ФСИН подтвердила этапирование Навального в колонию

«У поколения украли будущее». Как годы снижения доходов, отсутствие справедливости и возможностей вывели людей на протесты

Евгений Гонтмахер об экономических причинах протеста-2021
1 февраля, 20:08 Лев Пархоменко
26 023

Гость нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — доктор экономических наук, профессор ВШЭ Евгений Гонтмахер. Лев Пархоменко обсудил с ним нынешние протесты. Основная их аудитория — кандидаты в средний класс в возрасте от 25 до 45 лет, что вынудило их выйти на улицы? Гонтмахер считает, что причиной стало полное отсутствие социальных лифтов при наличии у этих людей амбиций. Он добавляет, что люди ждут не финансовой помощи, а пространства для реализации своих возможностей. Также поговорили о том, в чем отличие протестов 2011 и 2021 года, и как власти могут улучшить нынешнюю ситуацию. По мнению экономиста, несколько ярких прецедентов, вроде конкурентных выборов с участием оппозиционных кандидатов, могли бы гораздо эффективнее повлиять на улучшение настроения общества, чем косметические меры правительства вроде индексации пенсий.

Всем добрый вечер! Это программа «Деньги. Прямая линия». Меня зовут Лев Пархоменко. Как всегда по понедельникам вечером, мы здесь встречаемся в этой студии, чтобы обсудить последние новости экономики. Сегодня у нас будет довольно необычный эфир, потому что мы будем много говорить о последних событиях, которые могут показаться не связанными с экономикой, хотя я-то верю, что все у нас связано с экономикой, что ни возьми: личную жизнь, рабочую, социальную, политическую. Все про деньги в конечном счете.

У нас сегодня в гостях Евгений Гонтмахер, профессор, экономист. Очень рад, что вы к нам сегодня пришли. И давайте мы начнем, попробуем прямо с цифр. Мы где-то на стыке социологии, экономики и, наверно, политических каких-то оценок сегодня эту часть разговора проведем. Давайте начнем с цифр, у нас есть результаты опроса, который проводила группа социологов во главе с антропологом Александром Архиповым, опрос, собственно, участников этих мероприятий. Пока, собственно, опубликованы самые первые цифры, возрастные, так сказать, категории, пока больше мы ничего не знаем, хотя, очевидно, эти данные еще впереди.

С большим отрывом лидирует группа 25–35 лет, а в целом фактически половина всех участников этого протеста ― это 25–46 лет, то есть такой самый активный экономический период жизни, да, люди в самом активном периоде своей жизни. Понятно, да, там очень на самом деле небольшая доля несовершеннолетних, к слову, да, про призывы детей. И, соответственно, на другом конце тоже ― пожилых немного, хотя на других акциях, пожалуй, не в последнее время, но раньше, в начале нулевых, например, мы часто видели протесты, целиком состоящие из пенсионеров фактически и только из них. Это явно не тот случай.

Давайте попробуем на основе этих пока скудных цифр и наших каких-то впечатлений, того, что мы видели, каких-то данных из других источников понять все-таки, что это за люди, и что их туда приводит, на эти площади по десяткам городов нашей страны, и чего они, собственно, хотят, чем они так недовольны.

Во-первых, наверно, первое, что приходит в голову, кроме политических всяких оценок, которые, наверно, мы действительно в меньшей степени сегодня будем оценивать, поддерживают или не поддерживают Навального и так далее, попробуем все-таки экономическую подоплеку этого всего понять. Доходы. Мы, с одной стороны, знаем, что доходы падают уже многие годы, вот даже есть последние некоторые цифры, мы тоже сегодня обсудим. Тем не менее, если мы ― а мы сейчас будем говорить в основном про эту группу 25–45 лет, крупные города, столицы, миллионники в основном, да, что мы можем о них сказать? Они лучше в среднем по стране, хуже в среднем по стране, как они себя в нашей общности нашего социума ощущают?

Это люди, знаете, как я бы назвал эту когорту возрастную? Она одновременно и социально-экономическая. Это люди, потерявшие надежду на улучшение собственной жизни. Снова, тут речь даже не о политике высокой, такой-то лидер, выборы, вы знаете, есть же понятие «богатые», есть с другой стороны бедные. Кстати, бедных очень мало, уверяю вас, что людей, у которых доходы маленькие, на этих митингах было достаточно мало.

И есть вот эта средняя, самая большая группа. Она делится на действительно средний класс, который, в общем, достаточно зажиточен, он небольшой, по всем оценкам, это 8–10% населения, не более. И есть вот эта вот большая прослойка, это процентов 50–60, ― это кандидаты в средний класс, это люди, которые хотели бы жить лучше. Им как раз… Вот они закончили, допустим, университет или получили другое профессиональное образование, у них уже семья у многих появилась, допустим, в двадцать пять лет, да?

Да, двадцать пять уж, да.

Им нужна квартира, какие-то элементарные вещи. Они хотят где-то отдыхать, они хотят ребенку что-то купить. И вот вы сказали, Лев, да, про доходы, вот эти все годы с 2014-го у них потихонечку, потихонечку, именно у этой группы, кстати говоря, в наибольшей степени упали доходы, потому что средний класс, вот этот зажиточный, ― это люди, которые занимают у нас… Это топ-менеджмент, это чиновники какие-то высокие, это люди, у которых сохранились доходы, смею вас уверить, у них возможности для этого есть.

Да, бедным как-то помогали, даже в прошлом году, когда пандемия, какие-то пособия давали, действительно, немножко притормозили рост бедности. А вот эти люди, в общем, ничего не получили. Там, кстати, из них довольно много тех, кто малым бизнесом занимается, кто вообще работает в каких-то коммерческих структурах. Там, кстати говоря, тоже довольно много бюджетников, которые не так много денег зарабатывают, как мы с вами думаем.

И вот у этих людей накопилось вот за эти годы, недаром говорят «потерянное десятилетие».

Да, мы сегодня про него тоже еще поговорим в конкретном разрезе.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы