«Это попытка залезть в прибыль компаний»: почему государство на самом деле регулирует цены

16 марта, 11:35 Лев Пархоменко
722

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая Линия» — экономист, профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин. Он рассказал о том, почему государство на самом деле решило заняться регулированием цен на продукты и какие цели оно преследует. 

Да, тут вы сами упомянули уже и про цены, и про сахар, в частности, поэтому не могу тут же, так сказать, вас не спросить про очередные витки истории с попытками контролировать цены. При этом официальная все-таки риторика говорит нам о том, что дело все в мировых ценах на эти продукты, и что поэтому все уходит на экспорт, и вот поэтому у нас тоже цены растут, вы же говорите все-таки, что все это связано скорее с ростом внутреннего спроса.

Да, я думаю, что с ростом внутреннего, и в этой ситуации лучше… Можно вводить экспортные квоты, то есть квотировать экспорт, задерживать как бы, сократить несколько вывоз за границу товаров, это можно, это нормальная практика временно, для того, чтобы побольше товаров осталось в стране.

Но вот попытки каким-то образом остановить рост цен за счет картельных договоров, за счет прямого административного влияния, это очень плохо, потому что все-таки рыночная экономика устроена так: когда возникает дефицит товара, сначала растут цены, а потом растет предложение. Это нормальная реакция, когда есть, конечно, конкуренция, но она у нас все-таки в какой-то степени есть. А попытка заморозить, она на самом деле дезориентирует компании, и они могут просто отказаться от увеличения производства.

То есть от тех самых инвестиций, которые так хочет наше правительство?

Да. Именно поэтому, мне кажется, это какой-то странный шаг, он такой, скорее, от какого-то испуга, что вот сейчас цены вырастут, люди пойдут протестовать.

Да, но при этом сам вот Владимир Путин буквально 11 марта на совещании по повышению инвестиционной активности сказал, что это не страшно, что не страшно ограничение прибыли из-за контроля цен, так он выразился. Да, вот прямо так и сказал — нет ничего страшного, и что, по его словам, ограничение цен не снижает потенциал отраслей, как раз к слову о возможном росте производства.

Опять же, не очень понятно, если ли какое-то понимание, чем все это кончится и как скоро, потому что как-то мы в какой-то полупозиции как будто оказались.

Да, очень хорошие слова, в полупозиции, или пытаемся сидеть на двух креслах, можно продолжить всякие интересные сравнения. Как бы нужно быть очень последовательным — или заниматься дирижизмом, прямо вот впрямую дирижизмом, говорить, что нужно производить, куда везти и желательные цены в интервале держать, это не госплан, это дирижизм, это такое давление, или же все-таки рассчитывать на рыночные силы. А вот быть между, это самый плохой путь. Здесь вот, кстати, на этом совещании, как раз и прозвучал какой-то такой способ дирижизма, но непоследовательный.

Вообще некоторые страны эти методы когда-то применяли, особенно те, кто вставали с колен когда-то, та же вот Южная Корея, но там существовало очень серьезное как бы доверие, или как Япония, даже может лучше пример, доверие между бизнесом и правительством. То есть там были четкие договоренности, и обе стороны доверяли друг другу, а не рассматривали друг друга как игру в кошки-мышки, то есть вы нам там будете зажимать, мы тогда вот здесь выскочим.

Вот кэйрэцу были созданы в Японии как раз для того, чтобы согласовывать интересы с правительством. Но эта модель в России, она не выстроена, и она как раз построена на недоверии, а на недоверии это работать не будет.

Да, но вот при этом были же относительно недавние эксперименты с топливом как раз, если я не ошибаюсь, 2019-2020 годы, с заморозкой цен на топливо, тоже договоренности с нефтяными компаниями и так далее. А раньше, до этого, там тот же 2007 год еще совсем давний.

Хороший пример. Там не просто договоренности, там ввели демпфер, то есть там нашли экономическую модель. Экономическую модель, которая позволяла нефтяным компаниям не сильно повышать цены, но и как бы не терять на этом, просто чтобы нефтепереработка не остановилась, чтобы она была рентабельной. Этот демпфер, он до сих пор работает, то есть там нашли экономическую модель, а не такую, что вот просто давайте договоритесь, что цены больше чем на 2% не вырастут.

Это попытка залезть в прибыль компаний, да, но если компании рыночные, то в их прибыль залезать можно только с помощью налогов, чтобы как-то все было…

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа