Недовольство россиян охладят деньгами, на помощь Мишустину пришлют Грефа, а роста доходов мы так и не увидим

8 февраля, 20:18 Григорий Алексанян
94 367

Гость нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — профессор, ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов. Обсудили подготовку кабинетом министров новой стратегии социально-экономического развития — поможет ли сфере IT избавление от токсичных государственных денег, а гражданам, чьи доходы упали — адресная финансовая помощь в условиях роста цен на продукты из-за продовольственных контрсанкций? Поговорили об эффективности мер по заморозке цен на социально значимые продукты — гость считает, что эта мера не позволяет ценам выполнять функцию канала передачи информации, искажая отражение реального спроса и сокращая объемы инвестиций. Затронули тему недавних протестов — помогут ли социальные выплаты сгладить недовольство населения? Также Ениколопов рассказал, реально ли россиянам самостоятельно накопить на пенсию. 

Добрый вечер. Это программа «Деньги. Прямая линия» на телеканале Дождь. Как всегда в начале недели, а именно в понедельник в семь часов вечера, мы встречаемся в студии Дождя для того, чтобы побеседовать о том экономическом состоянии России, о котором так или иначе говорят все, от простых жителей до членов правительства, и говорим мы, в том числе, с нашими приглашенными гостями и экспертами, которые приходят к нам в студию или появляются к нам посредством различных средств связи.

И сегодня у нас в гостях наш достаточно частый гость Рубен Ениколопов, профессор, ректор Российской экономической школы. Рубен, добрый вечер.

Добрый вечер.

Спасибо, что сегодня с нами. Сегодня давайте поговорим сразу, скажем так, о попытках российского правительства так или иначе как-то взять в руки ту ситуацию, которая сейчас происходит. Вот год исполнился правительству Мишустина, и практически к этой годовщине, собственно говоря, кабинет министров решил подготовить некую новую стратегию социально-экономического развития, то есть каждый год нам какую-то новую модель создают, и обещают, и говорят, вот сейчас мы все проработаем, сейчас все будет, вот у Медведева, а вот сейчас вот мы сделаем, сейчас все будет хорошо.

Я не знаю, знакомы вы или нет с какими-то основными моментами, о которых писал, в частности, The Bell, там любопытно, что есть, скажем, по сути это новая оболочка для тех самых национальных проектов, которые фактически уже перестали быть на повестке дня, потому что про них уже забыли, не говорят, есть теперь у нас концепция к 2030 году, все опять сдвинулось. И любопытно, что вот три самых интересных блока, которые подготовили, это новый общественный договор, это некое универсальное семейное пособие для нуждающихся, которое собирается ввести правительство, и это будут, как обещают, прямые выплаты обеспечения малоимущих продуктами питания. Это то, о чем мы в принципе говорили в программе «Деньги», о том, что Минпромторг хочет переводить деньги на еду и выделять некие food stamps, карточки или талоны на еду, это отдельный разговор. Повышение доверия или улучшения делового климата за счет реформы правоохранительной и судебной системы, как бы это странно сейчас ни звучало на фоне того, что мы видим. И некая национальная инновационная система, это развитие IT-компаний, IT-экономика, то, что так любит и хорошо знает Михаил Мишустин.

С чем вы связываете очередную переупаковку, скажем так, вот этих национальных проектов? Это в первую очередь потому, что уже, как мы сказали, о них забыли и они не стоят на повестке дня, никто про них не говорит, а при этом деньги, которые на них выделяются, даже не успевают полностью освоить, как вы считаете?

Я думаю, это действительно связано с тем, что есть некий запрос, на самом деле в обществе есть запрос на какие-то изменения, что-то новое, потому что очевидно, что ситуация в экономике совершенно нерадостная. Она лучше, чем ожидалось, это надо тоже признать, в смысле, что когда начался кризис COVID в апреле-мае, ожидали, что будет совсем плохо все, мы прошли более-менее как бы неплохо по международным, если сравнивать с развитыми странами. Другой вопрос, прошли как бы если брать по ВВП, если брать по располагаемым доходам населения, то поскольку у нас были все-таки достаточно ограниченные меры по поддержке, которые прежде всего семьям с детьми, они сработали, безусловно, но все-таки они не полностью компенсировали падение располагаемых доходов населения, в отличие от некоторых других стран, таких как США или Европа, у которых падение ВВП, может быть, даже сильнее, чему у России, но падение располагаемых доходов, оно минимальное, вообще у некоторых где-то рост был, за счет гигантских вливаний. А вот у нас основная проблема это падение доходов населения, во всяком случае, большой его массы, потому что у нас дополнительно к этому растет неравенство, поэтому кому-то, может быть, кто-то себя чувствует вполне хорошо, но в среднем большинство людей, конечно же, очень сильно пострадали. Какой-то ответ на это у государства должен быть.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа