фактически то, что Дмитрий Песков сказал, не исключил отключение России от…

А это уже сейчас, по большому счету. Еще пройдет год-два, и он, извините, уже будет особо не нужен.

Но за эти год-два можно же серьезно навредить, пока этого не произошло.

Я согласен. Так я про это и говорю, что это не то что прямо сию минуту, но то, каков сложился тренд и как это все меняется, говорит о том, что, в общем-то…

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа